О дисбалансе интересов

Разное
Москва, 24.09.2012
«Эксперт» №38 (820)

Сначала все взволновались: Советский райсуд Новосибирска с подачи Рособрнадзора приговорил к уничтожению одну из лучших в России школ. Школу оштрафовали на 100 тысяч рублей, в ней запретили вести уроки университетским преподавателям — и её обязали привести расписание к стандартному. Поскольку школа эта (официально называемая СУНЦ — Специализированный учебно-научный центр при университете) слишком известна и её высочайший уровень общепризнан уже полвека, реакция была единодушной. Даже федеральные каналы показали свирепые репортажи, чуть не прямым текстом вопрошающие: вы что там, совсем сдурели? Через несколько дней все успокоились: облсуд скандальное предписание отменил. И те же федеральные каналы радостно сообщили народу, что всё хорошо, справедливость восторжествовала, питомнику талантов ничто не грозит. Так вот, господа: волновались мы правильно, а успокоились — напрасно. Потому что попытка уничтожения школы была системной акцией, а её спасение — акцией разовой. Можно сказать, случайной.

Ведь на каких основаниях отменили решение первой инстанции? Проверка Рособрнадзора, видите ли, была внеплановой, а потому не могла проводиться без разрешения прокурора. Ну, значит, в следующий раз придут с разрешением. Дальше: СУНЦ, видите ли, является структурным подразделением НГУ, да ещё и подчиняется персональному постановлению Совмина СССР, а не нынешним типовым бумажкам. Но далеко не все выдающиеся школы входят в состав университетов и/или имеют охранные грамоты из прежней жизни. Да и грамотам этим не жить: с принятием нового Закона об образовании они станут не дороже змеиного выползка. Наезды на уникальные школы станут повседневными, а отбиться от них будет нечем. Дело в том, что будущий закон не признаёт таких заведений, как лицеи, гимназии и прочие типы «продвинутых» школ. Минобру с его страстной тягой к унификации развязывают руки — и в самое краткое время не только университетских профессоров в государственных школах не встретишь, но и самих государственных школ, условно говоря, лицейского уровня в стране не останется. Частные, возможно, и будут, но одарённость детей не так сильно коррелирует с платежеспособностью родителей, чтобы эта возможность сильно утешала. На мой взгляд, эта деталька огромного законопроекта готовит стране серьёзную и трудно обратимую беду. А деталек в проекте много.

В каждом большом деле (а законопроект очень большой) есть плюсы и минусы — не столько из-за errare humanum est, сколько из-за того, что затрагивается много людей с разными интересами. То, что для нас минус, для кого-то плюс, и глупо требовать, чтобы тот же Закон об образовании нравился вам или мне — весь. Но можно и нужно требовать баланса — или как минимум учёта — интересов затронутых групп. Вспомните миллиарды, истраченные на саммит АТЭС. Мост на остров Русский, скажем, щедро учёл интересы чиновничества и привлекаемого им бизнеса (как острили в блогах, «Дайте срочно, очень просим, / Триллиардов сорок восемь: / Сделать к саммиту шоссе / Остров Русский — Сан-Хосе!»)

У партнеров

    «Эксперт»
    №38 (820) 24 сентября 2012
    Сериалы
    Содержание:
    Рейтинги вместо смысла

    Российская индустрия сериалов переживает творческий кризис. Преодолеть его она сможет в том случае, если студии будут иметь возможность привлекать инвестиции, а телеканалы не побоятся экспериментировать с контентом

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Частные инвестиции
    Потребление
    Русский бизнес
    Индикаторы
    На улице Правды
    Реклама