В ожидании черного дня

3 сентября 2012, 00:00

Редакционная статья

Малокровие — заболевание, характеризующееся дефицитом крови в организме или недостаточным количеством ее основного элемента — гемоглобина. Страдающие малокровием люди жалуются на слабость, быструю утомляемость и общее недомогание. Лечится это приемом веществ, повышающих содержание гемоглобина. Деньги — тот же гемоглобин для хозяйства. И наша экономика, страдающая долговременным дефицитом ликвидности, очень нуждается в каких-то полезных инъекциях. Однако пока консилиум лекарей обходит вниманием симптомы малокровия: вялотекущую депрессию, невозможность серьезных инвестиционных проектов, предпочитая лечить экономику от уже давно излеченной болезни, инфляции.

Термин «денежное смягчение», хорошо известный американцам, нам неведом. Это они всерьез говорят, что «экономика растет, но этот рост нельзя признать достаточным, поэтому мы рассмотрим вопрос о денежном смягчении». Мы же будем печально обсуждать, что вплоть до 2014 года не можем рассчитывать на темпы роста выше 4% годовых, и тут же фиксировать, что прежних источников денег — притока из-за границы или роста экспорта — в обозримой перспективе нам не дождаться, поэтому не ясно, на что мы надеемся после 2014 года.

Парадокс в том, что такая скупость наших ЦБ и Минфина не есть жадность государства, не желающего тем или иным образом раздать деньги частному бизнесу. Государство мало того что является единственным потенциальным эмиссионным центром в стране, в течение последних пяти лет оно только увеличило долю денежной ликвидности, которой непосредственно управляет. Достаточно сказать, что примерно половина прибыли (не пассивов и не капитала) российской банковской системы сконцентрирована в одном государственном банке — Сбербанке. И в то же время государственные компании и игроки — РЖД, «Русгидро», региональные правительства — нуждаются в инвестициях и не могут их получить.

Мы подошли к стадии, когда либо малокровие будет излечено, либо экономика свернется до тех объемов, которые могут быть поддержаны нынешним денежным оборотом. Это означает, что за пять-семь лет у нас разрушится и не будет восстановлена инфраструктура, оставшаяся в наследство от СССР, качество жизни в большей части страны ухудшится радикально, энергия, перевозки, аренда будут страшно дороги. Нельзя больше допускать, чтобы от этих проблем отворачивались. О них говорят немало, но не как о функции денежной политики. Надо отдавать себе отчет в том, что денежные накопления населения, частного бизнеса не смогут достаточно быстро расширить денежное предложение, они способны лишь обеспечить более медленное угасание экономики. Радикально изменить ситуацию может только государство.

Квазилибералы скажут: «Это усиление государства в экономике, призрак СССР». Но сравним себя с Америкой. Отношение денежного агрегата М2 к ВВП у них составляет 66%, у нас — 45%. Но вот самое главное отличие. Объем рынка облигаций США составляет 230% ВВП, у нас — 20%. В десять раз больше только отношение объема облигаций к ВВП, а абсолютные значения просто несопоставимы! И это не случайность. В течение всего даже посткризисного периода основную массу активных операций ФРС составляют покупки казначейских облигаций собственного правительства, облигаций федеральных агентств и различных MBS (облигаций типа ипотечных). ФРС активно и непосредственно реализует планы развития экономики, исходящие от государственных структур, и одновременно поддерживает экономику ликвидностью. Тем временем активные операции ЦБ РФ — это покупка иностранных облигаций и короткие кредиты банкам-резидентам, тогда как баланс операций с собственным расширенным правительством глубоко отрицательный. Мы копим деньги на черный день, они тратят на завтрашний.

На прошлой неделе Сергей Шойгу обратился в Минтранс с просьбой выделить деньги на строительство дорог в Подмосковье, которые практически не строились все двадцать лет капитализма. Минтранс обратился в Минфин, там думают. Основная трасса от Новосибирска до Томска представляет собой дорогу из двух полос, подобно поселковым дорогам в Финляндии, Франции и т. д. Издавать еженедельник на Дальнем Востоке нецелесообразно, так как доставлять его в основные города региона можно только на самолете (и он становится золотым), и то не каждую неделю. Слетать на Байкал даже для обеспеченного жителя Европейской России — серьезные расходы, требующие напряжения семейного бюджета. То же и в обратном направлении.

Может быть, будем считать, что черный день уже наступил?