Костюм-конструктор

Лина Калянина
редактор отдела конъюнктуры отраслей и рынков журнала «Эксперт»
12 ноября 2012, 00:00

Ведущий европейский текстильный холдинг Scabal открыл портновский дом в Москве. Компания планирует развивать российский рынок индустриального пошива мужских костюмов по индивидуальным меркам, делая ставку на адекватное соотношение цены и качества

Фото: Алексей Майшев
Управляющий Savile House by Scabal в Москве Ник Лурье

Есть люди, которые одеваются исключительно у портных и не ходят в магазины готового платья. Не то чтобы это были какие-то особые модники: им просто очень важно, чтобы вещь отлично сидела, выделялась необычной тканью или фасоном. За это они готовы заплатить ожиданием, походами на примерки и невозможностью совершить спонтанную эмоциональную покупку.

В Москве с началом рыночной экономики закрылось более 1000 ателье — клиенты, которые в советские времена одевались у портных, переключились на хлынувший в страну импорт. В последние годы рынок пошива на заказ стал возрождаться, но уже в новом качестве. Традиционных портных стали постепенно вытеснять компании, предлагающие индустриальный пошив изделий по индивидуальным меркам.

Это стало возможным благодаря колоссальной модернизации швейной индустрии, происходящей в Европе и Азии: фабричные технологии меняются под производство на заказ. Это то, что стало нужно потребителю, особенно после кризиса. Индивидуальность, функциональность вещи, соответствие цены качеству — таковы сегодня основные критерии покупки.

Неудивительно, что перестройка швейной отрасли началась с мужского ассортимента, прежде всего с классических деловых костюмов, при изготовлении которых требуется гораздо меньше индивидуализации. На рынке появилось множество компаний, предлагающих «пошив по меркам»(made-to-measure). Это и производители люксовой одежды: Brioni, Kiton, Zegna, и розничные магазины-ателье, такие как Uomo Collezioni, «Императорский портной», «Калигула» и др. А недавно в Москве свой портновский дом открыл один из основных мировых производителей элитных тканей — компания Scabal. Ник Лурье, портной и управляющий Savile House by Scabal в Москве, говорит, что Россия — один из самых перспективных, второй после Китая, рынок для развития этой индустрии. Российских клиентов, предпочитающих шить деловой костюм на заказ, с каждым годом становится все больше.

О перспективах российского рынка made-to-measure мы беседуем с Ником Лурье.

Почему ведущий производитель тканей Scabal открывает портновские дома?

— В последние годы made-to-measure стал ключевым трендом на рынке мужского костюма во многих странах, в том числе и в России. Компания Scabal — одна из первых в мире, начавшая развивать эту технологию. Savile House by Scabal в Москве — это не ателье в классическом понимании слова: снятие мерок, несколько примерок и практически вручную сшитый костюм. Речь идет об индустриальном пошиве костюма на заказ по вашим меркам на европейских фабриках. Производители тканей в этом процессе традиционно играют ведущую роль: от них идет мода и во многом зависит качество будущего изделия.

Насколько велик спрос в Москве на пошив по меркам?

— Я думаю, что в общем объеме продаж доля костюмов, сшитых по меркам, пока еще невелика. Но все равно она уже раз в десять больше, чем была десять лет назад. Нет никаких точных данных, мы только на практике ощущаем растущий спрос. О динамике спроса свидетельствует огромное количество небольших ателье и магазинов, которые в последние годы стали открываться в Москве и предлагать эту услугу.

Почему спрос начал расти?

— Во-первых, купленный в обычной рознице костюм редко садится по фигуре идеально. Во-вторых, и это главное, костюмы на заказ стали более доступны по цене, чем раньше. Например, у нас в Savile House стоимость костюма стартует от 60 тысяч рублей. Десять лет назад это стоило в два раза дороже, потому что европейские фабрики еще плохо могли перестраивать свои технологические процессы под индивидуальные заказы. Сейчас фабрики модернизируют производство, становятся гибкими, в результате стоимость изготовления костюма значительно снизилась. Есть компании, которые из неплохих тканей за 25 тысяч рублей делают костюмы в Тунисе, Гонконге, Марокко или во Вьетнаме. Через несколько лет столько будет стоить костюм европейского уровня качества.

О какой модернизации фабрик идет речь? Что нужно изменить в швейном производстве, чтобы можно было шить по меркам?

— Если на фабриках современное европейское производство, никакого нового оборудования дополнительно не надо. Предстоит огромная сложная работа по перестройке процессов, в первую очередь связанных с кроем: нужны специалисты по посадке изделий по фигуре, нужно научиться менять стандартные базовые лекала, которых может быть несколько линий, под каждого клиента. Второй сложный процесс — это индивидуализация изделия: работа с выбранной клиентом тканью, подкладкой, множеством декоративных элементов для каждого заказа и так далее. Это дорого и сложно сделать сразу. Нужно время для того, чтобы разработать систему и воплотить ее.

А где Savile House размещает заказы на производство?

— Основную свою линию костюмов Scabal производит в Германии на огромной собственной фабрике Tailor Hoff, которая выдает около 300 костюмов по меркам в сутки. Аналогов в мире нет! Огромное индустриальное производство, но при этом персонализация невероятная — 12 роботизированных раскройных современных комплексов, карманные автоматы, машины по втачиванию рукава, суперсовременная линия влажно-тепловой обработки. Сшитые там костюмы прекрасно садятся по фигуре. Мы недавно сделали там пиджаки 64-го размера на мужчин со сложнейшими фигурами, и без переделок!

Вторую линию костюмов — под брендом «12» — Scabal производит на фабрике в Сардинии, которая не принадлежит компании, но полностью на нее работает. Эти костюмы в два раза дороже, потому что по качеству они на уровне топовых итальянских брендов. В них много ручной работы, крой итальянский: у итальянцев пропорции ширины бочка, полочки и спинки чуть другие, чем у немецких производителей. Итальянский костюм очень комфортный. Отличные лекала, другой «внутренний пакет», другие ощущения.

Но при этом немцы опережают итальянцев по части создания гибкого индустриального производства?

— Индустриальные задачи немцам традиционно легче даются, чем итальянцам. Немецкая фабрика предоставляет возможность гибкого ценообразования, поскольку все технологические процессы отлажены. При этом костюм шьется в разумные сроки — три-пять недель. Мы недавно сделали заказ за две с половиной недели — этого практически никто не сделает на рынке. Итальянцы могут в самом лучшем случае сшить за три недели, но могут и за три месяца. Кроме того, в Италии много фабрик, которые, так сказать, держат лицо — они работают на топовые модные бренды, стоимость пошива там очень высока, но, правда, и качество исключительное.

Важно и то, что немецкие лекала больше соответствуют особенностям фигуры российского клиента. Лет пять-шесть назад германские лекала были хороши в основном для больших размеров, но немцы провели колоссальную модернизацию, и теперь можно работать с любыми размерами.

Вы сказали про «внутренний пакет». Это, помимо ткани, одна из ключевых характеристик качественного костюма?

— «Внутренний пакет» — то, что находится между костюмной тканью и подкладкой, — очень важен, особенно для дорогого костюма. Для его создания вручную собираются бортовки из разных тканей — из шерсти, льна, из ткани с конским волосом, которые задают форму костюма. Эти бортовки еще нужно под определенным углом поставить, что позволяет не только держать форму, но и делает костюм носким. Нужно понимать, где какая ткань должна быть вшита. Если сделать все из конского волоса, то костюм будет «дубовый», будет жестко держать форму. Раньше делали именно такие каркасные вещи, и до сих пор в регионах есть любители. В Англии те немногие ателье, что остались, шьют именно такие костюмы. В основном пошивочные мастерские не могут себе позволить разные бортовки, потому что дорого. Лен, который мы вшиваем внутрь воротника в линии «12», в рулонах уже раскроен под 45 градусов и стоит в пять-шесть раз дороже, чем индустриальные материалы, которые здесь продаются в опте. Они тоже хорошие, их привозят для крупных фабрик — «Большевички», ФОСПа, — но они несравнимы с теми, которые производятся в Италии для топовых брендов: там бортовки сначала мочат в воде, потом сушат на солнце, разглаживают и так далее — совсем другого качества вещи получаются. Есть несколько ателье и фабрик в мире, которые могут работать на этих материалах.

А дизайн костюма создается во время примерки?

— Мужской деловой костюм — вещь консервативная. Я могу менять дизайн с помощью опций: опустить линию талии, поднять карманы, задать любой силуэт. Если я вижу, что человек пришел в костюме, сшитом в Англии — завышенная талия, одна пуговица, — я не буду ему предлагать костюм на трех пуговицах, он не захочет его. Важно еще читать клиента, понимать его потребности. Есть масса дополнительных опций — карманы, цвет фильца — это ткань, которая ставится на подворотник, ее видно, если поднять воротник, — вышивки с инициалами, со всем этим клиент может поиграть, как с конструктором.

Что нужно для того, чтобы костюм сел по фигуре?

— Главное — это баланс изделия. Нужен опыт закройщика, который может собрать в голове костюм, скажем так, в «3D-изображении». Вторая большая проблема — это то, что костюм не сидит в плечевом поясе. Если в области шеи отводится недостаточно ткани, то пиджак начинает давить, меняется осанка, человек устает, то есть важно уловить конечную посадку по фигуре, чтобы в костюме, особенно если это повседневная одежда, было еще и удобно, чтобы он не был бы красивым изделием, в котором можно только стоять.

Ткани решают все

Какова доля тканей в себестоимости костюма?

— В базовых костюмах из шерсти Super 100 или Super 150 (цифры означают количество километров нити, спряденной из одного килограмма шерсти; чем выше цифра, тем тоньше пряжа, дороже ткань и выше ее качество. — «Эксперт») стоимость ткани составляет 20–30 процентов, в топовых — 50 процентов.

Ну хорошие ткани все равно недешевы, и, скорее всего, большинству клиентов понравится материал, из которого костюм выйдет уже за 100 тысяч рублей.

— От 60 тысяч рублей у нас стоит костюм из универсальной всесезонной ткани Scabal Super 120 из новейшей коллекции Champion, сотканной в Англии на собственном производстве. Понятно, что костюм из дизайнерского материала Super 200 стоит гораздо дороже. Кроме того, имеет значение бренд: те же ткани в бутике Brioni будут значительно дороже, чем у нас.

Какие ткани в основном используют для пошива костюмов в люксовом сегменте?

— В мире четыре ведущих изготовителя костюмных тканей высокого уровня. Это — Scabal, французский производитель Dormeuil — их текстильные мощности расположены в Англии, Loro Piana и Ermenegildo Zegna, базирующиеся в Италии. Все они являются поставщиками для ведущих одежных брендов — таких как Brioni, Kiton, Isaiah и др. Спектр создаваемых ими тканей чрезвычайно широк: от шерсти Super 100 до шерсти Super 230, а также ткани с бриллиантовой крошкой или золотой нитью. Однако даже самые простые их ткани — это все равно продукт высокого качества, не предназначенный для массового производства.

Все ли эти производители тканей вышли на рынок пошива по меркам?

— Scabal первой обратила внимание на то, что made-to-mesure — перспективное направление: еще в 1989 году она купила фабрику в Германии и стала развиваться. Сначала ее портновские дома были открыты в Париже и во Франкфурте и вот теперь — в Москве. Компания Ermenegildo Zegna, как и Scabal, начинала свой модный бизнес с тканей, а сегодня превратилась в крупнейшего производителя мужской одежды с оборотом 1,2 млрд долларов. Помимо тканей, которые очень хороши, Zegna производит еще и готовые изделия для розницы разных линий — от средневысоких до люксовых, и она также одной из первых предложила рынку пошив по меркам. У Zegna огромные производственные мощности, в том числе и в Азии, — это такой монстр на рынке мужской одежды. И поэтому при осуществлении заказа «по меркам» важно с точки зрения качества, где будет произведен ваш костюм.

Что касается Dormeuil, то это производитель номер один в мире по качеству тканей для мужского костюма. У нее есть розничный бутик в Париже, но не более того, компания не хочет распыляться на розничные проекты. У Loro Piana также есть «пошив по меркам», но не очень активный. Scabal и Dormeuil выпускают ограниченный ассортимент тканей, делая упор на качестве, дизайне, контроле за сырьем. Zegna и Loro Piana — индустриальные компании, они производят миллионы километров ткани, но на рынке отрезов сами работают достаточно пассивно, предпочитая оптом продать большому производителю костюмов в Италии сто разных дизайнов. С Loro Piana вообще сложно работать, лучше иметь их ткани на складе, поскольку ждать их можно по несколько месяцев. А доставка должна занимать два-три дня. В этом идея всего бизнеса: завтра у тебя ткань, и ты начинаешь работать.

Недавно в Москве в бутике Uomo Collezioni была презентация новой суперткани Infiniti от компании Dormeuil. И по внешнему виду, и на ощупь ткань действительно невероятная. В чем ее инновационность и уникальность, в каком направлении вообще развиваются технологии производства материалов для мужского костюма?

— Эта ткань, выпущенная в восьми дизайнах ограниченным метражом, состоит на 55 процентов из шерсти категории Super 230 с добавлением 45 процентов кашемира и прекрасно характеризует подход Dormeuil к своему делу. Никто в мире повторить такой продукт не может. Все дело в сырье. Вообще, все ведущие производители используют в производстве шерсть овец породы меринос из Новой Зеландии, Австралии, несколько реже из Шотландии, Южной Америки, Киргизии и Канады. Scabal и Dormeuil сами закупают сырье, участвуют в отборе овец, плотно работают с фермерами на протяжении 50–60 лет. Владелец Dormeuil нашел в Австралии ферму, где сочетают старинные способы сбора и обработки шерсти с новейшими технологиями. На ферме установлено программное обеспечение, ведущее строжайший отбор животных, с которых можно получить уникальное сырье для производства волокон шерсти толщиной всего 12,2 микрона. Это очень тонкое волокно, в мире аналогов нет; до последнего времени на рынке тончайшим считалось волокно в 14–16 микрон. Цена такой шерсти высока, и используется она для производства уникальных тканей. Розничная цена Infiniti — 3 тысячи евро за погонный метр.

Основной тренд в инновациях как раз и состоит в утончении нитей, в увеличении длины волокна и в конечном итоге в облегчении тканей. У Zegna вообще акцент сместился на суперлегкие ткани. Они недавно сделали костюмный шелк весом всего 100–120 граммов на погонный метр и шерсть весом 160 граммов. Только я не очень понимаю зачем. Это непрактично, костюм сносишь за один сезон. Но все идет к тому, что ткани становятся очень легкими. И это нравится клиентам. Сорок лет назад ткани были раза в три тяжелее: погонный метр костюмной ткани при ширине 1500 миллиметров весил 500–600 граммов. Сейчас столько весит пальтовая ткань. Хотя, например, классический шотландский твид до сих пор весит 500–600 граммов.

Помимо этого, сохраняются традиционные различия между английскими и итальянскими тканями. Если сравнить две ткани с одинаковым весом, плетением, толщиной нити, то видно, что плетение итальянских тканей более разряженное, рыхлое, а английских — более плотное. Поэтому итальянские ткани мягче, чем английские, английские же в несколько раз дольше носятся.

А что происходит с ценами?

— За десять лет стоимость тканей выросла на 50 процентов — это существенно. В последние годы были скачки цен, потому что в кризис 2008 года спрос на эксклюзивные ткани рухнул раз в десять. Фермеры, поскольку содержать овец дорого, начали резать их на мясо. В 2009–2010 годах спрос вновь активизировался, а предложения не было — цены на сырье начали расти и на ткани, соответственно, тоже. Только в этом году ситуация более или менее стабилизировалась.

Последний портной

Возможно ли в России организовать швейное производство для пошива по меркам?

— Лет через десять или даже раньше в России обязательно будет made-to-measure на уровне Zegna, Brioni. До кризиса я пытался открыть здесь такое производство, но не получилось. Может, фабрика будет шить не 300 костюмов в сутки, а 50, но все равно такое производство появится. Мужские сорочки же мы научились отшивать.

Сорочки на заказ производят в России?

— На мой взгляд, для сорочек лучший вариант — шить здесь. Есть несколько производителей — Andrew Duck, Serge Leon, которые это делают на очень хорошем уровне. И это уже серьезные индустриальные производства. Мы пока делаем сорочки bespoke (портновский пошив): снимаем мерку, одеваем мастер-сорочку, вносим изменения, шьем макет, смотрим, какие проблемы, и только тогда шьем из нужной ткани.

— А нельзя ли на наших старых предприятиях, таких как «Большевичка», «Славянка», организовать пошив по меркам?

— Насколько мне известно, они уже пытаются. Но организовать это в масштабе и с качеством европейских производителей очень сложно. Даже на немецкой фабрике Scabal ввод каждой новой опции — это событие, большой шаг вперед, революция, нужно отработать технологию, исключить ошибку.

Пошив по меркам сегодня отъедает часть сбыта не только у розницы, но и у традиционных портных? Этот бизнес развивается?

—Такой вид пошива, как bespoke, — создание портновского костюма с несколькими примерками, большой долей ручного труда и так далее, сегодня умирает, причем во всем мире. Это стало дорого и неудобно. Bespoke не может стоить дешево в принципе — много ручной работы. Помимо этого, сегодня найти портного моложе 45 лет нереально: молодые люди не хотят этим заниматься. Есть несколько хороших портных в Москве, в Англии. В Париже есть одно приличное ателье, но только пошив у них стоит семь тысяч евро. Даже в Италии это вымирающая профессия. В ближайшие десять лет произойдет окончательный переход от портновского костюма к пошиву по меркам.