Правила научного пиара

15 октября 2012, 00:00

Редакционная статья

Если не брать в расчет «ненаучные» Нобелевки, объявление которых часто сопровождается пересудами и скандалами, то премии по физике, химии, физиологии и медицине в целом соответствуют статусу главной научной награды. Тем не менее определенную не совсем научную специфику можно разглядеть и в них. Прежде всего, шведские премии — это крупнейшая пиар-акция, следовательно, она должна подчиняться соответствующим правилам. Первое из них — информповод должен быть неожиданным.

Действительно, одна из «фишек» Нобелевского комитета — регулярное посрамление прогнозистов и составителей шорт-листов вероятных кандидатов. За редкими исключениями итоговый выбор шведских академиков застает врасплох, хотя, как показывает многолетний опыт, последующая реакция научных сообществ на принятые в Стокгольме решения практически никогда не бывает негативной. Выясняется, что новые лауреаты — люди весьма заслуженные, а непопадание ученых-счастливчиков в предварительные шорт-листы объясняется тем, что их просто недоглядели. Вот в этом году только ленивый не «спрогнозировал» физическую Нобелевку за бозон Хиггса, а получили ее тоже вполне достойные, но не упомянутые в предварительных списках кандидаты.

Второе правило научного пиара — правильный баланс между выдающимися, но малопонятными широкой аудитории открытиями и достижениями, имеющими вполне конкретный выход, объяснимый обывателю. В последние годы в решениях Нобелевского комитета все четче прослеживается своего рода двухгодичный цикл: если в предыдущем году премия досталась ученым, достижения которых по большей части носили фундаментальный характер, с высокой долей вероятности можно ожидать, что в следующем ее присудят исследователям-прикладникам.

Эта умышленная периодичность четко видна при определении лауреатов премии в области физики. Так, в 2008 году наградили трех японских ученых за открытие фундаментального механизма спонтанного нарушения симметрии в субатомной физике, а в 2009-м премия досталась создателям оптических систем передачи данных. Далее, в 2010 году лауреатами стали Андре Гейм и Константин Новоселов за открытие многообещающего нового материала, графена, а в 2011-м — трио астрофизиков за открытие процесса ускоренного расширения Вселенной. Победителями же этого года снова стали ученые с сильным экспериментальным креном и с выходом на конкретные устройства — сверхточные часы и квантовый компьютер.

Похожую логику легко обнаружить и в биомедицинских Нобелевках. Скажем, в 2008 и в 2010 годах премии были присуждены за прикладные исследования (выявление онкогенного вируса папилломы и вируса иммунодефицита человека и разработку методов экстракорпорального оплодотворения), тогда как в 2009-м и в 2011-м их получили ученые, обогатившие общетеоретические представления о внутренних механизмах работы живых организмов. Нынешняя премия за получение плюрипотентных клеток из клеток взрослого организма — опять, скорее, оценка полезных экспериментальных методов.

Наконец, та же схема заметна в последние пять лет в области химии, причем «химический» цикл в точности совпадает с «биомедицинским»: в 2008 и 2010 годах лауреатами становились ученые, которые обнаружили объекты и механизмы, ставшие эффективными инструментами экспериментальных исследований и промышленного производства (зеленый флуоресцентный белок — аналитический маркер и разработка методов ускорения каталитических процессов в органическом синтезе), тогда как в 2009 и 2011 годах премии присуждались ученым, внесшим вклад прежде всего в копилку теории (выявление структуры и функций рибосомы и открытие квазикристаллов). В нынешнем году лауреаты премии по химии снова перекинули мостик между теорией и практикой: описанные ими механизмы работы универсальных рецепторов станут мощным подспорьем для создателей новых поколений лекарственных препаратов.

Наконец, третье универсальное правило: если в итоге отбора все-таки остаются два претендента, нужно довериться случаю. Нобелевские мудрецы в такой ситуации просто кидают монетку (см. «Как падает шведская монетка» в «Эксперте» № 38 за 2005 г.).