Сланцевое предупреждение

5 ноября 2012, 00:00

Редакционная статья

За последние пять лет добыча сланцевого газа в США увеличилась в четыре с половиной раза и в нынешнем году достигнет уже почти трети совокупной американской добычи. Чтобы оценить масштаб происшедшего, достаточно сказать, что за считанные годы в мировом газовом балансе произошел прирост предложения, превышающий годовую добычу Ирана — номера три в мировом списке крупнейших добытчиков. Пока что весь этот прирост предложения «заперт» в США, что привело к обвальному падению цен на внутреннем рынке — за пять лет почти впятеро, с 450 примерно до 100 долларов за тысячу кубометров. Экономисты и отраслевые аналитики наперебой прогнозируют скорейший выплеск «избыточного» американского газа за пределы страны — в Западную Европу и Восточную Азию, прежде всего в Японию и Южную Корею, где средний уровень цен превышает американский соответственно в четыре и шесть раз.

Другим логичным следствием ускоренного роста предложения дешевого американского газа стала бы перестройка топливного баланса США — перевод части энергомощностей с дорогого и худшего с экологической точки зрения угля на газ. Частично этот процесс уже начался — свидетельством тому выросшие за последние полтора года поставки американского энергетического угля (вместе с уже не находящим достаточного спроса в США колумбийским) в Западную Европу.

Для России оба факта — превращение США в крупного экспортера углеводородов или же новый виток американской индустриализации, основанный на развитии нефтехимии и модернизации национальной энергетики, — серьезный повод задуматься. Возможно, шумиха вокруг сланцевого газа чрезмерно раздувает масштаб его воздействия на мировой рынок энергоносителей и пока «Газпром» по-прежнему удерживает позиции стабильного европейского поставщика. Но невозможно не заметить реальный технологический переход. Изменения структуры мирового топливного баланса не являются временными и конъюнктурными — за ними стоит серьезный прорыв в технологиях добычи углеводородов. И именно в этом заключается главный вызов, который бросает «Газпрому» сланцевая революция в США. И дело не в самом сланцевом газе, речь идет о развитии и повышении рентабельности добывающих технологий как таковых. В России есть много таких несланцевых месторождений, технологически освоить которые без помощи западных компаний она уже не в состоянии. А это отражается на себестоимости и самостоятельности национальной добывающей промышленности.

Или мы научимся добывать и поставлять на рынки газ в разы более эффективно, или проиграем этот рынок более технологически продвинутым производителям, лишимся изрядной доли своих нефтегазовых доходов и расстанемся с идеей модернизации экономики. При нарастающем российском технологическом отставании десятки миллиардов долларов, потраченные на Бованенково и «Северный поток» (и, слава богу, не потраченные на Штокман), не отобьются никогда и лягут бременем на бюджет и внутренних потребителей.

Другой важный вывод из сланцевой истории — необходимо научиться играть в те игры, в которые нас затягивает европейская элита. По словам еврокомиссаров, речь якобы идет о демонополизации поставок газа, но их реальная цель — додавить «Газпром», пугая его судебными преследованиями, и в конечном итоге заставить снижать цены на топливо. Наша монополия на такие инсинуации реагирует импульсивно и тем самым лишь загоняет себя в угол. На самом деле надо бы набраться храбрости и поучаствовать в этом шоу, вырвав инициативу из рук европейцев. Ну, например, предложив ввести рыночное ценообразование, скажем, на бирже. В Европе дефицит газа, и крупным новым поставкам взяться, кроме как из России, неоткуда. Поэтому биржевое ценообразование в Европе неминуемо зафиксировало бы высокие ценовые уровни. А потуги спекулянтов на этой бирже сыграть на понижение всегда можно было бы пресекать сокращением объемов поставок газа. Но, похоже, для «Газпрома» в его нынешнем виде обыграть противника на чужом поле — задача непосильная.