Не проиграть Центральную Азию

Баходур Шарифов
1 октября 2012, 00:00

Интересы собственного экономического развития и обеспечения безопасности неизбежно заставят Россию уделять больше внимания углублению отношений с центральноазиатскими странами

Фото: East News
Если сегодня приостановить производство героина в мире, то при нынешнем потреблении «стратегического запаса», складируемого как в Афганистане, так и в сопредельных государствах, хватит еще на 100 лет

После дезинтеграции Советского Союза Центрально-Азиатский регион долгое время имел второстепенное значение во внешней политике России. Усилия были направлены на выстраивание отношений со странами Запада, а для стран Центральной Азии Россия по инерции сохраняла статус «старшего брата». Но сегодня, в условиях повсеместного истощения природных ресурсов, Центральная Азия с ее выгодным географическим положением становится одним из важнейших регионов мира в геополитическом плане. Нефть и газ, запасы урана, золота, цветных и редкоземельных металлов, широкий перечень других полезных ископаемых, удобные направления для прокладки коммуникаций привлекают многие развитые государства, альянсы и организации. Реализация новых транспортных проектов между Европой и Азией еще больше повышает роль ЦА как моста между двумя частями света.

Эти перемены заставляют Россию повернуться к региону лицом. Перспективы развития Центральной Азии (куда входят Афганистан, бывшие среднеазиатские республики СССР, Синзянь-Уйгурский автономный округ КНР, Монголия) во многом зависят от текущей политики и долгосрочных стратегий ведущих мировых игроков — США, Китая, России, ЕС, Ирана и Турции, а также от соседних с регионом стран — Пакистана, Индии и государств Персидского залива, которые оказывают решающее влияние на ситуацию и безопасность в Центрально-Азиатском регионе. Для России большое значение имеют минерально-сырьевая и энергетическая базы региона. С российским ВПК кооперированы многие предприятия бывших советских республик. Значение Центральной Азии в целом возрастает в контексте обеспечения безопасности российского Дальнего Востока. В странах региона находятся важные стратегические коммуникации, обеспечивающие транзит экспортно-импортных российских грузов в направлении Дальнего Востока России и Азиатско-Тихоокеанского региона. В краткосрочной перспективе национальные интересы России в регионе могут быть охарактеризованы как непосредственные интересы национальной безопасности и экономической стабильности страны.

Растущая наркоугроза

Наибольшая угроза исходит от Афганистана, погрязшего в межклановых войнах после вывода советских войск в 1989 году, которая усугубилась с вводом коалиционных сил стран Запада во главе с США десять лет назад. Результатом этих войн стало полное уничтожение экономики некогда благополучной страны, деградация населения. Страна превратилась в крупнейшего поставщика героина на мировой рынок.

По данным Государственного антинаркотического комитета РФ, на территории Афганистана сосредоточено 94% мирового производства опиатов. Ежегодное производство героина составляет 150 млрд разовых доз. Это более чем в 20 раз превышает численность населения Земли. Если сегодня приостановить производство героина в мире, то при нынешнем потреблении «стратегического запаса», складируемого как в Афганистане, так и в сопредельных государствах, хватит еще на сто лет. Целые районы таких афганских провинций, как Кундуз, Гельманд, Кандагар, на 99% обеспечивают себя необходимыми продуктами и товарами благодаря производству и налаженной торговле наркотиками.

По данным ООН, ежегодно в мире от афганского героина погибает более 100 тыс. человек. Каждый третий из них — россиянин. По официальным данным, каждые сутки в России от афганского героина умирает 82 человека. В 2010 году в России от потребления наркотиков погибло 80 тыс. человек — более 200 человек в день. Объем героина, употребляемого в последние годы в России, больше, чем во всех странах Европы вместе взятых. Число наркозависимых в Российской Федерации, по оценкам экспертов, составляет 2–2,5 млн человек.

В сегодняшнем глобальном мире наркотики превратились в мощное оружие, которое преимущественно используется на богатых ресурсами территориях, каковой является и Россия.

Понятно, что такие объемы наркотиков не производятся кустарным способом. Промышленной переработкой опиатов в Афганистане занимаются высокотехнологичные лаборатории, химические заводы, а объем используемых прекурсоров (химикатов и реактивов) измеряется тысячами цистерн, которые доставляются железнодорожным транспортом. По данным ООН, в самый урожайный из последних 2007 год из собранных в Афганистане 8200 тонн опия-сырца в лабораториях на территории страны было переработано более 66%, что составило 773 тонны чистого героина. По мнению специалистов-химиков, для производства такого количества героина необходимо около 12 тыс. тонн прекурсоров, в том числе 1,55 тыс. тонн ангидрида уксусной кислоты. По данным ООН, поставляемый из Афганистана на мировой рынок объем героина требует 13 тыс. тонн химикатов для производства. Бедные афганские пастухи и декхане не имеют ни средств, ни образования, ни транспорта для перевозки таких партий реактивов и продукции. На международной конференции по борьбе с наркоугрозой в октябре 2007 года был представлен доклад ООН, согласно которому афганский опиум, поставляемый на международный рынок, вырабатывается как раз в тех провинциях Афганистана, где и дислоцирован основной контингент коалиционных сил во главе с США.

Складывается впечатление, что натовская военная машина преследует в регионе собственные цели, создав четкую и уже физически ощутимую угрозу России. Если это не осознать и не предпринять в ближайшее время решительных шагов в интересах России в Афганистане и Средней Азии, то в этом регионе окончательно будет закреплен мощнейший плацдарм для разрушения нашей страны.

Потенциал велик

Сегодня непосредственным буфером между Россией и Афганистаном является бывшая советская Средняя Азия. Узбекистан, Киргизия и особо Таджикистан, имеющий самую протяженную границу с Афганистаном (1206 км), оказались на передовой. Страны с разрушенными традиционными народнохозяйственными связями, действовавшими в рамках бывшего Союза, нынешней массовой безработицей, испытывающие финансовый и кадровый голод, вынуждены отражать угрозу проникновения наркотиков, террористических групп, исламских фундаменталистов из соседнего Афганистана.

Средняя Азия на протяжении многих веков занимала важное место в международных отношениях. Это обусловлено ее выгодным расположением между Россией, Китаем, Ираном и Кавказом, наличием полезных ископаемых, а сегодня еще и энергетическим потенциалом.

Узбекистан выделяется добычей золота, выплавкой меди, машиностроением, ориентированным на хлопковый комплекс. Здесь представлены все предприятия, создающие машины для всего хлопкового цикла. В Ташкенте работает единственный во всей Средней Азии авиационный завод.

Среди полезных ископаемых, добываемых в Киргизии, можно выделить золото, уголь, уран, редкоземельные металлы. Имеется значительный гидроэнергетический потенциал.

Таджикистан обладает значительными ресурсами в виде полезных ископаемых и запасами воды для сельского хозяйства и производства электроэнергии. Таджикистан — одна из самых обеспеченных гидроресурсами стран в мире. На ее территории формируется до 70% водных ресурсов региона. Здесь находятся крупные месторождения золота и серебра, алюминия и цинка, свинца и висмута, урана, сурьмы, молибдена, вольфрама и ртути, драгоценных камней, соли, известняка и проч. Одно только месторождение серебра Большой Канимансур не имеет аналогов в мире. По данным специалистов, общие запасы серебра здесь — около 57 тыс. тонн. Кроме того, рудник богат свинцом и цинком. По оценкам экспертов, Таджикистан обладает 16% мировых запасов урана, входя в пятерку стран с крупнейшими запасами этого вида сырья. Есть месторождения нефти, природного газа, угля. Прогнозные запасы угля — 4–5 млрд тонн, 80% угля относится к коксующимся. Важнейшие сельскохозяйственные культуры — хлопок, табак, фрукты. Потрясающая по красоте природа — основа для развития горного туризма, учитывая, что 93% территории страны — горы.

Несмотря на очевидное стратегически важное положение, а также экономический и ресурсный потенциал центральноазиатских государств, Россия в общении с «младшими братьями» в основном ограничивается декларациями о стратегическом двустороннем партнерстве, статусным участием в различных региональных организациях, в большой степени концентрируясь на вопросах трудовой миграции.

В данном контексте фактический выход Узбекистана из Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) после подписания с Россией Декларации об углублении стратегического партнерства и Меморандума о взаимопонимании выглядит не как непоследовательность или недружественный акт Ташкента, а как четкий сигнал Москве: пора менять свои подходы в отношениях с партнерами по Центрально-Азиатскому региону.

Сделать выбор

Для устранения исходящих из региона угроз России необходимо выработать долгосрочную стратегию сотрудничества со странами Центральной Азии, включая Афганистан, и начать реализацию взаимовыгодных проектов во всех отраслях, что позволило бы создать на территориях рабочие места, российским структурам — получать коммерческую выгоду, а российскому государству — выгоду политическую. В числе прочих это сняло бы и проблему массовой миграции населения среднеазиатских стран на север, и накал страстей вокруг этой проблемы в самой России.

Говоря о характере тесного взаимодействия со странами Центральной Азии, можно отметить, что России не нужно их «кормить», как полагает российский обыватель, а необходимо налаживать деловые отношения, основанные на взаимоуважении и учете взаимных интересов. Россия может выступить полноценным локомотивом интеграции на постсоветском пространстве, нисколько при этом не принижая роль других участников этого процесса. Взаимодействие с регионом важно и с учетом того, что Россия находится в Северном полушарии с замерзающими портами и ограниченным ассортиментом продуктов. Производственная кооперация позволит расширить номенклатуру продукции, оживить и развить многие отрасли народного хозяйства, а использование транспортной инфраструктуры региона обеспечит России выход к Индийскому океану и портам Персидского залива.

Российским политикам необходимо сделать выбор между очевидными национальными интересами и навязываемой извне «глобальной выгодой», которая, как сейчас уже очевидно, не отвечает российским интересам. Безусловно, это потребует пересмотра взаимоотношений России с США по многим вопросам.

Оптико-электронный комплекс контроля космического пространства «Окно» — один из стратегически важнейших российских военных объектов за пределами страны expert_821_080.jpg Фото: East News
Оптико-электронный комплекс контроля космического пространства «Окно» — один из стратегически важнейших российских военных объектов за пределами страны
Фото: East News

В рамках собственной долгосрочной стратегии в деле поэтапной стабилизации и развития региона Центральной Азии России необходимо начать работу с наименее экономически развитыми и поэтому более уязвимыми Афганистаном и Таджикистаном. Для этого надо наладить отношения со всеми конструктивными силами в Афганистане, заинтересованными в развитии и становлении национального государства. Здесь до сих пор помнят, что СССР оставил Афганистану в наследство 142 промышленных и инфраструктурных объекта, которые обеспечивали 60% ВВП страны. Среди них — тоннель под перевалом Саланг, Джелалабадская ирригационная система, обеспечившая развитие сельского хозяйства в четырех афганских провинциях, самая мощная ГЭС страны Наглу, аэропорт в Кабуле, автотрасса Кушка—Термез—Кандагар, Политехнический институт и многое другое. Сейчас большинство этих объектов разрушено войной. Сегодня нужно помочь афганскому народу жить так, как он хочет, и получить гарантии, что угроза проникновения всякой заразы и деструктивных элементов в Россию со стороны южного партнера будет жестко пресекаться.

Важный партнер

В Средней Азии в свете произошедших событий (выход Узбекистана из ОДКБ и ставшее возможным размещение американских военных баз на территории республики) России необходимо нарастить военно-техническое и экономическое сотрудничество с Таджикистаном, нашим союзником по всем региональным организациям, включая ОДКБ. Страна, как уже упоминалось, имеет самую протяженную границу с Афганистаном. В основном граница проходит по труднодоступной местности, и ее легче охранять, нежели переносить охрану наших южных рубежей на границу с Казахстаном, как предлагают некоторые «компетентные люди», или на границу Единого экономического пространства с Узбекистаном. Во-первых, это дорогостоящее мероприятие, а во-вторых, случись дестабилизация обстановки в той же Ферганской долине, одном из самых густонаселенных мест на земле с явным преобладанием радикальных исламских настроений, Казахстан будет бессилен по объективным причинам, и ситуация серьезнейшим образом ударит по России.

Выбор Таджикистана не случаен. Во-первых, там расквартирована самая большая российская военная база за пределами России. Во-вторых, на высоте 2216 м над уровнем моря в горах Санглок на таджикском Памире, неподалеку от города Нурек, расположен объект космических войск России — оптико-электронный комплекс контроля космического пространства «Окно». Он используется для автоматического обнаружения высокоорбитальных космических объектов на высотах до 40 тыс. км, определения их орбит, класса, предназначения, состояния и национальной принадлежности. Комплекс осуществляет глобальный контроль космических объектов над Евразией, Северной и Центральной Африкой, акваториями Индийского, Тихого и Атлантического океанов. В-третьих, Таджикистан всей своей историей доказал, что является последовательным и верным союзником и партнером России. Доказательством особого отношения Таджикистана к России может служить предоставление в 2004 году территории республики под военную базу РФ на десять лет за символическую сумму один доллар в год и передача комплекса «Окно» в счет погашения 200-миллионного долга перед Россией. Хотя мало кто вспоминает, что в свое время за «Окно» американцы предлагали Таджикистану суммы, кратно превышавшие российскую плату и позволявшие стране реализовать почти все крупные энергопроекты на своей территории, что сняло бы ряд насущных проблем для республики. По условиям пакетного соглашения Россия обязалась инвестировать в энергетику и промышленность Таджикистана от 2 млрд долларов, но обязательств своих не выполнила. Сейчас у России есть возможность вернуться к ранее взятым на себя обязательствам и вернуть доверие стран — партнеров по региону.

Новая стратегия

Очевидно, что между странами региона сегодня наметились серьезные разногласия вплоть до демонстрации военной силы по главной региональной проблеме — водному вопросу. А сегодня это проблема первоочередная. Россия могла бы выступить гарантом будущих региональных соглашений по вопросу строительства ГЭС и распределения воды в странах низовья, не имеющих достаточных водных ресурсов. Со строительством и вводом в строй ГЭС в Таджикистане и Киргизии будет наблюдаться мультипликативный эффект с развитием промышленности и сельского хозяйства.

Общий объем гидроэнергоресурсов только Таджикистана оценивается в 527 млрд кВт·ч, в том числе технически возможных к использованию —202 млрд кВт·ч, а экономически целесообразных к строительству — 172 млрд кВт·ч. Это делает Таджикистан одним из самых обеспеченных этим возобновляемым и экологичным источником энергии в мире (8-е место по абсолютному потенциалу выработки, 2-е — после России среди стран СНГ). Такой потенциал позволяет не только обеспечить дешевой энергией себя, но и экспортировать ее в другие страны, в том числе в Афганистан. Это поможет разоренной и обескровленной войной стране наладить собственное производство и создаст предпосылки для нормального и последовательного развития. Соседи опасаются, что Таджикистан способен стать «энергетическим кулаком» Центральной Азии. Россия же, участвуя в крупных и средних энергетических проектах Таджикистана, выступила бы гарантом региональных соглашений по водному вопросу, отстаивая собственные интересы в регионе.

Время показало, что ни Европа, ни США не заинтересованы в поступательном развитии региона и только Россия способна изменить ситуацию. В противовес американской концепции «экспорта демократии» Россия может предложить концепцию «экспорта развития». Курс государства на инновационную экономику должен предполагать создание рынков сбыта продуктов и даже самих инновационных технологий. А это возможно, если индустриализация соседних, менее развитых стран будет проходить с российским участием и даже под российским контролем. Российский принцип промышленного развития должен состоять в том, чтобы, развивая других, развиваться самим. Если мы хотим развиваться, а не прозябать, завися от цен на нефть и глобальных кризисов, нам необходимо развивать страны подбрюшья.

В этом плане показателен пример Японии, которая разрабатывает новые технологии, а те, что уже отработаны, передает другим, прежде всего Юго-Восточной Азии. Страна-лидер обеспечивает технологический прогресс, который подхватывают следующие за ним страны. Мы должны понимать, что нам нужны сильные и благополучные соседи, а не беднейшие страны, несущие угрозу нашему существованию.

Любое явное осложнение ситуации в пределах границ государств Средней Азии может негативным образом сказаться на самой России. Это и поток беженцев, и увеличение потока наркотиков, и проникновение экстремистских групп радикальных исламистов на территорию страны. Уже скоро борьба за влияние в Центральной Азии может приобрести многоуровневый характер. Первым станет уровень геополитических столкновений крупных игроков — РФ, США, КНР — в защите и укреплении своих интересов в регионе. Затем борьба перейдет на региональный уровень — между самими странами Средней Азии с участием блоков ОДКБ, ШОС, НАТО — и закончится внутриполитическими столкновениями на национальном уровне между политическими группировками внутри самих стран Средней Азии. В прямых интересах России не допустить дальнейшей деградации и «афганизации» стран региона. Сегодняшней России чрезвычайно важно иметь четкую позицию и последовательную программу реализации своих стратегических национальных интересов в контексте развития Центральной Азии.