Новые люди, новые идеи

Владислав Михайлов
26 ноября 2012, 00:00

Томская область намерена стать лидером инвестиционной активности по обе стороны Урала. Этому поможет новая философия управления регионом

Губернатор Томской области Сергей Жвачкин провел коренную реорганизацию администрации региона

В марте 2012 года руководство Томской областью губернатор Сергей Жвачкин начал с изменений в управлении администрацией. Наряду с перераспределением функций между членами новой команды ставка была сделана на кластерный принцип менеджмента и внешнюю экспертизу проектов. О преимуществах новой управленческой философии, стратегических целях и средствах их достижения Сергей Жвачкин рассказал «Эксперту».

В новой структуре областной администрации предусмотрена система экспертных советов. Удалось ли уже сформировать их и наладить работу? Какие вопросы будут приоритетными при рассмотрении экспертами?

— К работе экспертные советы приступят с января будущего года, а сейчас начинается их формирование — при каждом кластере администрации, то есть при каждом моем заместителе. Принцип комплектования экспертных советов полностью соответствует нашей философии управления — это открытость и конкурентность идей. Не вдаваясь в детали, отмечу, что при каждом кластере будет создан совет, состоящий из пятнадцати экспертов. По семь человек будет отобрано на основе предложений вице-губернаторов, а по восемь составят представители бизнеса, некоммерческих организаций, культурных и общественных объединений, которые сами решат, кому доверить экспертизу всех стратегических решений администрации.

От экспертных советов я в первую очередь жду профессиональной, объективной и независимой оценки всех важнейших управленческих решений — формирования программно-целевого бюджета, долгосрочных целевых программ, взаимодействия с муниципалитетами. Работающей системы экспертных советов пока нет ни в одном субъекте федерации. Томичи будут первыми, и нам очень важно, чтобы работа наших советов была не декоративной и не формальной.

Председатели экспертных советов войдут в стратегический совет администрации, который будет работать под моим руководством. Уверен, что создаваемый орган станет своеобразной цементирующей основой между властью, обществом, профессиональными сообществами, которые сегодня разобщены.

Каких результатов вы ожидаете от внедрения кластерного подхода в регулировании социально-экономических процессов в области? Станет ли ситуация в экономике более управляемой? Какие новые направления удалось выделить в современном экономическом пространстве области?

— Мы ждем эффективности и прозрачности деятельности исполнительной власти. Переход от отраслевой модели управления к программно-целевой, кластерной позволит объединить, усилить и дополнить компетенции подразделений администрации.

Анализируя прежнюю модель управления, мы пришли к выводу, что ее слабость заключалась в отсутствии чиновников, несущих персональную ответственность за то, что происходит в отдельных секторах экономики. Простой пример — рыболовство. В огромном сибирском регионе, где более 100 тысяч озер и около 20 тысяч рек, не было структуры, ответственной за рыбную отрасль, вылов и переработку продукции. В итоге томской рыбой кормятся все кто угодно, но только не мы. На севере — соседи из Ханты-Мансийского автономного округа, на юге — новосибирцы, алтайцы.

А те крохи рыболовства, которые приходятся сейчас на долю нашей экономики, полностью находятся в тени. Мы обязаны легализовать рыбную отрасль, как и заготовку дикоросов, чтобы они превратились в значительный ресурс для сельских районов, где нет предприятий крупного бизнеса, в значимую статью экспорта.

Какие сегодняшние проекты вы бы могли назвать в качестве примеров эффективной инвестиционной политики? Какие отрасли областной экономики наиболее привлекательны для инвесторов?

— Привлекательны все отрасли, потому что по такому показателю, как размер инвестиций на душу населения, Томской области почти нет равных в Сибири. Тем не менее на сто процентов наш потенциал не использован, в то время как мы можем быть первыми и по другую сторону Урала.

Сегодня для инвесторов, безусловно, привлекателен наш сырьевой сектор, но наряду с ним перспективны научно-образовательный комплекс, инновационная экономика. Мы делаем ставку и на развитие своих ресурсных возможностей — сельское хозяйство, пищевую промышленность, лесную отрасль. Привлекательны и машиностроение, металлообработка, производство строительных материалов.

Мы ставим задачу повысить инвестиционную привлекательность так называемой среды обитания — молодежный студенческий город, где учится 100 тысяч студентов не только из России, но и из 33 стран мира, не имеет права быть некомфортным для жизни. Поэтому у нас должны появиться современные спортивные, торговые и развлекательные центры. Емкость потребления этих услуг огромна. У нас нет сомнений, что эти проекты также привлекут как российских, так и иностранных инвесторов.

Сегодня мы сделали очень важный шаг в будущее — заложили в бюджете 2013 года 800 миллионов рублей на подготовку проектно-сметной документации. Эта рекордная для региона сумма направлена на перспективное развитие. Мы понимаем: нет смысла зазывать инвесторов и на пальцах объяснять им преимущества работы в регионе. Нужно предложить им готовые проекты.

Наша экономика в целом получит еще больший импульс с открытием в Томске международного терминала аэропорта Богашёво. Это долгожданное событие из-за ряда нюансов постоянно переносится — уже называют в качестве сроков открытия июль 2013 года. Конечно, сложившаяся ситуация вызывает беспокойство. Думаю, придется вмешаться в процесс.

С развитием особой экономической зоны и открытием международного аэропорта в Томске все более серьезно встает вопрос позиционирования Томской области на глобальном рынке. Что можно сказать сегодня об интересе международных корпораций и компаний к Томску и как вы планируете стимулировать этот интерес?

— Сегодня наши китайские партнеры развивают комплекс глубокой переработки древесины в Асино, индийские — нефтедобычу на севере региона, а совместно с Nokia Siemens Networks мы создаем производство оборудования для сетей связи нового поколения.

Западный бизнес участвует в развитии городского хозяйства: известные французские компании ERDF и Veolia внедряют в Томске современные подходы в технологиях электро- и водоснабжения. Недавний визит представителей Международной финансовой корпорации открыл перспективы в области альтернативной энергетики. Крупнейшие гостиничные сети изучают проект строительства пятизвездочного отеля в областном центре.

В то же время нам есть чем поделиться с партнерами из стран СНГ, среди которых нам исторически ближе Казахстан: одних только студентов из этой республики в томских университетах — свыше четырех тысяч. Сегодня с Казахстаном прорабатываем проект создания совместных медицинских центров для лечения пациентов, подготовки специалистов для обеих стран и проведения научных исследований. Этот проект поддержали главы обоих государств на недавней российско-казахстанской встрече в Павлодаре, в которой Томскую область пригласили участвовать.

Мы будем приводить в регион крупные бренды — от общепита и ритейлеров до высокотехнологических компаний. Это кропотливая и сложная работа. Мы будем вести инвестора до того момента, пока не будет перерезана красная ленточка на входе в новое предприятие.

Насколько серьезно, на ваш взгляд, в экономике региона идут процессы интеграции инновационной инфраструктуры и реального сектора экономики? Что необходимо предпринять для усиления этой связи?

— Наша задача — довести долю инновационной экономики в валовом региональном продукте с нынешних 8 до 25 процентов. При этом четверть ВРП должны давать предприятия, формирующие структуру новой экономики Томской области.

Все условия для этого у нас есть. Вспомните, именно у нас был открыт первый в СССР технопарк и первый студенческий бизнес-инкубатор на базе Томского университета систем управления и радиоэлектроники. А сегодня при наших университетах, два из которых имеют статус национальных исследовательских, успешно работают уже пять бизнес-инкубаторов. Ежегодно в регионе открывается 50–55 новых инновационных компаний. А в особой экономической зоне технико-внедренческого типа, открытой Владимиром Путиным первой в стране, зарегистрировано уже около 60 компаний-резидентов, создано около 1000 высокооплачиваемых рабочих мест. Общий объем инвестиций в высокотехнологический бизнес, в проекты в области электроники, биотехнологий, информационных систем и нанотехнологий заявлен в объеме свыше 15 миллиардов рублей.

В то же время я вижу, что главный двигатель инновационной экономики — особая экономическая зона — не в полной мере использует имеющиеся ресурсы, недостаточно развивает потенциал томских инноваторов и обеспечивает их связь с реальным сектором.

Вы утвердили долгосрочную программу газоснабжения и газификации региона. Удастся ли наверстать то, что было упущено в течение многих лет? Каковы основные механизмы реализации программы?

— Действительно, многое упущено. Прежняя программа газификации региона разрабатывалась еще в 2004 году. Многое приходится начинать почти с нуля. Сегодня уровень газификации Томской области один из самых низких в стране — 8,5 процента территории. И реализация этого проекта — одно из важнейших условий социально-экономического развития региона. Сегодня в «Газпроме» проходит утверждение совместной программы развития газоснабжения и газификации области, которая охватывает 25 тысяч потребителей и около 100 котельных. Четыре муниципальных образования планируем газифицировать с использованием технологии сжиженного природного газа. «Газпром» инвестирует в программу 4 миллиарда рублей.

Одна из основных поставленных вами задач — развитие муниципальных образований. Однако инструментарий для решения такой задачи достаточно скуден, а инвестиционные возможности территорий зачастую ограничены. Что планируется сделать в этом направлении в первую очередь?

— Газификация территорий — один из таких инструментов. А также — развитие ресурсных возможностей сельских районов, о котором я уже говорил. В текущем году из областного бюджета мы выделили муниципалитетам около полумиллиарда на разработку проектов в рамках газификации — наглядный пример того, как региональные государственные инвестиции вкладываются в улучшение инвестиционных возможностей сельских территорий.

Почти вся экономическая и интеллектуальная жизнь региона сегодня сосредоточена в областном центре. Поэтому, не ущемляя Томск, эту ситуацию необходимо переломить, подкрепляя развитие сельских районов дополнительными полномочиями и финансами. Сегодня мы формируем долгосрочную целевую программу развития территорий, разрабатываем концепцию транспортной доступности — все это будет способствовать возрождению традиционных для экономики районов отраслей.

Для развития сельских территорий мы приняли еще одно очень важное решение — с будущего года ряд налогов, перечисляемых сегодня в областной бюджет, будет оставаться в муниципалитетах. Речь идет о сельскохозяйственном налоге, налоге на добычу общераспространенных полезных ископаемых. В муниципальные бюджеты также будет зачисляться 30 процентов налога, который уплачивают организации, применяющие упрощенную систему налогообложения. В общей сложности увеличение бюджетов составит 442 миллиона рублей. Хотя 15 наших муниципальных образований из 20 не смогут самостоятельно обеспечить свои расходные обязательства даже в том случае, если им оставлять все налоги — и региональные, и федеральные.

Поэтому мы намерены развивать существующий потенциал и активно использовать ресурсную базу. Например, я поставил задачу, чтобы к 2020 году ежегодный объем лесозаготовок достиг 9 миллионов кубометров при доступной расчетной лесосеке 10 миллионов кубометров. При этом вся заготовленная древесина должна перерабатываться на территории региона, а это 5 тысяч новых рабочих мест. В агропромышленном комплексе нашими приоритетами остаются молочное и мясное животноводство, скотоводство, селекция крупного рогатого скота, разведение картофеля, возрождение льноводства и создание фактически с нуля рыбной отрасли. Благодаря впервые разработанной концепции рыбной отрасли, ежегодный объем добычи рыбы может достичь 6–7 тысяч тонн.

Хочу, чтобы уже в ближайшем будущем жизнь в наших сельских районных центрах ничем не отличалась от городской, и для этого мы будем развивать в селах социальную инфраструктуру. Те объекты, которые формируют социальную ауру, в райцентрах должны быть. В противном случае люди по-прежнему будут стремиться уехать из села, и говорить о проектах развития станет бессмысленно.

Удается ли применять на региональном уровне опыт, который вы получаете как член Комиссии по мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития страны при президенте России?

— Я вхожу не только в эту комиссию, но и в рабочую группу по отработке всех ее решений, которую возглавляет помощник президента Эльвира Набиуллина. Да, мы действительно обмениваемся опытом с главами регионов, пытаемся найти лучшую формулу решения тех задач, которые свойственны стране в целом. Сейчас, например, ищем возможности реализации программы жилищного строительства для малообеспеченных семей, решаем проблему доступности дошкольного образования, в том числе через государственно-частное партнерство.

Дискуссию вызвало и обсуждение Стратегии развития Сибири и Дальнего Востока. На мой взгляд, в этой программе заложены хорошие инструменты, однако основной акцент ее разработчики сделали в сторону дальневосточных регионов, в то время как сибирским территориям уделено недостаточно внимания.

Кроме того, я направил обращение, связанное с повышением заработной платы работникам бюджетной сферы с 2013 года. На эти цели нам необходимо дополнительно предусмотреть в бюджете 4,9 миллиарда рублей. Мы уже изыскали 2,2 миллиарда за счет собственных доходов и федеральных субсидий, а вот 2,7 миллиарда не хватает. И это ведь проблема не одной Томской области, но и большинства регионов. Уже несколько месяцев работы показали: президентская комиссия — одна из лучших дискуссионных площадок, созданных для того, чтобы регионы и правительство слушали и слышали друг друга, находили эффективные решения, которые никогда не бывают простыми.