Ветеринаров объединит компьютер

Софья Инкижинова
корреспондент журнала «Эксперт»
19 ноября 2012, 00:00

Введение электронной ветеринарной сертификации для продукции животного происхождения позволит снизить затраты бизнеса на бюрократию и сделает прозрачным движение продукции на рынке

Фото: Shpikalov Georgiy / Photoxpress.ru

На днях глава Минсельхоза Николай Федоров объявил, что с 1 января 2013 года будет введена электронная ветеринарная сертификация, которая заменит существующую бумажную, обязательную для всех участников рынка, связанных с производством, переработкой и реализацией молочной, мясной, рыбной и прочей продукции животного происхождения.

Главные причины, побудившие создать новый тип ветеринарной сертификации, — ее слишком высокая стоимость для бизнеса и несоответствие современным рыночным условиям. По данным Россельхознадзора, в 2011 году было оформлено 57 млн экземпляров ветеринарно-сопроводительных документов, затраты составили около 9,5 млрд рублей — к примеру, только на печатание бумажных бланков ушло 2 млрд. Бизнес оценивает затраты на прохождение сертификации не менее чем в 30 млрд рублей, прибавляя к ним непрямые расходы — ожидание ветинспекции, вынужденный простой предприятия и коррупцию.

Разработчиком новой электронной системы ГИС «Меркурий», на базе которой будет осуществляться сертификация, выступил Россельхознадзор. По словам заместителя руководителя этого ведомства Николая Власова, суть новой системы не просто в снижении расходов на бумажную документацию путем перевода имеющейся информации в электронный вид, а в более совершенных технологиях. Они позволят проводить сертификацию в режиме реального времени, и теперь не только ветеринар, но и любой желающий сможет проследить цепочку превращения сырья в готовый продукт.

До конца 2013 года участники рынка могут пользоваться как бумажными сертификатами, так и электронными. А с 1 января 2014-го сертификация окончательно станет электронной. Внедрение ГИС «Меркурий» не потребует специальной инфраструктуры — например, терминалов для считывания штрихкодов. Понадобятся лишь компьютеры и интернет. Доступ к системе для участников рынка будет бесплатным. Николай Власов считает, что уже на начальном этапе ежегодные расходы на ветсертификацию снизятся в десятки раз — до 700 млн рублей, причем оплачивать транзакции и поддержку самой системы будет уже не бизнес, а государство.

Сто сертификатов на одну курицу

Без ветеринарной сертификации нельзя продать ни один продукт животного происхождения — этот документ отвечает за безопасность. Правила ветсертификации были разработаны еще в советское время, где почти все контролировалось и делалось государством. Для удобства к основной функции ветеринаров — подтверждению безопасности продукции животного происхождения — в правила было добавлено отслеживание движения продукции до конечного потребителя.

Сегодня старая система уже неэффективна. Раньше осуществлять ветконтроль за продукцией «от поля до прилавка» было нетрудно (магазины в основном крупные, поставки централизованные), теперь же стало много посреднических организаций, вырос ассортимент, и ветеринарные инспекторы просто захлебнулись в этом потоке. Ветеринарные бланки стали подделывать и воровать, на рынке появилась небезопасная продукция. В свою очередь, государство все больше ужесточало требования к ветконтролю, а по уровню защиты ветеринарные бланки уже сопоставимы с денежными знаками.

Ветеринарный сертификат сегодня нужно получать на каждом этапе движения продукции на рынке. Проверка начинается с сельхозпроизводителей, контролируется каждый этап: от рождения теленка и до тех пор, пока мясо не превратится в колбасу. С этого момента прямой ветконтроль заканчивается и за перемещение продукции вплоть до ее реализации отвечает ветинспекция. И именно здесь возникает наибольшее количество трудностей: в магазины поступает множество разной продукции животного происхождения, и каждая требует отдельного сертификата.

«Представьте, приезжает с перерабатывающего завода машина, выгружает на оптовом складе продукцию, а там уже сидит ветеринар. Он берет ветеринарно-сопроводительный документ с завода, проверяет товар и выписывает новый ветеринарный сертификат. За этот документ бизнесмен платит ему 70 рублей за тонну. Дальше он продает свой товар десяти розничным складам. Ветеринар выпишет для них 10 сертификатов и возьмет теперь по 100 рублей за каждую тонну. Затем эти предприятия поедут в 10 магазинов и будут продавать свой товар мелкими партиями по одной-две коробки. В этом случае ветеринар опять должен выписать 100 сертификатов и за документ к каждой коробке снова возьмет деньги», — рассказывает исполнительный директор Рыбного союза Сергей Гудков. Его слова подтверждают другие участники продовольственного рынка.

Главная проблема старой ветеринарной сертификации — отсутствие реально действующей системы прослеживаемости. «Сегодня ветеринары, осуществляя функции прослеживаемости, занимаются скорее не проверкой продукции, а переписыванием прошлых ветсертификатов, где более 90 процентов — старая информация, — объясняет Николай Власов. — В электронной системе большая часть информации автоматически списывается с предыдущих сертификатов, и ветинспектору остается лишь добавить адрес доставки, номер транспортного средства и вес товара. Все это существенно снижает трудозатраты ветеринаров».

В Россельхознадзоре говорят о целом ряде преимуществ электронной системы перед бумажной. В ГИС «Меркурий» нельзя оформить сертификат на продукт, возникший из воздуха, то есть контрабандный, ворованный, фальсифицированный, потому что нельзя нарушить целостность цепочки сертификатов от производства сырья до реализации готовых продуктов или утилизации нереализованных. Система полностью автоматизирована, и оформить липовый сертификат невозможно.

Другой плюс «Меркурия» — система предварительного оповещения о перевозках. Электронная сертификация построена так, что ветинспектор и получатель груза могут увидеть сертификат еще до отправки груза.

Не менее важен в новой сертификации так называемый сигнал второго типа — о прибытии груза, после чего сертификат гасится. Таким образом Россельхознадзор намерен искоренить существующую проблему, когда недобросовестные участники оборота грузов используют бумажные сертификаты повторно.

Регионам нужны бумажки

Главный вопрос, который интересует бизнес: действительно ли электронная ветеринарная сертификация начнет работать с 1 января? Получается, что до реализации проекта остался всего месяц или меньше (ведь скоро страна замрет в ожидании новогодних праздников)? Участники продовольственного рынка обеспокоены еще и тем, что разговоры о введении электронной ветеринарной сертификации ведутся давно, но о реальном внедрении системы мало кому известно.

По словам чиновников, электронная сертификация успешно работает уже около трех лет. Правда, пока распространена только система «Аргус», регулирующая экспорт и импорт продукции животного происхождения. ГИС «Меркурий» построен по аналогичному принципу, с той лишь разницей, что будет регулировать не внешний, а внутренний рынок.

Электронная система отчасти действует в Москве, где распоряжается федеральный Россельхознадзор, правда, пока нужно параллельно покупать бумажные бланки, на которые московская Госветслужба тратит 80–90 млн рублей в год. В остальных регионах по-прежнему действует бумажная сертификация, и нужно платить не только за бланки, но и за оформление, причем у каждого региона свои тарифы.

Парадокс в том, что сейчас де-юре ветконтроль осуществляется с помощью Россельхознадзора, но де-факто деятельность этого госоргана ограничена контролем ввоза, вывоза и транзита. Системой ветеринарных сертификатов в 83 субъектах РФ занимаются региональные госветинспекции. Они не подчиняются ни Россельхознадзору, ни главному ветврачу страны, и сами устанавливают цены на услуги. Сегодняшнее положение дел — следствие действующей версии приказа № 422 Минсельхоза, который регламентирует процесс сертификации. Существующая раздробленность уже привела к многим проблемам в сельхозотрасли, в частности к неэффективному контролю за распространением африканской чумы свиней. Большинство контролирующих органов понимают, что приказ № 422 сильно устарел, но его не меняют, потому что он выгоден региональным ветеринарным службам — по сути, они зарабатывают на надзорно-контрольной функции государства, которая должна предоставляться бесплатно.

«У нас нет единства ветслужбы, регионы между собой не взаимодействуют, и ветврачи ориентируются только на последний сертификат, который сопровождает груз. Если, к примеру, в Нижегородской области выявлен очаг заболеваний, то Удмуртия может на всякий случай закрыться от всех поставок, идущих с этой территории. Это неправильно, ФАС подобные дела рассматривает и признает такие меры избыточными, нарушающими закон о защите конкуренции. С электронной сертификацией это станет практически невозможно, потому что будет известно, какой кусок мяса произведен из какой коровы. Тогда можно будет не блокировать весь регион, не ограничивать движение товара, а изъять из обращения конкретную партию, которая вышла из карантинной области», — говорит Максим Синельников, заместитель руководителя исполкома Национальной мясной ассоциации.

Ситуация в сельхозотрасли давно требует контроля из единого центра, но пока власти не принимают решения об объединении ветслужб. Возможно, электронная сертификация позволит отчасти уменьшить злоупотребления, вызванные ведомственной раздробленностью.