Hi-End

24 сентября 2012, 00:00

 expert_820_076-2.jpg

Audi R8 — это не очень комфортная для городских условий машина. Огромный расход бензина, постоянные рывки, очень шумно в салоне, любой лежачий полицейский — почти непреодолимая преграда. Но центральномоторные спорткары не для того, чтобы стоять в пробках. Такие машины, как Audi R8, покупают, чтобы поймать и ощутить настоящую скорость, впитать ее в кровь и получить на выходе дозу адреналина высшего качества.

Новый Audi R8 внешне почти не изменился. И это хорошая новость — легендарный дизайн, придуманный в 2003 году Вальтером Мария де Сильва, смотрится и сегодня так, будто это автомобиль будущего. Другая хорошая новость — автомобиль стал мощнее. Притом что линейка моторов не изменилась: 4,2 литра (430 л. с.), 5,2 литра (525 л. с.); для топовой модели 5,2 литра и 550 л. с. Скоростные возможности расширились, во-первых, за счет уменьшения массы; во-вторых, за счет увеличение прижимных сил и обеспечения лучшего доступа воздуха для охлаждения двигателя.

Еще одно новшество: вместо шестиступенчатой трансмиссии R Tronic будет установлен семиступенчатый S Tronic. В предыдущей версии R8 было много претензий именно к шестиступенчатому «роботу», который в городских условиях работал с большими паузами при переключении. Новая трансмиссия должна устранить в том числе и этот недостаток. То есть при улучшении основных, адреналинпроизводящих, характеристик Audi R8 второстепенные — пользовательские — тоже улучшились. Не очень комфортная езда в городе стала заметно более комфортной.

 expert_820_076-1.jpg

Марку Bell & Ross придумали французы, что в мире серьезных механических часов редкость, — Бруно Беламиш и Карлос Росильо, а название составили из собственных фамилий. Они дружили с детства, увлекаясь одним и тем же — пилотами, самолетами и часами. Пока Бруно учился в парижской Ecole Nationale Superieure de Creation Industrielle, Карлос изучал финансы и работал в банке. Но это поприще Росильо не прельщало. Тут как раз в банке начались сложности, и, получив выходное пособие, Карлос его покинул. Именно на эти деньги в 1993 году они и основали свое дело. Бруно занимается дизайном и вообще творческой стороной, а Карлос — СЕО компании. Их штаб-квартира находится в одном из главных швейцарских часовых мест — в Ла-Шо-де-Фоне.

Формула успеха Bell & Ross в их девизе: «Функция создает форму». Беламиш — противник всяческих украшательств и сторонник сугубо функционального дизайна военных летных приборов, что не могло не вызвать отклика во многих мужских сердцах. Уже одни из первых часов фирмы, BR 01, стали суперуспешными, буквально легендой современной часовой истории.

С военными самолетами и летчиками связана и линия Vintage — в прошлом году это была Первая мировая, в этом — Вторая. Модель Vintage WW2 Regulateur Heritage сделана по образцу тех часов, которые пилоты бомбардировщиков носили закрепленными на бедре, как подвязку, чтобы во время сброса бомб отсчитывать секунды, глядя вниз через прицел. У них безель с крупным рельефом и расположенная слева, а не справа, заводная головка, как на тех самых военных часах — чтобы удобно было вращать, не снимая перчаток и не меняя руки на прицеле. Так как это регулятор — то есть часы, где часовая, минутная и секундная стрелки находятся на разных осях и циферблатах, то их главная стрелка — минутная, на 12 часах — секундная, а на 6 — часовая. В часах стоит автоматический механизм Dubois Dе́praz. Они очень большие — 49 мм в диаметре, но благодаря особой конструкции ушек для ремешка Vintage WW2 Regulateur Heritage сидят на запястье уверенно. Для создания винтажного эффекта использованы самые передовые технологии: например, на стальной корпус нанесено серое PVD-покрытие, создающее эффект старой стали, а ремешок из телячьей кожи состарен с помощью специальной лазерной обработки. Очень знаковый для Bell & Ross подход.

 expert_820_077-1.jpg

Нью-йоркский дизайнер украшений Алексис Биттар делает одни из самых модных украшений. Откройте любой глянцевый журнал — и точно увидите там его серьги, кольца или колье. Он много работает с полудрагоценными камнями — тигровым глазом, дымчатыми топазами, хризопразами, лабрадоритами, пиритами, вручную окрашенным кварцем, использует золото и родий, разноцветную эмаль и кристаллы Сваровски самых разных форм. Украшения Alexis Bittar носят все модные девушки, в том числе звездные — особенно после того, как в 2002 году Биттар вместе со знаменитым стилистом Патрисией Филд создал коллекцию украшений для героинь сериала «Секс в большом городе». Просто нарасхват его колье — он, как никто, умеет делать так называемые statement neсklace, крупные эффектные украшения с большими камнями и кристаллами, которые вот уже несколько сезонов остаются главным аксессуаром. В коллекции этой осени у Биттара мотивы ардеко и вообще передовой архитектуры 1930-х и 1940-х годов. Кроме того, он явно рассматривал и ювелирные шедевры ар-нуво с разнообразными анималистическими мотивами — отсюда, например, фантастические стрекозы, так напоминающие то, что было у раннего Рене Лалика. Купить эти фантастические украшения можно в ЦУМе и ювелирном доме «Голконда».

 expert_820_077-2.jpg

Карл Лагерфельд, переделавший уже все на свете, от кутюра до бутылок кока-колы, не мог пройти мимо такой значимой части современного потребления, как ароматы. Но, будучи персоной эксцентричной, Лагерфельд обратился не к цветам и фруктам, а к тому, что он любит больше всего — после моды, конечно. К книгам. Лагерфельд вообще обожает бумагу и традиционные способы чтения, письма и рисования, с ней связанные. И когда у него и основателя издательства Steidl Герхарда Штайдла возникла идея сделать аромат для любителей книг, их поддержал журнал Wallpaper. Они обратились к парфюмеру Гезе Шону, создателю марки Escentriс Molecules, который и придумал Paper Passion.

Представляет идею бумаги в нем дерево, а именно синтетическая древесно-амбровая молекула iso e super, которую Геза очень любит и использует практически во всех своих творениях. Эта знаменитая молекула с мягким бархатным, чуть медовым, древесным запахом, напоминающем и о кедре, и о сандале, и об амбре одновременно, начала свое триумфальное шествие по бутылочкам с нишевыми ароматами довольно давно. А первое ее яркое появление было еще в Feminite du Bois (Shiseido), которую Кристофер Шелдрейк и Пьер Бурдон создали для Сержа Лютанса, бывшего в то время арт-директором Shiseido.

В Paper Passion мы встречаем ту же древесно-сладковатую ноту, действительно отсылающую к старым страницам долго не открывавшейся книги, между страницами которой остались засушенные цветы и травы. И если вам, кроме книг, нравятся «Молекулы» Гезы Шона, а также Feminite du Bois и, например, шанелевский Bois des Iles, и даже диоровская Dolce Vita, то и этот аромат вас, безусловно, порадует.

 expert_820_077-3.jpg

В октябрьском номере американский GQ назвал шесть лучших новых дизайнеров мужской одежды — Йохан Линдберг (BLK DNM), Йэн Веларди, Марк Макнейри (New Amsterdam), Ovadia & Sons, Saturdays NYC и Тодд Снайдер. И вот марка Gap собрала их вместе и дала им возможность сделать капсульную коллекцию. «С самого начала мы знали, что коллекция привлечет наших клиентов. Такие дизайнеры формируют будущее, и это честь — воплотить их особое видение в жизнь, дополнив нашим взглядом на американский кэжуал», — сказал Марк Брейтбард, глава мерчендайзинга компании Gap.

И с ним нельзя не согласиться — получить коллекцию вещей от лучших молодых американских дизайнеров по ценам от 20 до 348 (за кожаный бомбер) долларов — это просто подарок. В коллекции будет все, что составляет гардероб современного городского мужчины: брюки чинос и брюки карго, толстовки с капюшоном, кардиганы, блейзеры, галстуки и даже шляпы. С 27 сентября коллекция начнет продаваться в ряде магазинов Gap, а также ее можно будет заказать на сайте gap.com.