Христианская партия для всех немцев

Светлана Погорельская
17 сентября 2012, 00:00

Несмотря на нарастающий политический кризис, нынешний курс руководства ХДС, скорее, доказывает свою эффективность. Теряя прежнее ядро, партия получает возможность более гибко реагировать на изменения политической конъюнктуры

Фото: AP
Несмотря на прагматизм правления Меркель, закат немецкого консерватизма при ней точно не состоится

Опросы общественного мнения свидетельствуют: популярность канцлера Ангелы Меркель в стране по-прежнему высока. Чего не скажешь о руководимой ею партии. Политический профиль ХДС становится более расплывчатым, она теряет своих постоянных избирателей. В мае этого года партия потерпела тяжелое поражение на локальных выборах в земле Северный Рейн — Вестфалия, считающихся индикатором будущих выборов в бундестаг. В ответ на поражение Меркель в одночасье уволила проигравшего выборы Норберта Рётгена — популярного политика, воплощавшего надежды христианских демократов из старых федеральных земель. Подобная острая реакция канцлера — показатель непростой внутрипартийной ситуации.

В ХДС начинает складываться положение, аналогичное тому, что было во времена Гельмута Коля. До тех пор пока глава партии занимает канцлерский пост, он неприкосновенен для внутрипартийной критики. Лидер партии власти определяет ее позиции, руководители возглавляемых ХДС земельных правительств (в партии их называют «земельные князья») уже не вносят свою лепту в развитие партийной жизни, а следуют в кильватере канцлерской политики. Меркель отлично знает, чем кончается для партии такая безоговорочная ориентация на правящего лидера. Ведь именно она в 1999 году первой отреклась от своего «политического отца» Гельмута Коля, публично заявив, что его стиль руководства нанес партии непоправимый ущерб. И тем не менее она не предпринимает никаких шагов, препятствующих повторению подобной ситуации; в партии уже начали говорить о «системе Меркель» (аналог «системы Коля»).

Конец старой ХДС

Сегодня в вопросах политического прагматизма Меркель далеко опередила своего учителя. В годы канцлерства Меркель ХДС пришлось отказаться от целого ряда установок, десятилетиями считавшихся ее важнейшими программными столпами. Из тех лозунгов, с которыми партия шла в предвыборную борьбу в 2009 году, некоторыми пришлось поступиться из-за разногласий с партнерами по коалиции, от других отказались в связи с изменениями политических и экономических реалий.

Либерализация налоговой политики, которой консерваторы и либералы завлекали избирателей на выборах 2009 году, по большому счету, так и не состоялась. Причина, побудившая спустить это обещание на тормозах, — кризис евро — понятна всем, однако постоянные избиратели, ожидавшие от двух «рыночных» партий облегчения налогового бремени, разочарованы.

Атомная энергетика изначально, с момента своего возникновения, получала мощную политическую поддержку ХДС. «Использование атома в мирных целях» было любимым коньком партии, располагавшей солидным атомным лобби. Эта политика поддерживалась постоянными консервативными избирателями, не верящими в возможность обеспечения страны энергией из альтернативных источников и опасавшимися энергетической зависимости. Идя на выборы в 2009 году, партия обещала отодвинуть принятое в свое время «красно-зеленой» коалицией решение о выходе Германии из атомной энергетики. Но после атомной катастрофы в Фукусиме канцлер в одночасье изменила это решение, заявив об отказе ФРГ от атомной энергетики. Решение принесло ей популярность «в народе», но не у постоянных избирателей. Политический профиль ХДС потерял еще одну свою типичную черту.

Христианские демократы десятилетиями выступали против любых покушений на всеобщую воинскую повинность, видя в профессиональной армии отказ от столь милого консервативному сердцу принципа гражданского долга и полагая, что сложившаяся в старой ФРГ модель — призыв в бундесвер или же альтернативная служба в учреждениях социального обеспечения — дает молодежи возможность выбора, а социальной сфере — стабильность в обеспечении младшим персоналом. И все-таки именно ХДС/ХСС пришлось проводить военную реформу с целью перевода армии на профессиональные рельсы. Необходимость этой реформы консервативные политики умом понимали, но сердцем принять не могли. Не говоря уже об избирателях, особенно о высшем офицерстве, среди которых многие симпатизировавшие ХДС разочаровались в ней именно после этой реформы.

Более чем сдержанная позиция Меркель по отношению к политическому католицизму привела к тому, что Ватикан перестал рассматривать ХДС/ХСС как свою главную опору в Германии и обратился к христианским «Зеленым». Немало убежденных христианских демократов из так называемых старых федеральных земель, в первую очередь из тех, где преобладают католики, покинули партию, чтобы продемонстрировать свой протест по отношению к позиции канцлера в вопросах христианской составляющей ХДС. «Мы вступали в христианско-демократический, а не в некий отечественно-демократический союз!» — заявляют они.

Можно назвать еще немало пунктов, по которым партия разочаровывает своих постоянных избирателей, в первую очередь традиционных консерваторов и людей старшего поколения. Эти «консервативные ностальгики» составляют около 20% всех избирателей ХДС, это немного, однако именно их уход показывает, что партия теряет традиционный, наработанный десятилетиями своей «западногерманской» истории профиль. Нынешняя политическая палитра ХДС так многоцветна, что некоторые ее маститые политики (Хайнер Гайслер, например) выступают за отказ от коалиции с либералами (традиционным младшим партнером ХДС/ХСС) и за сотрудничество с «Зелеными», экологической партией, когда-то левой, но давно уже обуржуазившейся до уровня, приемлемого для коалиции с консерваторами. А в Молодом союзе (молодежная организация ХДС) открыто заявляют, что не исключают сотрудничества с «Пиратами», уж очень много общего у молодых людей в таких насущных вопросах, как авторское право в интернете.

Неоконсервативная ХДС

Ослабление ХДС может привести к изменениям в традиционной, ориентированной на стабильность двух больших «народных» партий (ХДС/ХСС и СДПГ) политической системе Германии. Оно не усилит социал-демократов, но может воздействовать на усиление «альтернативного» политического лагеря, который, впрочем, пока тоже не может похвастаться ясностью программных установок. «Зеленые», отвернувшиеся от левых ценностей и — с отказом ХДС от атомной энергетики — утерявшие часть своих избирателей, ищут новый политический профиль. «Пираты», популярность которых связана лишь с их смелыми позициями в вопросах интернет-политики, еще не выработали четких программных установок по остальным политическим вопросам.

По данным опросов, популярность ХДС среди избирателей медленно снижается, хотя пока партия опережает социал-демократов. Снижение рейтинга партии связано и с рядом небольших афер вокруг ведущих христианско-демократических политиков летом этого года (Штефан Маппус на юге страны, Курт Бек в земле Рейнланд-Пфальц). Однако в целом нынешнее временное ослабление немецкого консерватизма, в силу особенностей немецкой истории оформившегося не в «республиканском» и не в национальном, а именно в христианско-демократическом варианте, связано с необходимостью его обновления. ХДС, партия, сыгравшая ведущую роль в процессах воссоединения Германии, внутри оставалась по большей части «западногерманской». Внутрипартийные критики, возмущающиеся ослаблением христианской и усилением «государственной» патриотической составляющей немецкого консерватизма, мыслят в старых «западногерманских» категориях и упускают из виду новые федеральные земли, мощный политический потенциал которых Меркель старается использовать для усиления и обновления партии. Немалую роль при этом играет политический протестантизм.

 exp_819_077-1.jpg Фото: AP
Фото: AP

Примером политической традиции восточногерманского протестантизма может послужить Йоахим Гаук, некогда евангелический пастор и борец за права человека в ГДР, а ныне федеральный президент Германии. Во времена ГДР восточногерманская ХДС состояла преимущественно из протестантов и национал-консервативных атеистов. После воссоединения страны и безропотного, сопровождавшегося чистками и массовыми покаяниями вступления восточногерманской ХДС в западногерманскую партию, ХДС на востоке утеряла немало членов и симпатизировавших ей избирателей, ушедших в левый или даже в правый лагерь. Именно этих избирателей Меркель хочет вернуть немецкому консерватизму. Именно эти избиратели способны оценить ее здравый смысл и политический прагматизм. Однако и в старой ХДС осознают необходимость постоянного обновления партии. «ХДС с самого своего основания была не столько программной, сколько антиидеологической партией, — утверждает вице-глава партии католичка Анетте Шаван, обосновывая изменение установок партии в зависимости от насущных политических реалий. — Профиль теряет тот, кто не дает релевантного ответа на изменения». Христианским демократам предстоит нелегкая задача: обновить партию, не утеряв ее программных основ, привлечь избирателей-прагматиков с востока Германии, не утеряв традиционалистов из сильных партийных организаций старых федеральных земель.

1 октября этого года партия готовится праздновать 30-летний юбилей вступления Гельмута Коля в должность канцлера. В 1982 году было положено начало «эре Коля» — спорной эпохе, политические успехи которой в последние годы нередко называют источником нынешних проблем. Если бы он не поторопился с введением евро, то не случилось бы кризиса, считают критики, забывая, в какой международной ситуации находилась Германия во время воссоединения страны и как важно ей было в те годы доказать свою «верность Европе».

Еврокризис, несомненно, определит и дальнейшие месяцы (а не исключено, что и годы) правления Меркель. Возможно, эти годы войдут в историю как «эра Меркель», эра политического прагматизма. Однако закат немецкого консерватизма при Меркель не состоится. Напротив, он будет развит и модернизирован с учетом требований времени и, скорее всего, найдет своего избирателя на предстоящих в 2013 году выборах в бундестаг. Нечеткость политического профиля присуща не только ХДС — сегодня этой бедой в той или иной мере страдают и другие политические партии, причем у них нет пока и лидеров, которые могли бы соперничать с Меркель в популярности и стали бы достойным ее соперником при выдвижении на канцлерский пост.

Бонн