Деловая конъюнктура

17 сентября 2012, 00:00

Рост ВВП обеспечивают в основном услуги, торговля, логистика и связь; Минэкономразвития спрогнозировал приток капитала

Росстат опубликовал данные по отраслевой структуре российского ВВП за второй квартал, которые свидетельствуют, что основной вклад в его прирост, как и в первые месяцы года, продолжали вносить услуги (недвижимость, аренда, госуправление, образование, медицина и прочие), инфраструктура (торговля, отели и рестораны, логистика, связь) и чистые налоги на продукты. Из 4% прироста ВВП ко второму кварталу прошлого года на перечисленные факторы пришлось 3,5 процентного пункта, остальные 0,5 п. п. дали село, промышленность (благодаря прошлогоднему урожаю) и строительство.

При этом в первом полугодии совокупный вклад сельского хозяйства и промышленности в сезонно скорректированную динамику ВВП снизился до нуля или даже отрицательных значений. Это объясняется падением спроса на газ в связи с технической рецессией в еврозоне, а также окончанием восстановительного процесса и значительным замедлением роста в ряде обрабатывающих производств, в частности в автопроме.

Согласно регламенту разработки бюджета МЭР к началу сентября выдает уточненный прогноз, который становится макроэкономическим основанием для окончательной бюджетной верстки. Сами по себе цифры прогноза в сравнении с исходными сценарными условиями на очередную трехлетку (2013–2015 годы), с которых в апреле стартовал очередной бюджетный цикл, изменились довольно слабо.

Идеи же, лежащие в основе прогноза МЭР на среднесрочную перспективу, в целом, пожалуй, остаются неизменными на протяжении последнего десятилетия. Состоят они с том, что в основном сценарии Россия к концу прогнозного периода, в данном случае 2015 году, несмотря на то что «реальная» цена нефти останется примерно постоянной в районе 100 нынешних долларов за баррель, из донора капитала превратится в его импортера. Текущий счет платежного баланса должен измениться с профицита 84 млрд, ожидаемых в 2012 году, в дефицит в 12 млрд в 2015-м, с изменением сальдо почти на 100 млрд. Правда, по мере приближения к дате прогноза переход к отрицательному сальдо текущего счета отодвигается, как коммунизм или линия горизонта, и на протяжении последних 14 лет, со второго квартала 1998 года, платежный баланс России остается профицитным.

Вполне очевидно, каких целей хотел бы достичь МЭР, предлагая такой сценарий. Это повышение доли инвестиций в основной капитал в ВВП. Правда, в актуальном варианте прогноз довольно скромный — с 21,2%, ожидаемых в нынешнем году, до 23,7% ВВП в 2015-м. Это немного не дотягивает до 25% ВВП, принимаемых обычно за минимально желательную для развивающихся стран в целях сокращения разрыва в уровнях экономического развития с лидерами. Однако прогноз МЭР предполагает значительное сокращение доли инвестиций в объекты, связанные с добычей, переработкой и транспортировкой нефти и газа, на которые сегодня падает треть инвестиций.

На 2015 год МЭР прогнозирует профицит консолидированного бюджета в 0,6% (против нынешнего нуля), что соответствует поставленной в бюджетном послании цели выйти к этому времени на бездефицитный федеральный бюджет. Такой, хотя и скромный, бюджетный аскетизм на деле скорее означал бы ослабление рубля при постоянной реальной цене нефти и по крайней мере сохранение нынешних масштабов оттока капитала.

Альтернативные сценарии МЭР, как и прежде, фокусируются не вокруг каких-то макроэкономических маневров, они рассматривают устойчивость российской экономики к «аварийным» внешним условиям, связанным с отклонением цены нефти от «базовых» 100 долларов за баррель в ту или иную строну. Ожидается, что снижение цены на нефть до уровня 60 долларов за баррель с одновременным усилением оттока капитала в результате недоверия к рублю приведет к ослаблению его курса в реальном выражении на 15–16%. Стоимость доллара повысится до 46 рублей. Ослабление рубля существенно ускорит инфляцию, которая в среднегодовом выражении увеличится до 11,9 против 5,2% в 2012 году, а безработица вырастет до 7,7 с 6,1% в 2012 году. Из-за повышения сберегательной активности и снижения инвестиционной ВВП России может сократиться на 2,7%. Однако наиболее вероятно, что падение цен на нефть до 60 долларов за баррель не будет устойчивым, и при нормализации внешних условий рост ВВП возобновится.

Повышение цены нефти сверх реальных 100 долларов за баррель не содержит никаких рисков, поскольку при соблюдении бюджетных правил разница будет стерилизована бюджетным профицитом, отправлена в резервы ЦБ и вытолкнута за пределы российской экономики. Включится также и «встроенный стабилизатор» усиления оттока капитала при повышении цены нефти. Крайне важно только удержаться в этих условиях от популистского соблазна направить эти деньги «на развитие России».