Слишком много серого

Ольга Власова
3 сентября 2012, 00:00

На прошлой неделе на съезде Республиканской партии США Митт Ромни был официально утвержден кандидатом в президенты. Но его перспективы занять президентское кресло выглядят сомнительно

Фото: AP
Митт Ромни

«Пятьдесят оттенков серого без секса» — так язвительно отозвался британский еженедельник Economist об экономической программе Митта Ромни по возрождению Америки (имеется в виду ее сравнение с нашумевшим эротическом бестселлером, весь смысл которого состоял как раз в откровенных сценах). Действительно, в том, как крупный бизнесмен-мормон позиционирует свое конкурентное преимущество по сравнению с действующим президентом Бараком Обамой, при ближайшем рассмотрении оказывается мало смысла. Ромни подает себя как представителя корпоративной Америки, который хорошо разбирается в бизнесе и сможет поправить экономическое и финансовое положение страны. Однако его идеи о сокращении бюджетного дефицита, снижении налогов и реформе системы здравоохранения, ласкающие слух американских избирателей, до сих пор остаются на уровне лозунгов. Митт Ромни не рассказывает самого интересного: как же он собирается это сделать.

В то же время политический фон, на котором разворачивается предвыборная борьба, дает Ромни значительные преимущества. Разочарование в способности Обамы стать сильным лидером и ощутимо улучшить экономическую ситуацию в стране изначально расположило значительную часть американского электората к республиканцам. Очевидно, что если бы они были в состоянии предложить более жизнеспособного кандидата, то победа на выборах им была бы обеспечена. Однако отсутствие вменяемых консервативных лидеров (ближайший внутрипартийный соперник Ромни католик Рик Санторум выглядел настолько маргинально, что точно не имел шансов сплотить вокруг себя даже традиционно консервативный электорат) серьезно уменьшило их шансы на успех. Сегодня, согласно опросу американского интернет-ресурса RealClearPolitics, Обама и Ромни имеют практически равные результаты (у Ромни легкий перевес в полтора процента на уровне погрешности подсчета). Согласно опросу WSJ, хотя 43% опрошенных считают, что Ромни имеет более впечатляющие экономические идеи (про Обаму так думают 38%), 58% считают Обаму более приятным и человечным кандидатом (про Ромни так думают только 22%), поэтому за Обаму проголосовало бы 48%, в то время как за Ромни — 43%.

Недоговаривание чего-то важного, а также противоречивость, как говорят многие, «мутность» республиканского кандидата (будучи губернатором штата Массачусетс, он проводил в жизнь идеи и проекты, прямо противоположные тем, которые выдвигает сегодня как правый кандидат в президенты) представляют серьезную проблему для успеха его избирательной кампании. Прежде всего, многие американцы до сих пор не уверены в своей готовности увидеть президентом мормона (во многом потому, что до конца не понимают, что это значит; евангелисты, например, являющиеся очевидным электоратом консерваторов, и некоторые другие христианские конфессии причисляют мормонов к язычникам). Эта странность изначально существенно ограничивает риторику республиканского кандидата в президенты, который традиционно должен апеллировать к боговдохновенности и богоизбранности американского народа, прокладывая путь к сердцу избирателей.

Неудачной оказалась и попытка Ромни увлечь избирателей своей внешнеполитической риторикой. Если заявление о том, что Россия — стратегический противник США, скорее порадовало традиционных консерваторов, то обещание объявить Китай валютным манипулятором на следующий день после выборов заставило многих задуматься о том, какие экономические проблемы ожидают США при таком обращении с Китаем. Зарубежное турне Ромни, которое он совершил, надеясь отвлечь внимание электората от скандала, связанного с обнаружившимися офшорными счетами и компаниями кандидата, выставило его малообразованным и не умеющим вести себя в приличном обществе. Джордж Буш тоже плохо был знаком с этикетом и географией, но он был обаятелен и умел разговаривать с людьми, в отличие от Ромни, который умудрился обидеть одновременно и действующего британского премьера, и лидера оппозиции (Дэвиду Кэмерону он сказал, что Лондон плохо подготовлен к Олимпиаде, ставя в пример свою собственную работу по проведению олимпиады в Солт-Лейк-Сити, а Дэвида Милибэнда просто забыл, как зовут).

Сгладить недовольство своей религиозной принадлежностью, а также приобрести более конкретный экономический план Митт Ромни попытался, выбрав в качестве вице-президента правоверного католика и настоящего консерватора, председателя парламентского бюджетного комитета Пола Райана, предложившего в этом году свой собственный проект бюджета, предусматривающий значительное урезание социальных трат и снижение налогов при полном сохранении расходов на военно-промышленный комплекс. Пол Райан также знаменит своим предложением о переводе системы медицинского обеспечения пенсионеров (сегодня все пенсионеры после 65 лет обеспечиваются медицинской помощью за счет государства) на ваучеры, что будет означать серьезное ограничение доступа американских стариков (сегодня их около 50 млн) к медицинскому обслуживанию. Однако, согласно опросам, назначение Райана пока тоже не принесло Ромни дополнительных процентов. Отчасти потому, что его проект бюджета, при всей своей свирепости, совершенно не объясняет, чем будет заткнута дыра дефицита, если вместе с сокращением социальных расходов Райан предлагает снизить за счет сокращения налогов и бюджетные поступления.