«Я не спекулянт, я созидатель…»

Один из крупнейших российских предпринимателей, глава и владелец группы компаний «РАТМ Холдинг» Эдуард Таран сдает свои позиции в цементном бизнесе. Дальнейшее приложение капитала он ищет в бизнесе по производству стеклотары. Сюда он готов инвестировать до миллиарда долларов

Фото: Алексей Майшев
Понеся потери в цементной войне, Эдуард Таран, глава и владелец группы компаний РАТМ, не унывает и ищет новые возможности для диверсификации капитала

Ровно два года назад крупный новосибирский бизнесмен Эдуард Таран, чье состояние, по разным оценкам, составляет от полумиллиарда до миллиарда долларов, был арестован по подозрению в даче взятки. Спустя два месяца он вышел под залог (позже дело было закрыто) и стал спешно продавать активы ключевой для группы РАТМ цементной отрасли, с которой ранее связывались весьма амбициозные планы. Уголовное дело против Тарана было выгодно Олегу Шарыкину, основному владельцу конкурирующей с группой РАТМ компании «Сибирский цемент» (см. «Кто есть кто»). У Шарыкина и Тарана на тот момент был в разгаре многолетний корпоративный конфликт: оба они поровну владели заводом «Ангарскцемент», и каждый хотел иметь над ним полный контроль. («Эксперт» писал об этих событиях, см. «Кто быстрее примерит корону», № 34 за 2010 г.) Контроль над «Ангарскцементом» означал монополию на производство и продажу цемента во всей Сибири. Конечным итогом должно было стать поглощение активов проигравшего сражение конкурента.

Очевидцы конфликта рассказывали, что в особо острые периоды он сопровождался множеством детективных элементов: были и подслушивающие устройства, и взрывчатка. На заводе постоянно находилось большое количество хорошо вооруженных людей. Одним словом, борьба за «Ангарскцемент» велась, как в «лихие» девяностые.

Судя по тому, что в результате Эдуард Таран оказался в СИЗО, он проиграл Шарыкину. К тому же в то время Таран начал строительство нового цементного производства на базе своего главного завода «Искитимцемент» и задолжал Сбербанку более 200 млн долларов. В итоге в 2011 году Таран продал свою долю акций в «Ангарскцементе» некой Русской цементной компании, созданной при участии «Сибирского цемента». По той же причине Таран продал свою долю «Искитимцемента» и выпустил из-под дружественного контроля блокирующий пакет акций этого предприятия. И судя по всему, он готов полностью продать завод. В совете директоров «Искитимцемента» из семи человек трое так или иначе связаны с «Сибирским цементом» и его акционерами. Можно предположить, что структуры г-на Шарыкина являются крупными акционерами «Искитимцемента». Сегодня Таран может только торговаться о цене своего полного выхода из цементного бизнеса. По его словам, он надеется получить за это порядка полумиллиарда долларов.

Ставка, видимо, будет сделана на производство стекольной тары (бутылки под пиво, водку, вино; банки для консервирования). В беседе с «Экспертом» г-н Таран обмолвился, что готов потратить на производство стеклотары до миллиарда долларов. Пока он владеет лишь новосибирским заводом «Экран» — крупнейшим производителем стеклотары за Уралом, однако доля этого предприятия на российском рынке невелика — около 3%. Объем рынка стеклотары в России — 1,5–2 млрд долларов, он не консолидирован, и у Тарана есть все шансы побороться за лидерство на нем. Турецкая компания «Русджам», входящая в Şişecam Group (10-е место в мире по производству стекла), контролирует около 27% российского рынка и является его лидером, остальные игроки — в разы меньше (см. график). В ближайшие годы ожидается быстрый рост стеклотарного рынка (из-за усиления госрегулирования в его ключевом сегменте — пивной тары). Таран, видимо, пытается создать активы, которые обеспечили бы ему региональное монопольное или околомонопольное положение.

Одним словом, несмотря ни на что, Эдуард Таран не унывает и находит для себя новые сферы приложения интересов, сил и капитала.

В конструктивном диалоге

Судя по всему, многолетний корпоративный конфликт «РАТМ Холдинга» и «Сибирского цемента» завершен?

— У нас длительное, скажем так, сотрудничество с «Сибирским цементом», еще со времен Советского Союза. Видимо, наш конфликт был предопределен: и РАТМ, и «Сибирский цемент» развивались на одном рынке, конкурентные противоречия были заложены самой рыночной средой. С другой стороны, мы с господином Шарыкиным имели амбиции и потому не могли договориться. После покупки нами акций завода «Ангарскцемент» началось прямое противостояние. Экономический кризис, финансовое состояние «Ангарскцемента» и необходимость найти выход из конфликта привели нас за стол переговоров.

В итоге мы решили, что группа РАТМ продаст «Ангарскцемент», и обсудили цену. Завод мощностью миллион тонн по мокрому способу производства был оценен по рыночной стоимости более чем в 140 миллионов долларов. Сделка уже завершена, полученные средства пошли на погашение кредита Сбербанка и реструктуризацию долгов «Искитимцемента». Покупателем выступила Русская цементная компания (РЦК).

Вам известны владельцы или конечные бенефициары Русской цементной компании?

— Полной информации о владельцах РЦК я не имею. По моим данным, «Сибирский цемент» является ее миноритарием, но размер доли и степень влияния в ней «Сибцема» мне неизвестны. Соучредителем Русской цементной компании была госкорпорация «Ростехнологии». Нынешний размер ее участия в капитале РЦК мне также неизвестен. Тем не менее наличие государства в акционерах компании придавало сделке определенный вес. Наш выход из «Ангарскцемента» в пользу Русской цементной компании был здоровым компромиссом, поскольку конфликт, конечно, носил эмоциональный характер.

Кризис 2008–2010 годов принес «РАТМ Холдингу» много финансовых и других проблем, а мне лично, как российскому предпринимателю, — в том числе проблемы с правоохранительными органами.

В 2010 году я был арестован по подозрению в даче взятки. В том же году меня отпустили, дело в отношении меня было прекращено за отсутствием состава преступления. Человек, давший взятку, был осужден. Высказывалось много версий, что заказчиком дела являлся «Сибирский цемент». Могу ответственно заявить: виновниками возникших проблем была группа работников органов внутренних дел, которые сейчас уже уволены. «Сибцем» ни при чем.

Осенью 2010 года на приватизационном аукционе государство продало 25,5 процента акций «Искитимцемента». Но не вам. Теперь, насколько нам известно, и в этом основном активе у вас новые партнеры.

— Госпакет «Искитимцемента» выкупил мой партнер, владелец группы «Росэнергомаш» Владимир Палихата. Но он не стратег в этом бизнесе, он финансист. У нас был договор: я гарантирую его законное пребывание в совете директоров завода и возможность выхода из него, с тем чтобы я имел приоритетное право выкупа этого пакета. Палихата был в проекте порядка восьми месяцев, с ноября 2010 года. За это время мы с ним выполнили антикризисную работу на «Искитимцементе», погасили часть долгов перед Сбербанком. Потом Владимир Палихата продал свой пакет по рыночной цене, которая его полностью устроила.

Кто стал покупателем?

— Акционеры, дружественные «РАТМ Холдингу» и холдинговой компании «Сибирский цемент». Их интересы в совете директоров ОАО «Искитимцемент» с моего согласия представляют Валерий Бодренков и Наталья Агеева.

Сколько акций ОАО «Искитимцемент» принадлежит группе РАТМ сегодня?

— У группы РАТМ 63 процента, 10 процентов были проданы мной «Сибирскому цементу» по стоимости, близкой к стоимости «Ангарскцемента», остальными акциями владеют прочие юридические и физические лица.

Тогда закономерный вопрос: вы выходите из цементного бизнеса? Ведь все эти сделки выглядят как последовательная комбинация по такому выходу, заранее обговоренная сторонами…

— Пока я в цементном бизнесе, но принял решение дальше его за счет приращения активов не развивать. Продан «Ангарскцемент», ликвидирован ряд проектов в европейской части России. Все внимание отдано «Искитимцементу» — там достраивается новое высокорентабельное производство. Но отдельно взятый завод не стратегия. Одним из эффективных путей было бы слияние активов группы РАТМ и «Сибирского цемента». Мы ведем диалог на эту тему, но конкретной договоренности пока нет. Мы рассматривали и рассматриваем полную продажу «Искитимцемента», но сегодня сохраняем над ним контроль.

А старые обиды на господина Шарыкина не мешают в управлении?

— Конфликт между «РАТМ Холдингом» и «Сибирским цементом» исчерпан. Он никогда не носил личного характера, с Олегом Шарыкиным мы поддерживаем деловые и дружеские отношения, находимся в конструктивном диалоге.

Эмоции сложного периода

Когда вы планируете достроить новые мощности на «Искитимцементе»?

— Строительство этого завода стало настоящим испытанием для группы РАТМ. В свое время, еще до кризиса, под этот проект мы получили от Сбербанка кредит сроком на семь лет на комфортных условиях. Тогда в России новые заводы не строили, мы были первые. Но в кризис банки, пересчитав риски, сделали нам предложение увеличить залог для открытия дальнейшего финансирования. Мы подумали, что усиление залоговой части по «Искитимцементу» поможет нам получить госгарантии. К сожалению, эта работа заняла более года, притом что госгарантий мы так и не получили. Стройку пришлось на время заморозить. Честно скажу: за эти три года я неоднократно корил себя за непомерные амбиции. Иметь кредит в 200 миллионов долларов, непростой рынок и пытаться реализовать крупный и сложный проект — неблагодарное дело. Но это были эмоции трудного периода.

Мы все-таки прорвались и реанимируем проект. В июне мы реструктурировали на семь лет кредитную задолженность Сбербанку и имеем корректный график ее погашения. Есть договоренность о возобновлении финансирования проекта по итогам сдачи финансового баланса за шесть месяцев этого года.

Мы уже вложили в строительство 6 миллиардов рублей. Полностью готово техническое обоснование со всеми необходимыми разрешениями, построены фундаменты под все основные здания — технологические, склады, для силоса и так далее. Закуплена и доставлена большая часть оборудования, необходимого для монтажа. До кризиса мы оценивали весь проект строительства завода по сухому способу производства в 10–11 миллиардов рублей; сегодня, с учетом долга и обслуживания по нему, он стоит 15 миллиардов. По нашим оценкам, для завершения строительства нужно порядка 6–7 миллиардов рублей и два — два с половиной года времени. В частности, полгода потребуется на привлечение финансирования, доработку договоров с субподрядчиками и доукомплектацию оборудования. Начать строительство планируем в 2013–2014 годах, а выйти на пуск — в 2015 году. Завод будет производить 1,3 миллиона тонн цемента.

Получается, новый завод в 1,3 миллиона тонн мощности стоит почти 500 миллионов долларов. А во сколько вы оценили бы весь «Искитимцемент» с учетом имеющихся мощностей по мокрому способу?

— Сейчас «Искитимцемент» стоит 1,2 миллиарда долларов. Завод располагает двумя миллионами тонн мощностей по мокрому способу, это наши старые мощности, но они все отремонтированы. Сегодня тонна цемента на заводе в Искитиме продается где-то за 3,1 тысячи рублей, или почти за 100 долларов. То есть удельная доходность — EBITDA на тонну — порядка 40 долларов. Чтобы оценить бизнес с учетом капиталоемкости отрасли, эти 40 долларов надо бы помножить на коэффициент 7. То есть мы получаем коэффициент стоимости нашего актива 280 долларов на тонну мощности. Таким образом, старые мощности «Искитимцемента» стоят 560 миллионов долларов. Сметная же стоимость строительства нового завода, как я уже говорил, — порядка 500 миллионов долларов. Еще порядка 200 миллионов — премия за географию. Ведь завод расположен в регионе с населением более 10 миллионов человек: Омск, Томск, Новосибирск, Алтай и Казахстан. К тому же «Искитимцемент» — портовый завод, мы располагаем причалом с выходом на реку Обь. В советское время строился завод для поставок цемента в Обскую губу, где сосредоточены значительные запасы нефти и газа.

Цементный завод «Искитимцемент» скоро может сменить хозяина expert_816_034.jpg Фото: Алексей Майшев
Цементный завод «Искитимцемент» скоро может сменить хозяина
Фото: Алексей Майшев

— 1,2 миллиарда долларов — это, видимо, стоимость завода без учета долга?

— Да. Чистый долг «Искитимцемента» на сегодня — 183 миллиона долларов. К моменту достройки завода долги компании составят 300–400 миллионов долларов. Эту сумму, естественно, надо будет вычесть. Хочу отметить, что через пару лет цена актива вырастет до полутора миллиардов долларов. У него будут хорошие рыночные перспективы на ближайшие пять лет, и я думаю, может, не стоит выходить из этого бизнеса?

С прицелом в бутылочное горлышко

Допустим, что за 63 процента акций «Искитимцемента» вы получите ожидаемые 500 миллионов долларов. Вы их положите в швейцарский банк или в акции инвестируете?

— В цементной отрасли я стратег, я созидатель, поэтому моя задача — строить заводы и эффективно ими управлять. Но «РАТМ Холдинг» всегда работал как инвестиционный фонд, поэтому, если появятся проекты с более высокой доходностью, более интересные, я их, конечно, с удовольствием буду реализовывать.

Внутри холдинга есть два проекта, которым я уделяю сейчас много времени. Во-первых, мы начинаем строительство завода по производству стеклотары. У нас есть наработки по возможной консолидации рынка стеклотары, слиянию с другими игроками. Суммы на это мы закладываем очень большие — производители стеклотары имеют хорошие возможности для роста. Во-вторых, мы развиваем бизнес-направление по производству оптико-электронных приборов для нужд обороны страны.

Оно представлено тремя активами, занятыми в производстве военной техники. Ростовский оптико-механический завод выпускает наблюдательные и прицельные комплексы управления огнем для сухопутных и бронетанковых, военно-морских и пограничных войск. Лыткаринский завод оптического стекла производит приборы наблюдения и ночного видения для военной техники, а также оптические материалы для различных областей науки и производства. На новосибирском предприятии «Экран — оптические системы» разрабатываются и производятся электронно-оптические преобразователи для приборов ночного видения, фотоэлектронные умножители, которые используются в космических, ядерных и медицинских исследованиях, астронавигации и летательных аппаратах.

Мы выполняем гособоронзаказ и являемся поставщиками и «Ростехнологий», и напрямую Министерства обороны.

В настоящее время Ростовский оптико-механический завод активно развивает сотрудничество с крупнейшим французским военным холдингом Sagem по производству оптических вооружений.

Входящие в группу компаний РАТМ оборонные предприятия имеют лицензии на экспорт вооружений или вы работаете через «Рособоронэкспорт»?

— Только через «Рособоронэкспорт». В течение последних трех лет мы неоднократно предлагали руководству госкорпорации «Ростехнологии» войти с нашими оптическими активами в государственный оптический холдинг, с появлением миноритарного пакета с нашей стороны и возможностью участия в управлении. Но, видимо, эта идея пока опережает время. Заявление руководителей государства о возможности частно-государственного партнерства в производстве вооружений дает надежду, что наша идея будет принята.

А насколько вообще рентабелен оборонный бизнес?

— Надо заниматься инвестициями, разработкой новых технологий, тогда и бизнес будет высокодоходным.

У вас в этом бизнесе есть какие-то инновации?

— У нас есть прорывные технологии, в основном в области физики полупроводников. Но конкретные тематики засекречены. Оборонный бизнес небольшой по выручке, но для меня — самый стратегически интересный. Наши разработки могут привлечь порядка миллиарда долларов государственных инвестиций.

Простите за неделикатный вопрос, но на что там может быть потрачен миллиард долларов?

— На науку.

Там же длинные и труднопредсказуемые сроки окупаемости. Это же не бизнес-проекты.

— Прикладная наука действительно не имеет рыночных сроков окупаемости. Это бизнес-направление может дать более чем 30 миллионов долларов прибыли и достичь капитализации 200 миллионов долларов. Более того, привлечение иностранного партнера при выполнении гособоронзаказа плюс инвестиции в науку могут увеличить все эти показатели в пять-семь раз. Ожидания от оборонки у меня лично высокие.

В стеклотарном бизнесе, видимо, ситуация более предсказуема?

— Сегодня это один из самых приоритетных для нас проектов. Завод «Экран» в Новосибирске работает на европейском оборудовании, кредитуется иностранным банком. В июне 2010 года состоялся запуск нового стекольного комплекса из трех линий, производящих бутылки из коричневого стекла. Производственная мощность предприятия на сегодня — 550 миллионов условных бутылок в год. В 2011 году выручка завода по сравнению с показателями 2010 года выросла на 22 процента.

Сейчас мы рассматриваем крупнейший и актуальный для нас проект — строительство шестой стекловаренной печи на «Экране» с использованием технологии узкогорлового прессовыдувания. Для его реализации, по предварительной оценке, понадобится более 60 миллионов евро инвестиций. Средства будут предоставлены консорциумом инвесторов, в том числе несколькими крупнейшими чешскими банками.               

Кто есть кто

Главные активы группы компаний «РАТМ Холдинг» сосредоточены в цементной промышленности, оптико-электронном приборостроении, оборонной, стекольной промышленности, а также в девелопменте (см. таблицу). Основной актив группы РАТМ — «Искитимцемент» (производственная мощность — 1,64 млн тонн цемента). Финансовые показатели группы не раскрываются, но владелец холдинга Эдуард Таран сообщил «Эксперту», что в 2011 году они составили: по выручке — 562 млн долларов, по чистой прибыли — 96 млн долларов, по чистому долгу — 228 млн долларов.

ОАО «Холдинговая компания “Сибирский цемент”» — крупный российский цементный холдинг. Основные активы: Топкинский, Красноярский и Тимлюйский цементные заводы. Имеются миноритарные пакеты в «Ангарскцементе», Русской цементной компании (26%), комбинате «Волна» (производство стройматериалов), компании «Сибирский бетон» и ООО «Кузбасстрансцемент» (оператор специализированного железнодорожного подвижного состава). Производственная мощность ХК «Сибцем» — 6,7 млн тонн цемента, консолидированная выручка по стандартам МСФО — 426 млн долларов, чистая прибыль — 47 млн долларов. Основной владелец компании — Олег Шарыкин.

ООО «Русская цементная компания» (РЦК) холдинговая структура, образованная в 2010 году для скупки активов в цементной отрасли в Сибири. Владельцы РКЦ: ОАО «ХК “Сибирский цемент”» (26%), госкорпорация «Ростехнологии» (24,9%), остальные 49,1% принадлежат трем офшорам, бенефициары которых не раскрываются. В 2011 году РЦК приобрела у «РАТМ Холдинга» 50,5% акций «Ангарскцемента» за 70 млн долларов на кредитные средства. В опубликованных в СМИ планах РЦК намеревалась приобрести еще 63% акций «Искитимцемента». Если это произойдет, то пять из шести крупнейших цементных заводов Сибири будет контролировать одна и та же группа лиц во главе с Олегом Шарыкиным.