Нужен анализ транслируемых ценностей

Лилия Москаленко
24 сентября 2012, 00:00

Низкое качество сериального контента в России связано с тем, что в стране нет его экспертизы, считает кинокритик и главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей

Фото: РИА Новости
Даниил Дондурей

— Будучи одним из самых влиятельных инструментов воздействия на общественное сознание, телевидение давно отдано во власть коммерческих интересов каналов. В плане содержания, контента оно пущено на самотек. Сериалы, главный его мифостроительный и художественный продукт, снабжают обывателей основными представлениями о жизни: как думать, как общаться, как зарабатывать, к чему стремиться. Они неосознанно начинают уподобляться героям сериалов и все другие телеформаты — новости, ток-шоу, игры, коммерческие программы — смотрят уже их глазами. Информационные и развлекательные передачи подстраиваются под этот взгляд, при этом их качество не растет: нет потребности. Нет и анализа транслируемых ценностей. Телеканалы создают только те содержательные продукты, которые хорошо продаются.

— А какие смыслы предлагает зрителю этот не изученный, но рейтинговый контент?

— Вот уже семнадцать лет телеканалы в качестве главного смыслового тренда сериалов сохраняют криминальную тему. Разговаривают со зрителями через сюжеты, основанные на преступлении. Исподволь утверждают: «Живите по понятиям. Правопорядка нет. Сами учитесь давать отпор. Никому не доверяйте. Умейте давать взятки». Воспроизводятся убеждения девяностых. Кому и зачем они нужны сейчас? Как это ни парадоксально, но наряду с пожеланиями учиться «жить по понятиям» сериалы транслируют и советские архетипы. Например, девять из десяти предпринимателей — персонажей телефильмов, в сущности, моральные уроды. Наш зритель на протяжении десятилетий подсознательно утверждается в мысли, что деньги — зло. Это в России, где две трети работников заняты в частных компаниях!

Вместе с тем российские сериалы избегают говорить о реальных проблемах нашего общества: имущественных, политических, социальных, моральных. В центре в основном личные перипетии героев и их переживания. Актуально «справедливое воздаяние», когда герой вершит свою маленькую личную справедливость, но чаще его чудесным образом спасает государство. Характерно, что почти всегда герои российских сериалов — заложники обстоятельств, сами они пассивны в выборе своей судьбы.

— Может быть, сериалы отражают жизнь большинства россиян?

— Телевидение, особенно его художественные форматы, не столько, как утверждают каналы, отражает реальность, сколько ее создает. Сюжетами, жанрами, структурой, глубиной, акцентами, репликами, умалчиванием, эмоциональной окраской — всем этим создается реальность. Зритель давно подсел на эту смысловую иглу.

— Не нравится — не смотрите, говорят телеканалы.

— Это лукавство. Обыватель в России не может жить без ТВ. В российских семьях, даже малообеспеченных, как правило, уже есть несколько телевизоров. Они почти никогда не выключаются, даже если их не смотрят. Когда «ящик для глаз» выключен, у них начинается напряжение, тревога, апатия. Люди словно не подключены к актуальной жизни. Телевидение — своего рода наркотик. Многие привыкли к тому, что им необходим этот допинг. Без сериалов они не могут справиться с реальностью, как-то для себя объяснить ее.

— Проще изменить контент, чем отучить от него?

— Надо заниматься изучением сериального контента. Формировать спрос не на насилие и предательство, а на что-то другое: на благородство и освобождение от страхов, например. Спрос на нового героя, который может организовать жителей против злоупотреблений ЖЭКа или благотворительную деятельность. В США после премьерного показа сериалов в жанре научной фантастики молодые люди ринулись поступать в технологические вузы. А после показа «Доктора Хауса» — осаждать медицинские академии. Надо научиться формировать массовый спрос на значимые социальные темы.