Деловая конъюнктура

3 декабря 2012, 00:00

Прибыль в третьем квартале заметно выросла; Строители ожидают снижения объемов работ; Жилищное кредитование продолжает ускоряться

Росстат, подсчитав суммарную прибыль организаций за третий квартал (точнее, сальдированный финансовый результат, прибыль минус убытки, без малого бизнеса, банков, страховых компаний и бюджетной сферы), констатировал заметный ее рост — более чем на 60% к третьему кварталу прошлого года и почти на 35% к второму кварталу года нынешнего. Правда, после поправки на сезонные эффекты и повышение цен этот рост выглядит уже не так впечатляюще. Но тем не менее он есть — во всяком случае, в меру роста ВВП. Тогда как тенденции первого полугодия указывали на заметное сжатие реальных объемов прибыли.

Что же изменилось? К снижению прибыли в первой половине года, особенно во втором квартале, привело сочетание неблагоприятного внешнего фактора в виде снижения цен на углеводороды, наблюдавшееся до середины года, и падения спроса на газ с факторами внутренними — переносом корректировки административно регулируемых тарифов в электроэнергетике и коммунальном секторе на июль и быстрым ростом трудовых издержек в начале года.

Неблагоприятный внешний фактор в третьем квартале так до конца и не «рассосался», несмотря на повышение цен на нефть. Спрос на традиционные продукты российского экспорта остается вялым. Но вот реальная зарплата в результате летнего ценового скачка снизилась, что и сделало российскую экономику на какое-то время чуть более рентабельной.

Тем не менее реальный объем прибыли заметно недотягивает до предкризисного уровня, несмотря на сопоставимые показатели экспортных цен и условий торговли. Это и понятно: в результате значительного, на 10 процентных пунктов ВВП, сдвига бюджетного сальдо ощутимо выросла цена единицы труда и укрепился обменный курс рубля при сопоставимых условиях торговли, снизились норма сбережений и рентабельность товарных производств.

Этот классический долгосрочный эффект вытеснения частных инвестиций, а затем и дальнейшего сужения торгуемого сектора обязательно надо иметь в виду, рассматривая продвигаемые МЭР предложения о расширении бюджетных расходов и дефицита. Конечно, каких-то прямых и однозначных связей тут нет. Но на практике именно страны, в той или иной мере проявлявшие аскетизм в виде ограничений роста зарплат, стимулирования сбережений и «выталкивания» их за границу для занижения обменного курса и повышения рентабельности, достигали больших успехов, когда речь шла о создании и расширении конкурентоспособного торгуемого сектора. Напротив, страны с большими бюджетными дефицитами обычно этот сектор теряли.

На фоне стагнировавших до последнего времени инвестиций в основной капитал строители чуть приуныли и в нынешнем году ожидали сначала остановки, а затем и уменьшения объемов своих работ. Правда, на индексе предпринимательской уверенности в данном секторе это не отразилось.

В унисон с не слишком бодрыми настроениями строителей, похоже, звучат и последние данные опроса Сергея Цухло (ИЭП им. Е. Т. Гайдара). По этим данным, инвестиционные намерения предприятий после падения в малоприбыльном втором квартале все еще не показывают стремления к росту. При этом если предприятия первичного, природоэксплуатирующего сектора еще заявляют о потребности в инвестициях и соответствующих планах, то наиболее слабо аппетит к ним выражен в обрабатывающих секторах — от машиностроения до легкой промышленности.

В условиях, когда на рост производственных капиталовложений рассчитывать пока не приходится, основным инвестором, двигающим развитие строительства, понемногу становится население, вкладывающееся в покупку жилья. Кредитование таких покупок в 2012 году стало наиболее динамичным сектором банковских услуг, по темпам расширения оно сравнялось с потребительским кредитованием (включая автокредиты). При этом темпы расширения жилищного кредита все еще не переходят опасную черту, за которой начинается надувание пузырей в ценах недвижимости.

Правда, данные роста о средних по России ценах на квартиры в расчете на квадратный метр жилплощади указывают на их рост с 2011 года на 10–15% — это опережает темпы инфляции. Однако этот рост скорее надо отнести на структурные изменения — смещение основных объемов жилищного строительства в регионы с достаточно дорогим жильем: Московскую область, Краснодарский край и Санкт-Петербург.