Сериалы подросткового возраста

Культура
Москва, 05.11.2012
«Эксперт» №44 (826)
Просмотр сериалов постепенно заменяет поход в кино как главное развлечение для массового зрителя. Но винить в этом киноиндустрия должна только себя

Фото: East News

Всего пять лет назад, когда знаменитая актриса Гленн Клоуз, сыгравшая не только в кассовых хитах («Роковое влечение», «101 далматинец»), но и в серьезных картинах, принесших ей шесть номинаций на «Оскар» (в том числе и в этом году — за «Альберта Ноббса»), решила принять предложение и сыграть главную роль адвоката в сериале «Ущерб», агент пытался ее отговорить: мол, для кинозвезды работа на телевидении — шаг вниз, признание собственной карьерной несостоятельности. Опасения были напрасными — сериал с успехом идет пятый год, а сама Клоуз ко всем своим наградам добавила еще и престижный «Золотой глобус», полученный за работу в первом же сезоне.

Сейчас такая осторожность в отношении работы на телевидении уже неактуальна. Конечно, кинозвездой быть престижнее — выше гонорары, и сам факт, что миллионы зрителей готовы в пятничный вечер выйти из дома, дойти до кинотеатра и заплатить 10–12 долларов, чтобы посмотреть на звезду в новом фильме, нельзя сравнить с вечером у телевизора, который предлагает очень разный по качеству выбор. Проблема только в том, что кино уже не то, что раньше, и если у актрис калибра Гленн Клоуз есть предложения, то это не блокбастеры, идущие во всех сетевых кинотеатрах на сеансах с утра до вечера. Это скорее скромные низкобюджетные фильмы вроде того же «Альберта Ноббса», которые мало где можно увидеть. В то время как с развитием интернета «Ущерб» можно смотреть сразу после телепремьеры, не выходя из дома.

Начало

Золотой век американских сериалов начался полтора десятка лет назад, когда кабельные каналы HBO и Showtime, не зависящие от рейтингов общенациональных старших братьев, стали экспериментировать с форматами для разных групп зрителей, которых начала терять киноиндустрия. Забавно, что само кино пострадало именно от того, что обновило формат и подарило ему новую жизнь: с развитием компьютерных спецэффектов в середине 1990-х и открытием для Голливуда новых рынков бывших соцстран индустрия повернулась к международному зрителю и начала делать зрелища для подростков, сведя к минимуму производство серьезных драм, для восприятия которых требовалось знание языка и контекста. Движение «независимого» кино, расцветшего в те же 1990-е, в том числе благодаря фестивалю Sundance, дало старт в мейнстрим Квентину Тарантино, Стивену Содербергу, Роберту Родригесу, которые умели снимать экшн, но на этом все и закончилось — остальные «авторы» так и остались на периферии кинопроцесса, снимая низкобюджетные фильмы для очень ограниченной аудитории. Вместе с кризисом индустрии пошатнулась система звезд. Самые кассовые франшизы 2000-х — «Властелин колец», «Гарри Поттер» и «Сумерки» — собрали свои миллиарды не за счет звездных имен на афишах, а благодаря тем же спецэффектам, фэнтези-тематике для подростков и тому факту, что были экранизациями популярных книг. Причем в новое время успешный фильм перестал «делать» новых звезд — как только молодые актеры, ставшие известными благодаря перечисленным картинам: Элайджа Вуд, Дэниел Рэдклифф, Роберт Паттинсон — с

У партнеров

    «Эксперт»
    №44 (826) 5 ноября 2012
    Газ
    Содержание:
    Сланца очистительное пламя

    Рост добычи сланцевого и других «нетрадиционных» видов газа балансирует мировой рынок, оставляя в прошлом сверхвысокие цены и региональный дефицит. Чтобы сохранить место под солнцем, «Газпрому» неизбежно придется заняться повышением эффективности своего бизнеса

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама