Цена простых решений

Вадим Сосков
27 августа 2012, 00:00
Фото: ИТАР-ТАСС
Вадим Сосков

Часто простые решения бывают самыми эффективными. Но когда речь идет о масштабных государственных проектах, путь наименьшего сопротивления может завести в тупик. Последние несколько месяцев разные министерства и ведомства заняты разработкой нового этапа пенсионной реформы. Откладывать решение этого вопроса дальше невозможно: в прошлом году дефицит пенсионного фонда составил более 900 млрд рублей, в этом — перевалит за триллион. В итоге у государства может просто не хватить ресурсов для ликвидации этой дыры в бюджете ПФР.

Что предлагают чиновники отдельных ведомств? Пойти по самому простому пути — ликвидировать (или сильно сократить) отчисления, из которых формируется накопительная часть пенсии. И направить эти средства на текущие выплаты. То есть вернуться к действовавшей до 2002 года распределительной системе пенсионного обеспечения. От которой, к слову, отказались уже все развитые страны. К чему это приведет, предположить несложно. Через несколько лет, когда число работающих людей (и налоговые поступления с их зарплат) существенно уменьшится, государство не сможет отвечать по принятым обязательствам. Придется или повышать налоги, или снижать пенсии. А скорее всего и то и другое. Помните, какие беспорядки были в Греции после принятия таких решений?

Профессиональное сообщество вместе с представителями ряда министерств и ведомств разработало более эффективный и разумный вариант модернизации уже действующей системы. Итак, что мы предлагаем.

Во-первых, принять ряд мер, которые помогут решить проблему дефицита пенсионного фонда и без ликвидации накопительной части. Необходимо вести работу по увеличению доли «белых» зарплат. И во-вторых, все-таки принять законопроект о досрочных пенсиях, который предусматривает увеличение страховых взносов для предприятий с вредными условиями труда. Ведь что сейчас получается? Такие компании и условия труда не улучшают, и взносы платят наравне со всеми. Между тем их работники имеют право на досрочную пенсию. А нагрузка по выплате досрочных пенсий целиком и полностью лежит на бюджете. Законопроект, увеличивающий ставку страховых взносов для работодателей с вредными условиями производства, был еще 10 лет назад принят в первом чтении, но оказался заблокирован крупными промышленными группами.

В-третьих, надо сократить список лиц, имеющих право на досрочную пенсию. И все-таки повысить пенсионный возраст. Это также можно сделать разумным способом: например, тем, кому сейчас только 25 лет, повысить пенсионный возраст до 62–63 лет. А тем, кому тридцать, — до 61 года.

Кроме этого, необходимо улучшить эффективность управления пенсионными средствами. Для этого нужно перейти к мировой практике гарантий возвратности взносов на долгосрочном интервале. Например, как в Германии, гарантировать сохранность всех сделанных пенсионных взносов к моменту выхода гражданина на пенсию. Напомним, что сейчас управляющие компании обязаны гарантировать сохранность взносов пенсионера и заработанного на них ранее дохода в интервале в один год. Что мешает нам зарабатывать деньги для будущих пенсионеров и создает ряд других проблем. Ведь сейчас пенсионные деньги, переданные НПФ и УК, являются не длинными ресурсами (как на Западе), а пассивами сроком один год. Поэтому мы вынуждены инвестировать эти средства только в консервативные инструменты с невысокой доходностью.

Стоит также упомянуть, что сейчас НПФ и УК поставлены в неравные условия по сравнению с другими частными компаниями. Только у нас выручка привязана к инвестиционному доходу. Мы несем постоянные издержки по обслуживанию пенсионных накоплений 15 млн россиян — и в некоторые годы делаем это за свой счет. Такого нет ни в одной стране мира. Мы предлагаем: установить вознаграждение в процентах от активов. Оно может быть очень небольшим — доли процента.

Плюс к этому надо расширить перечень инструментов для инвестирования. Сейчас по закону у нас есть возможность инвестировать только в ограниченный перечень инструментов. И на средства пенсионных накоплений мы не можем купить бумаги таких уважаемых эмитентов, как «Газпром» и «Роснефть», поскольку одним из критериев попадания в список А1 является наличие у компании независимых директоров. Видимо, если государство заинтересовано в долгосрочных инвестициях в солидные отечественные предприятия, оно должно обязать их соответствовать мировым корпоративным стандартам, от которых руководство этих предприятий шарахается, как черт от ладана.

В завершение надо сказать, что мы готовы инвестировать средства пенсионных накоплений в фонды прямых инвестиций, строительство жилья, инфраструктурные проекты.