«Странная модель» для странной статьи

Станислав Кувалдин
10 сентября 2012, 00:00
Фото: ИТАР-ТАСС
Константин Крылов

13 сентября в Замоскворецком суде города Москвы состоится заседание по делу Константина Крылова, обвиняемого по статье 282 УК РФ. Основанием для судебного разбирательства стала речь Крылова на митинге «Хватит кормить Кавказ». Согласно тексту обвинения, Крылов на митинге «выразил языковыми средствами негативные сведения о действиях представителей отдельных наций, рас, народностей (“кавказцы”) в отношении другой группы лиц (“русские”)».

Если бы не предстоящий суд, то митинг «Хватит кормить Кавказ», прошедший 22 октября 2011 года, кажется, мог представлять скромный интерес разве что для будущих историков политической жизни в России 2010-х годов. Изначально он был попыткой националистов предложить новые программные цели — чтобы их мировоззрение вписывалось в более нейтральный политический контекст. Перспективной в этом смысле им казалась идея критики бюджетных дотаций республикам Северного Кавказа под лозунгом «Хватит кормить Кавказ». Журналисты и политики лозунг заметили, но массы зажечь не удалось — на митинг собрались всего три сотни человек.

Уголовное дело против Константина Крылова было возбуждено 4 ноября 2011 года. Основанием, как уже говорилось выше, стали цитаты из его выступления на митинге. Эксперты обвинения Оксана Маланцева и Юлия Сафонова обратили внимание на слова Крылова о том, что никто не встречал хороших кавказских товаров и все, что производится на Кавказе, — это кавказцы, которые «поставляются» в Центральную Россию. Крылов сказал: «Пора кончать с этой странной экономической моделью». Эксперты признали этот призыв «действием побудительного характера», которое «может быть воспринято» как побуждающее русских действовать враждебно в отношении кавказцев. «Для лиц, обладающих враждебными установками в отношении кавказцев… — говорилось в экспертизе, — приемы, используемые Крыловым… укрепляют их враждебные установки».

Экспертизы по делам, возбуждаемым по статье 282, как правило, с большой охотой выкладывают в сеть обвиняемые и их защитники. Как правило, эти экспертизы становятся источником черного юмора. Под состав статьи 282 подпадают «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации». С такой формулировкой при желании под статью можно подвести все что угодно. Следить за тем, как маститые эксперты выискивают возбуждение вражды, например, в бытовой ругани, и впрямь бывает забавно. Если не вспоминать о реальных судах и реальных приговорах.

Согласно статистике, приводимой центром «Сова» (занимается изучением проявлений ксенофобии и экстремизма), в 2011 году по статьям 282 и 280 («Публич­ные призывы к осуществлению экстремистской деятельности») было проведено 64 процесса против 70 человек. 28 осуждены условно, 10 человек получили реальные сроки заключения, из которых по статье 280 осуждены четверо. В местах заключения сейчас содержится шесть человек, осужденных непосредственно по статье 282 (без дополнительных составов).

Русские националисты традиционно считают 282-ю «своей» («русская статья» — распространенное выражение в их кругах). Если посмотреть, кто действительно сидит по этой статье, утверждение оказывается не вполне обоснованным. Из шести заключенных двое — Жават Каламов и Чингиз Халафов — башкирские националисты. По статье 282 осужден также уроженец Дагестана Руслан Камалов — за развешивание листовок антикалмыцкого содержания. В настоящее время в Чувашии возбуждено дело по статье 282 по факту публикации в местной газете «Взятка» статьи «Покажи мне свой язык», автор которой возмущается угнетенным положением чувашского языка. Самый известный националист, сидящий сейчас по статье 282, — редактор газеты «Русь православная» Константин Душенов, осужденный за изготовление и распространение многочисленных антисемитских материалов. Недавно был осужден на год колонии редактор газеты «Казачий взгляд» Александр Дзиковицкий. Впрочем, как можно видеть по статистике, статья эта редко предполагает срок заключения. По ней может выноситься условный срок или накладываться штраф.

Случаев, когда лозунг «Долой самодержавие!» эксперты признавали призывом к свержению существующего строя, или цитаты из экспертизы в деле националиста Александра Белова, обвиненного в «присоединении» работников исполнительной власти «в негативном смысле к евреям» за сравнение здания Белого дома со свитком Торы, можно привести множество — и именно по ним запоминается правоприменение по статье. «Экстремистские» судебные процессы обсуждаются каким угодно образом, но только не исходя из того, что суд справедлив и наказывает общественно-опасные деяния. Прошлогодний митинг националистов все давно забыли, а история Крылова, которого судят за слова о «странной экономической модели», запомнится.