Бесчувственный закон

На улице Правды
Москва, 24.09.2012
«Эксперт» №38 (820)

Поступивший на рассмотрение в Думу закон об уголовной ответственности за оскорбление религиозных чувств назрел и перезрел, свидетельством чему может служить хотя бы полгода с лишним занимавшее умы дело дам, концертировавших во храме Христа Спасителя. Как только дам препроводили в СИЗО, стало очевидным, что, как бы ни был гадок их кошачий концерт, буква закона, действовавшего на момент концерта (и, кстати, действующего по сей день), предусматривает не более чем административный штраф от 500 до 1000 руб. Уже 15 суток ареста требует определенной судейской диалектики. А уж какой диалектики требует применение уголовной статьи, мы все имели случай наблюдать. Обвинительный приговор дался с очень большим трудом. А будь у подсудимых и их защитников хоть немного мозгов, которые подсказали бы им покаяться: «Сдуру, виноваты, больше не будем», не очень ясно, как удалось бы вообще вытянуть обвинительный приговор.

Брешь в законе была очевидна, и тем, кто считал это неправильным (а таких было довольно много — «порядок нужно наблюдать»), казалось естественным, что эту брешь нужно заделывать. Невозможно на каждое непотребство мобилизовывать всю мощь судейской машины, притом что даже в случае такой мобилизации результат получается довольно сомнительный. Нужен внятный закон, возбраняющий художественные искания (а равно и художественные какания, тем более что разница между первыми и вторыми не явная) в не предназначенном для этого месте.

В таком общем виде с идеей будут согласны все, за исключением совсем уже последовательных либертинов, цель которых в том и заключается, чтобы невозбранно ругаться над всем, что свято. Но мнением либертинов можно и пренебречь. Господа преступники тоже имеют существенные претензии к Уголовному кодексу, но это не считается существенным основанием для его отмены. Трудности, однако, начинаются на последующем этапе.

Если цель — пресечь бесчинства, не только отвратительные сами по себе, но и могущие иметь далеко идущие последствия, которые скажутся на всех, и на верующих, и на неверующих, то речь идет уже не о религии, а о сохранении общественного мира как такового. Ведь действия, служащие спусковым крючком, могут и не иметь собственно религиозного характера. Осквернение могил или мемориальных сооружений, не нося непосредственно антирелигиозного смысла, в неменьшей степени угрожает общественному миру. Тем более что и храмовые, и мемориальные бесчинства имеют одну и ту же природу — крайнюю аномию. Она же — расширение границы дозволенного. Поэтому ограничение пределов действия статьи лишь санкциями против оскорбления религиозных чувств верующих вряд ли оправданно. А как быть с чувствами неверующих, для которых тоже есть вещи, над которыми непозволительно ругаться?

При этом сама формулировка «оскорбление чувств» приводит нас туда, откуда мы пытаемся уйти. Она содержит апелляцию к неясному предмету, ибо люди обладают разной степенью чувствительности. Традиционалист может оскорбиться всего лишь легкомысленной женской одеждой. Последователь истин

Новости партнеров

«Эксперт»
№38 (820) 24 сентября 2012
Сериалы
Содержание:
Рейтинги вместо смысла

Российская индустрия сериалов переживает творческий кризис. Преодолеть его она сможет в том случае, если студии будут иметь возможность привлекать инвестиции, а телеканалы не побоятся экспериментировать с контентом

Международный бизнес
Экономика и финансы
Частные инвестиции
Потребление
Русский бизнес
Индикаторы
На улице Правды
Реклама