Государство без коррупции — это русское чудо

Понятие коррупции имеет атмосферическую природу. Она вроде бы повсеместна, но в каждом конкретном случае нам не хватает достоверности и деталей. Деньги и делишки любят тишину. И все же мы убеждены в том, что коррупция — это факт и наша реальность. Откуда такая твердая убежденность?

Фото: РИА Новости

Наши взгляды на коррупцию сложились благодаря трем факторам.

Первый назовем профанацией, то есть популяризацией некоего мнения. Именно в 90-е годы на просвещенный мир обрушился вал научной литературы о коррупции. Нельзя сказать, что явление вовсе до этого не исследовалось. Но в данном случае мы имеем дело с формированием мейнстрима, когда исследования о коррупции стали одним из главных компонентов теории модернизации, то есть учения о том, как слабое государство сделать передовым. Научный бум нашел поддержку в средствах массовой информации, и сегодня даже научные представления о коррупции в значительной мере определяются популярными дискуссиями в прессе.

Второй фактор опишем как государственная фикция. Социальные науки склонны воспроизводить самую опасную для своего существования логику — политико-административную: проблема формулируется и воспринимается ровно так, как этого требует государственный интерес, ориентированный на технологию ее решения. Работая в логике государственного заказа, во имя достижения политической операциональности, научное исследование рискует видеть и мыслить коррупцию так же, как видит и мыслит ее государство. Наука теряет самостоятельность суждения, приобретает прикладной характер, а ее аналитический аппарат искусственно упрощается.

Наконец, третий фактор — развитие автономного комплекса. Выделение коррупции в самостоятельный объект исследования приводит к тому, что ученые и публицисты начинают верить в существование предмета исследования только потому, что он исследуется и обсуждается.

Все три фактора ярче всего проявляются в нынешних российских дискуссиях вокруг коррупции. Средства массовой информации склонны увязывать с коррупцией все больший перечень проблем: дефекты государственного аппарата, сложности низкого экономического роста и хозяйственной эффективности, преступности и криминализации правоохранительных структур, уродства российских городов, авторитарный и недемократический характер политических институтов, системные проблемы образования и здравоохранения, терроризм на Северном Кавказе, аморальность чиновников и проч. Все эти и другие проблемы так или иначе увязываются с коррупцией. В конечном итоге связь коррупции с этим стремящимся к бесконечности списком проблем обретает характер «необходимой связи». Создается иллюзия, что со всеми этими язвами, обладающими разной природой и особой историей, можно справиться хорошо продуманной антикоррупционной политикой. Не хватает лишь пары безделиц — политической воли и правильно сформулированной стратегии борьбы со злом.

Краткая история коррупции

Кодекс Наполеона (1810) впервые определил коррупцию гражданских служащих как преступление, предусмотрев за злоупотребления уголовные наказания. Французская революция внесла отчетливое различение между частным интересом и публичным долгом. Именно после Великой французской революции значительно окрепла политическая идея о том, что правительственная власть учреждается народом, что она должна осуществляться только в интересах наро

У партнеров

    «Эксперт»
    №46 (828) 19 ноября 2012
    Борьба с коррупцией
    Содержание:
    Без резких движений

    В России идет борьба с коррупцией. Это не просто политическая кампания, а социальный процесс. Его итогом будет медленное очищение государственного аппарата

    Потребление
    На улице Правды
    Реклама