Китай. Вид сверху

Международный бизнес
Москва, 19.11.2012
«Эксперт» №46 (828)
Смена власти в КНР — отличный повод для того, чтобы поговорить об имперских амбициях Китая и о шансах на их реализацию

«Китайский профессор вернулся» — так выглядит главная новость на сайте американской организации CAGW (Citizens Against Government Waste), общественного объединения, близкого к Республиканской партии США. На минутном видео, «снятом в 2030 году», китайский профессор рассказывает своим студентам о крахе прошлых империй, включая и американскую. «Они забыли о своих корнях, вывели все свое производство, а мы купили их долги, и теперь они работают на нас», — на этих словах профессор, отдаленно напоминающий Мао Цзэдуна, разражается мефистофельским смехом, ему вторят китайские студенты. Видео про китайского профессора, впервые выложенное в сеть в начале этого года, перед выборами в США показывали по кабельным каналам в «колеблющихся штатах» в тщетной надежде убедить американцев проголосовать за Митта Ромни.

Власть в США устояла, зато сменилась в Китае. На прошлой неделе в КНР завершился XVIII съезд КПК, на котором лидерство в партии перешло к политикам пятого поколения. В их руках КНР будет до 2022 года, на очереди уже мнется в прихожей шестое поколение бюрократов, самые активные представители которого по итогам съезда вошли в 25-местный состав Политбюро ЦК КПК.

Впрочем, пока на пятую версию новый постоянный комитет не тянет, скорее можно говорить о версии 4S (подробнее см. «Поколение 4S»). Нет, новые функции у ПК появились (скажем, у Китая впервые будет премьер-министр, сносно говорящий по-английски), но говорить о его самостоятельной политике в краткосрочной перспективе преждевременно. Китайские власти, однако, планируют и на более далекое будущее. В своем прощальном выступлении уходящий китайский лидер Ху Цзиньтао обозначил две долгосрочные цели. К 2021 году экономика Китая должна достичь уровня «средней зажиточности». А к 2049-му КНР надеются превратить в современное, демократическое, модернизованное и гармоничное государство, то есть Китай планирует окончательно стать равным развитым странам, в первую очередь США. Где-то между этими датами нас поджидает и «китайский профессор» как символ китаефобии, распространенной в определенных кругах в России и на Западе. «Эксперт» попытался оценить шансы Китая на такое развитие событий и понять, что это будет значить для остального мира.

Наследство Ху

В середине октября наш журнал опубликовал специальный доклад о состоянии экономики КНР, в котором подробно разбирались текущие проблемы Китая и те задачи, которые стране предстоит решить в ближайшие годы (см. "Как лечить Китай?", «Эксперт» № 42 за 2012 г.), так что подробно на этом здесь мы останавливаться не будем.

При всем обилии проблем, однако, нельзя не признать, что десятилетие Ху было самым успешным в новейшей истории страны. По основным экономическим показателям Китай Ху Цзиньтао был успешнее Китая Цзян Цзэминя и Дэн Сяопина, скажем, средние темпы экономического роста при Ху составляли 10,3% по сравнению с 9,8 и 9,6% на предыдущих этапах. По росту ВВП на душу населения разница еще значительнее — 10,1% у Ху против 8,3% у Цзяна. Резко (с 28 до 18%) сократилас

У партнеров

    «Эксперт»
    №46 (828) 19 ноября 2012
    Борьба с коррупцией
    Содержание:
    Без резких движений

    В России идет борьба с коррупцией. Это не просто политическая кампания, а социальный процесс. Его итогом будет медленное очищение государственного аппарата

    Потребление
    На улице Правды
    Реклама