Вехоповал

На улице Правды
Москва, 08.10.2012
«Эксперт» №40 (822)

То, что человечество не может двигаться вперед, не расставаясь со своим прошлым, — это несомненно. Как расставаясь — смеясь или без особого веселья — это бывает по-разному. В межвоенное двадцатилетие тоже прощались с вчерашним миром, понимая, что так, как было до 1914 года, уже никогда не будет, но большого смеха и большой радости это не вызывало. Куда именно «вперед» — это тем более бывает по-разному, потому что, строго говоря, само слово «вперед» еще ничего не говорит о правильности избранного пути. Иногда лучше назад, да и вообще азимутов много — целых 360 градусов.

Тем не менее отмена важных культурных и, шире, миросозерцательных вех необходима политику, желающему произвести серьезный переворот. Ведущие европейские державы так и не смогли до конца пересмотреть итоги Второй мировой войны. Не то чтобы они им были очень дороги, и не то чтобы давняя антигитлеровская коалиция не вызывала у них никаких вопросов, но неохота ворошить прошлое, тем более что свои Аушвицы у всех имеются. Поэтому во Франции по-прежнему уйма табличек «Avenue de Stalingrad», а памятники-тридцатьчетверки по-прежнему стоят в Тиргартене. На расчет с символами (хотя уж сколько лет прошло) не хватает духа, оттого и политика — и внутренняя, и внешняя, отношения с той же Россией — вялая, «и не друг, и не враг, а так». Без отказа от пережитков не удается придать политике жесткость XXI века. Хотя порой и хочется. Тогда как прибалтийские страны смогли бестрепетно свершить такой отказ — и обрели замечательную жесткость в политике. «Никакого дождя не было».

То же самое мы наблюдали в последние годы советской власти. Вряд ли там была полная предопределенность, отыграть что-то можно было — но ценой отказа от сковывающего и расслабляющего гуманизма. «Народ нас не поймет» etc. Посредством полной бесчеловечности социализму вполне можно было придать второе дыхание и так въехать в XXI век. Но — духа не было.

Сейчас подобное же расслабление ума и воли наблюдается и в либеральной части освободительного движения. Идейной работы вообще не наблюдается, вожди считают вполне достаточным повтор разогретых к ужину лозунгов двадцатилетней давности (типа «Хочешь жить как в Европе?»). Картина в чем-то даже парадоксальная: движение, объявившее себя выразителем нужд и чаяний креативного класса, максимум, на что способно явить свою креативность, это на несмешные шутки, с которыми активисты ходят на митинги. В смысле же какого-то идейного творчества — полное наличие отсутствия.

Писатель Д. Л. Быков является, по сути, единственным в поле воином: наряду с изящным поэтическим творчеством двудюжий Быков отдувается и за весь креативный класс в постановке новых нетривиальных проблем. Он год назад, до всяких Белковских и Толоконниковых, призвал к церковной реформации; он полгода назад открыто заклеймил людей низкого звания, поименовав их быдлом (со времен трубадура Бертрана де Борна мало кто осмеливался); сейчас он открытым текстом назвал сборник «Вехи» позорным и призвал избавиться от ложного стыда, заставляющего

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (822) 8 октября 2012
    Рождаемость
    Содержание:
    Мало кто верил, но это случилось

    Рождаемость в России растет, уже в нынешнем году впервые за двадцать лет убыль населения может снизиться до нуля. Этих изменений недостаточно для решения демографической проблемы, но они носят глубинный характер

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама