Памяти темного

Культура
Москва, 08.10.2012
«Эксперт» №40 (822)

Если вам небезразличен Тим Бертон, обязательно посмотрите его новую работу. Черно-белый трехмерный мультфильм — лучшее, что неуемный фантазер сделал лет как минимум за десять. Но важнее, однако, тот факт, что для Бертона этот проект — самый личный из всех возможных.

Все началось в 1984 году. Тим, тогда 25-летний художник, работавший на корпорацию Walt Disney, представил боссам свой дебютный получасовой опыт — оригинальный «Франкенвини». Он сделал картину под впечатлением гибели своей собаки, попавшей под машину: в фильме бультерьера Спарки оживлял изобретательный мальчик с неслучайным именем Виктор Франкенштейн. По замыслу, картина должна была демонстрироваться в кинотеатрах перед «Пиноккио», который как раз собирались выпустить в повторный прокат, однако продюсеры пришли в ужас от мрачного мультфильма о псе-зомби. Результатом стало увольнение Бертона, который, по мнению руководства студии, был способен только пугать, а никак не развлекать детей. Четверть века спустя та же самая студия предложила режиссеру — теперь уже любимцу всего мира — вернуться к давнему замыслу и доработать его, превратив в полный метр, причем анимационный и в 3D. Бертон не стал отказываться: только в память о старой картине сделал и новую черно-белой.

Многие из последних проектов Бертона, включая недавние «Мрачные тени», получали неоднозначные отклики даже от бывших фанатов. Однако провальных мультфильмов в его фильмографии не было: что «Кошмар на Рождество», что «Труп невесты» — безусловные удачи. Наверное, объясняется это тем, что Бертон — прирожденный художник с особым талантом к любым формам гротеска, и с куклами или рисунками у него отношения более интимные, чем с актерами (исключение — Джонни Депп, который и сам в руках Бертона становится чем-то вроде большой нескладной марионетки). Как бы ни был натурален и мил Спарки из игрового «Франкенвини», ему не сравниться с кукольным бультерьером — подлинной звездой новой картины. Большеглазые дети, их кривозубый учитель физики, другие характерные обитатели маленького городка — типичные, в хорошем смысле слова, творения бертоновского гения. В этот мир мы вступаем как в хорошо знакомый и уютный, хоть видим его впервые. Причина — в сопровождаемой музыкой старого знакомца Дэнни Элфмана и моментально узнаваемой интонации, одновременно макабрической и нежной, сентиментальной и пугающей: она знакома нам по «Трупу невесты» и «Сонной лощине», «Чарли и шоколадной фабрике» и «Эдварду — руки-ножницы». К слову, звезда той картины, едва ли не лучшей в карьере Бертона, Вайнона Райдер, озвучила здесь подружку главного героя Эльзу ван Хельсинг.

Как и Бертон, предпочитающий компьютерам старомодную кукольную покадровую анимацию, Виктор Франкенштейн действует проверенными методами: он выкапывает из могилы тело любимца и ловит на воздушного змея молнию, чтобы оживить Спарки силой электричества. Псевдонаука вместо древней магии — в остальном интрига «Франкенвини» мало чем отличается от сюжета самой страшной книги Стивена Кинга «Кладбище домашних

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (822) 8 октября 2012
    Рождаемость
    Содержание:
    Мало кто верил, но это случилось

    Рождаемость в России растет, уже в нынешнем году впервые за двадцать лет убыль населения может снизиться до нуля. Этих изменений недостаточно для решения демографической проблемы, но они носят глубинный характер

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама