Слово кандидата

3 сентября 2012, 00:00
Фото: АР
Республиканцы в случае победы Ромни намерены поставить на место «зарвавшуюся Россию»

На съезде Республиканской партии США во Флориде Митт Ромни, бывший губернатор штата Массачусетс, был официально избран кандидатом от партии на пост президента. Хотя Ромни обошел своих соперников-республиканцев по праймериз еще в мае, теперь он сможет начать кампанию, нацеленную на Вашингтон. Аналитики считают, что эта кампания будет очень дорогая: согласно оценкам Центра ответственной политики — независимого института, отслеживающего финансирование политических кампаний, — общая стоимость агитации на выборах президента, а также в Конгресс составит 5,8 млрд долларов. Это на 7% больше, чем в 2008 году, и превышает годовой ВВП небольшой африканской страны, например Малави. Причина дороговизны — неясный исход выборов. Согласно соцопросам, президент Обама пока оказывается впереди по количеству голосов выборщиков (которые пропорциональны населению штатов). Однако его лидерство недостаточно, чтобы обеспечить победу сегодня — исход борьбы решат результаты в «переменных штатах», таких как Огайо, Айова или Флорида, где ни один из кандидатов не имеет перевеса. В целом, по данным сайта Realclearpolitics на 31 августа, Обама может рассчитывать на голоса 221 выборщика, Ромни — на 191, а еще 126 пока не приняли окончательного решения.

Пытаясь склонить чашу весов на свою сторону, Ромни включил в предвыборную программу ряд весьма радикальных пунктов — от обещания избавиться от импорта нефти до намерения вернуться к агрессивной внешней политике периода Джорджа Буша. Одним из самых ярких пунктов стало обещание поставить на место «зарвавшуюся Россию». Для этого Митт Ромни планирует пересмотреть СНВ-3, «освободить Европу от российской газовой зависимости» через ускорение строительства трубопровода «Набукко» и поставки американского сланцевого газа в Европу, а также «освободить Россию от авторитаризма» через более активную поддержку российских институтов гражданского общества. Эти заявления вызвали бурю эмоций в российских общественных, политических и академических кругах. В случае победы Ромни, градус отношений, конечно, понизится, да и о перезагрузке говорить перестанут — однако никакой критической угрозы Москве эта победа не несет. Слова Ромни нацелены исключительно на внутреннее потребление — республиканцы пытаются мобилизовать свой электорат. В реальности же американский президент — вне зависимости от того, кто им станет, — не может позволить себе в условиях колоссального бюджетного дефицита, огромного внешнего долга, серьезных проблем на Ближнем Востоке и скорых серьезных проблем в Восточной Азии еще и портить отношения с Москвой. Вместо этого он продолжит проводить умеренную внешнюю политику для того, чтобы никто не мешал Штатам разбираться с внутренними экономическими и социальными проблемами. (Подробнее о предвыборной кампании США см. «Слишком много серого».)