Интересы продавцов

Иван Рубанов
29 октября 2012, 00:00

Для трех сторон сделки она выглядит совершенно по-разному.

Консорциум ААР получил за свой актив высокую цену с премией к рыночным котировкам компании порядка 25%, при этом речь идет об оплате живыми деньгами. Но это единственная победа ААР. Тактический выигрыш для консорциума одновременно стал стратегическим поражением, ведь ТНК-BP была одним из самых прибыльных активов в России. «Зачем им такие деньги, — рассуждает один из наших собеседников. — Где они еще смогут рассчитывать на такую сладкую доходность — 20 процентов?» Особая речь о главном генераторе идей в ААР, которым все считают Михаила Фридмана. Он давно вынашивал идею мягкого и безболезненного перемещения в элиту мирового бизнеса. Считается, что по его инициативе консорциум настаивал на размене своей доли на крупный (до 10%) пакет акций British Petroleum. Однако британцы от этого категорически отказались. «Эта старая неудача стала одной из причин того, что Фридману не удалось “поднять” средства у партнеров на альтернативное предложение о выкупе доли BP», — рассказывает один из осведомленных источников. Продажа ключевого актива для Фридмана означает закат его карьеры, вряд ли он когда-либо будет занимать в бизнесе и политике такое же место, какое занимал до сих пор.

Для BP расклад почти противоположный. ТНК-BP для британской компании до сих пор была своего рода дойной коровой. По данным прошлогодней отчетности, на СП приходилось почти 30% запасов и добычи углеводородов международного гиганта, доля в нем обеспечивала лишь 8% выручки, но 16% прибыли. British Petroleum получала из России очень щедрые дивиденды, ведь «танкисты» традиционно направляли на выплату акционерам почти всю чистую прибыль. По итогам прошлого года британцы получили 3,7 млрд долларов дивидендов, в нынешнем соответствующая цифра могла бы превысить 4 млрд. Рентабельность активов «расширенной» «Роснефти» будет гораздо ниже, а дивидендная политика традиционно куда консервативнее. По оценкам аналитиков, пакет BP даже с учетом старых и вновь докупаемых акций будет приносить ей около миллиарда долларов дивидендов ежегодно или того меньше.

Для BP нынешний альянс с «Роснефтью» скорее даже не шаг вперед, а избавление от неуживчивого партнера, сложности в отношениях с которым начались еще семь лет назад. Российские владельцы ТНК-BP хотели превратить компанию в глобального игрока, в то время как британцев интересовало лишь развитие бизнеса в России. Четыре года назад конфликт двух акционеров перерос в открытую фазу: иностранцы были со скандалом оттеснены от управления компанией. Переход под крыло государственной «Роснефти» разрешает старые проблемы и дает компании возможности расширять присутствие в России, правда, уже в роли младшего партнера. Теперь британская компания консолидирует порядка 20% акций «Роснефти», это позволит ей провести двух своих представителей в совет директоров. Как показывает опыт того же «Газпрома», влияние иностранных акционеров, не имеющих блокпакета, на принятие стратегических решений в наших госкомпаниях близко к нулю. Правда, British Petroleum выигрывает в географии. Через «Роснефть» она фактически станет соучастником разработки огромных шельфовых ресурсов и крупных стратегических месторождений, доступ к которым, напомним, у нас де-факто дозволен только компаниям с контрольным участием государства. В ВР поговаривают, будто готовы забыть о России как о кошмарном сне. «Предполагаю, что после традиционного годового моратория BP начнет постепенно распродавать акции “Роснефти”», — считает партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин. — Обладая миноритарным пакетом, она будет находиться в непривычной для себя роли рантье, ей будет интереснее переложить средства в собственные проекты где-нибудь в Северной Америке». Однако главное, что всего за десять лет своего пребывания в России BP многократно окупила первоначальные вложения и вернула их в карманы акционеров (см. «Детали сделки и ее ключевая интрига»), так что промежуточным итогом своего пребывания в России компания должна быть довольна. Это обстоятельство, а также известные проблемы западных компаний с доступом к углеводородным запасам позволяют предположить, что интерес BP к партнерству с «Роснефтью» — дело стратегическое и долгосрочное.