Отбросить хвост, чтобы выжить

Андрей Горбунов
1 октября 2012, 00:00

Впервые в российской истории промышленный холдинг, горно-металлургическая компания «Мечел», объявил о масштабной распродаже своих производственных активов

Только после запуска Эльгинского месторождения «Мечел» сможет начать расплачиваться по долгам

До сих пор крупный индустриальный бизнес лишь расширялся, приобретая все новые промышленные объекты. Распродавались, в основном, лишь самые мелкие и непрофильные активы, крупные же отделялись от головной компании,  в основном, для обособления бизнесов. Случай с «Мечелом» другой. Компания продает почти все, за исключением нескольких головных предприятий, чтобы снизить долговую нагрузку и решить проблему дефицита финансовых ресурсов для развития новых крупных инвестпроектов.

Прецедент был создан 21 сентября, когда совет директоров «Мечела» утвердил новую стратегию развития компании. Во-первых, было объявлено о предстоящей продаже множества активов компании, которые последовательно приобретались с начала 2000-х годов. За счет полученных средств будет снижена долговая нагрузка холдинга. Во-вторых, было рекомендовано продать стратегическому инвестору до 25% ключевого дивизиона группы — добывающего подразделения «Мечел-Майнинг». Вырученные средства должны пойти на освоение Эльгинского угольного месторождения, ключевого инвестпроекта компании.

По масштабам сокращения своего бизнеса с «Мечелом» может сравниться только «Северсталь», которая ранее продала свои активы в Европе и США, оставив лишь пару наиболее рентабельных заводов. Однако случай с «Северсталью» несколько иной: компания пыталась не закрыть брешь в финансах, а увеличить эффективность бизнеса, продав низкорентабельные производства. У «Мечела» положение много хуже: компания реализует два крупных инвестиционных проекта, остановить которые сейчас нельзя, при этом ее долговая нагрузка составляет 9,4 млрд долларов на фоне годовой выручки в 12,5 млрд и EBITDA в 2,4 млрд долларов (см. график 1). Таким образом, собственных средств для одновременного развития проектов и снижения долга у компании нет. Остается распродажа неприбыльных активов.

Цена амбиций

«Продажа активов понизит долг и снизит коэффициенты долговой нагрузки, но фундаментальную проблему долга компании не решит», — считает аналитик инвестиционного банка UBS Алексей Морозов. Причина — предельно высокий уровень долга, растущего непрерывно с 2007 года.

Долговая нагрузка стала следствием явно завышенной инвестиционной программы «Мечела» и неоправданно высоких трат на приобретение новых производственных активов. Основной собственник «Мечела» — Игорь Зюзин, поднявшийся на угле (ему удалось в 1997 году получить оперативный контроль над крупной угольной компанией «Южный Кузбасс»), после покупки в 2001 году челябинского сталелитейного комбината «Мечел» решился на мощную экспансию в металлургию, горнодобычу и инфраструктуру. С 2007 года «Мечел» начинает скупать активы в России и за рубежом, тратя колоссальные деньги. Так, в 2007 году группа почти за 2 млрд долларов приобрела контрольный пакет акций «Якутугля» и лицензию на разработку Эльгинского угольного месторождения, одного из крупнейших в России. Инвестиции в достройку железной дороги и подготовительные работы в последующие годы потребовали еще не менее 1,5 млрд долларов.

В 2008 году «Мечел» потратил 1,4 млрд долларов на покупку у группы «Ист» Тихвинского ферросплавного завода вместе со строящимся рудником и ГОКом по добыче хромовых руд в Казахстане. Тогда же «Мечел» объявил о приобретении за 425 млн долларов американской угольной компании Bluestone Coal.

Наконец, «Мечел» дал старт одному из своих ключевых инвестиционных проектов стоимостью 665 млн долларов — строительству завода по производству современных железнодорожных рельсов для нужд РЖД.

Одновременно «Мечел» поддался моде на приобретение заводов в Европе. Компания решила инвестировать в предприятия с той же специализацией, что и ее заводы в России: в производство спецсталей, сортового проката и метизов.
Средств на приобретение крупных активов у «Мечела» уже не было, в результате группа в течение нескольких лет приобрела несколько небольших заводов в Румынии и Литве, потратив на все 250 млн долларов.

Цена амбиций владельца «Мечела» Игоря Зюзина — 9,4 млрд долларов долга, аккумулированных его компанией expert_821_037-1.jpg Фото: РИА Новости
Цена амбиций владельца «Мечела» Игоря Зюзина — 9,4 млрд долларов долга, аккумулированных его компанией
Фото: РИА Новости

Инвестиционная программа «Мечела» строилась в расчете на постоянный рост рынка. Предполагалось окупить приобретения и профинансировать инвестиционные проекты за счет растущих цен на сталь, уголь и ферросплавы. Однако финансовый кризис 2008–2009 годов внес свои коррективы. И если объемы производства и выручку компании к 2011 году удалось восстановить, то прибыль стало приносить только угледобывающее подразделение. «Южуралникель» и Тихвинский ферросплавный завод, вследствие падения мировых цен на ферроникель и феррохром, оказались убыточными. Снизилась и прибыльность основного металлургического сегмента группы. Если российские предприятия еще показывают хоть и сниженную, но все же прибыль, то, например, румынские активы стали работать исключительно «в минус». «Мечел» был вынужден постоянно перекредитовываться, в результате долги группы за три с лишним года выросли с 3,5 до 9,4 млрд долларов по итогам прошлого года. И все равно компания продолжала заниматься скупкой активов: в 2011 году в нее вошли ряд заводов разоряющейся ГК «Эстар», принадлежащей Вадиму Варшавскому.

В начале 2012 года «Мечел» начал переговоры с кредиторами об отсрочке платежей. Компании удалось избежать надвигавшегося банкротства, однако при этом подвисли ее инвестпроекты (Эльгинское месторождение и рельсобалочный стан), а к концу сентября в залоге у банков оказалось 42,9% акций компании. Поскольку банки больше не давали в долг, пришлось решиться на распродажу активов.

Избавление от ненужного

Для продажи утверждены пять металлургических и метизных заводов в Румынии, Донецкий электрометаллургический завод на Украине, британский металлопрокатный завод Invicta Merchant Bar и литовский производитель метизов Nemunas. Также будут проданы ключевые активы ферросплавного дивизиона «Мечела» (шахта «Восход Хром» и ГОК «Восход Oriel» в Казахстане), Тихвинский ферросплавный завод в Ленинградской области и «Южуралникель» в Оренбургской области. Отметим, что в свое время на ферросплавный и никелевый бизнес «Мечел» делал особую ставку как на перспективное направление диверсификации группы.

Кроме металлургических активов будут проданы электрогенерация и сбыт — «Кузбассэнергосбыт» и ТЭЦ «Теплофикация Русе» в Болгарии. Предполагается также продать металлотрейдинговую сеть «Мечела» в Европе («Мечел-Сервис Глобал»). Для себя компания оставляет российскую сбытовую сеть «Мечел-Сервис».

На продаваемые предприятия приходится 20–25% выручки холдинга, а их вклад в прибыль вообще является минимальным. С момента основания группы главным центром прибыли «Мечела» был и остается добывающий сегмент, «Мечел-Майнинг», в первую очередь угольные компании «Южный Кузбасс» и «Якутуголь» (см. график 2). В металлургическом дивизионе основную маржу группе приносят три актива — Челябинский металлургический завод (он же «Мечел») и два связанных с ним производителя метизов, сортового проката и поковок — Белорецкий металлургический завод и завод «Уральская кузница» в Чебаркуле. Эти активы распродаваться не будут.

По итогам предстоящих сделок группа «Мечел» серьезно поменяет географию присутствия и логику бизнеса: компания отказывается от мировой экспансии и заявленной ранее диверсификации бизнеса.

Цена вопроса

Продаваться выставленные предприятия, с учетом их рыночного и финансового положения, будут долго. В «Мечеле» отмечают, что переговоры уже ведутся, но все на разной стадии. Первой будет продана «Теплофикация Русе», «поскольку решение о реализации этого актива было принято еще в начале года».

По словам Алексея Морозова, сложнее всего будет продать «Южуралникель» и румынские заводы. «“Южуралникель” из-за его долгов может вообще уйти “за ноль”. Но даже в этом случае покупателя будет найти непросто, ведь закрыть долг можно, только заложившись на потенциальный бурный рост цен на никель», — говорит Морозов. Интересным активом, по его мнению, может стать сравнительно недавно реконструированный завод в Донецке, его можно попробовать продать за 200 млн долларов (все пять румынских предприятия, по мнению Алексея Морозова, стоят не больше 100 млн долларов). Тихвинский ферросплавный завод, продаваемый вместе в ГОКом и шахтой, в UBS оценивают до 200–300 млн долларов, известны и потенциальные покупатели — казахская ENRC, в составе которой уже есть крупные феррохромовые заводы в России и Казахстане, и специализирующийся на ферросплавах Челябинский электрометаллургический завод.

Больше всего денег «Мечел» сможет выручить от продажи пакета акций «Мечел-Майнинга»: четверть его капитала, по словам Морозова, стоит 2,5 млрд долларов.

Таким образом, продавец может реально претендовать на выручку около 3 млрд долларов. Эти деньги всех проблем «Мечела» не решат. Ведь уже к 2014 году инвестиционные вложения группы должны составить 3,3 млрд долларов, из них более 1,5 млрд необходимо вложить в Эльгинское месторождение. Если к этому времени оба инвестпроекта (угольное месторождение и рельсобалочный стан), которые должны генерировать большую прибыль, не будут запущены, проблема ныне реструктурированного кредитного долга возникнет вновь. Но тогда у компании уже не будет никаких иных ликвидных активов для продажи, кроме основных. И банкротство опять станет реальной угрозой.