Деловая конъюнктура

17 декабря 2012, 00:00

ВВП прирастает услугами; ЦБ сузил коридор рабочих ставок

Подсчитанные Росстатом вклады различных видов деятельности в экономику России за 9 месяцев текущего года подтвердили картину, ранее складывавшуюся из мозаики разрозненных источников. Рост ВВП в последние полгода проходит при практически нулевом вкладе индустриального, или — в несколько устаревшей уже терминологии Ж. Фурастье и С. Кузнеца — вторичного сектора, то есть обрабатывающих производств и строительства. Экономический рост почти полностью сформирован торговлей и прочими услугами (третичным сектором). Причем доля самой торговли слегка уменьшилась. Возможно, это связано с несколько сократившимися показателями экспорта нефти и особенно газа, транспортировка и распределение которых относятся к торговле.

Такое постиндустриальное доминирование сектора услуг в приросте ВВП можно было бы приветствовать, если бы оно не базировалось целиком на таком хрупком основании, как практически монопродуктовый энергосырьевой экспорт. В самом секторе услуг опережающими, двузначными темпами росли финансовые услуги. Однако есть сомнения, что Росстат правильно оценивает вклад этих услуг, поскольку их рост в постоянных ценах оказывается даже выше, чем в фактических, то есть имеет место дефляция. С учетом этой возможной неточности фактический поквартальный прирост ВВП России в нынешнем году пока, может быть, ближе к 2% в год, нежели к 3%, вытекающим из официальных данных.

В то же время анализ поквартальных сезонно скорректированных данных о динамике ВВП позволяет развеять опасения, высказываемые в последнее время многими аналитиками, о вступлении экономики России в стадию долговременной стагнации. Такой вывод делается на основе данных о приросте ВВП в формате «за последние четыре квартала», публикуемых Росстатом и обычно широко цитируемых. В них действительно видна тенденция последовательного замедления темпов в каждом из трех кварталов нынешнего года, вызванная отсутствием прироста в первичном секторе (село, добыча полезных ископаемых), спадом в строительстве и торможением роста торговли.

Однако эту тенденцию в целом можно отнести на «эффект базы» прошлого года. В очищенных от сезонности поквартальных показателях роста ВВП такой тенденции не наблюдается, они достаточно стабильны на протяжении последних двух лет (исключая ускорение второй половины прошлого года, в основном обусловленное хорошим урожаем), хотя и невысоки, в диапазоне 3–3,5% год.

Банк России принял решение оставить без изменения все ставки по своим операциям, кроме двух. Ставка по рублевой части операций «валютный своп» снижена с 11 декабря на четверть процентного пункта, до 6,5% годовых. Это соответствует отсутствию ожиданий какого-либо направления в колебаниях обменного курса рубля, по крайней мере на ближайший месяц.

Кроме того, ЦБ поднял ставки, по которым он связывает избыточную ликвидность банков. Фиксированная ставка по депозитам банков в ЦБ монотонно растет уже два года. На этот раз она повышена на четверть процентного пункта, до 4,5%. В итоге сегодня маржа между ценами покупки денежных ресурсов у банков и продажи их Банком России снизилась до исторически минимального уровня 2 п. п. Ставку рефинансирования и ставку недельного аукционного репо регулятор оставил без изменений — 8,25 и 5,5% годовых соответственно.

Сужая диапазон колебания ставок денежного рынка, Банк России преследует цель добиться большей стабильности и всех прочих финансовых рынков, включая валютный и фондовый. На них сильно воздействуют внутригодовые перепады ликвидности и процентных ставок, связанные с неравномерностью бюджетных расходов.

В последние четыре года ежегодный сезонный всплеск расходов федерального бюджета в декабре приводил к образованию «новогоднего навеса» избыточной ликвидности банков в размере в среднем 680 млрд рублей. Это на некоторое время приводило к падению ставок денежного рынка до нижней границы диапазона ставок по операциям ЦБ и усилению давления на курс рубля. В остальной период года банки, напротив, нуждаются в подпитке ликвидностью со стороны ЦБ и сглаживающих внутригодовую неравномерность бюджета депозитах Минфина. В результате ставки идут по верхней границе диапазона регулятора. Сужение его делает актуальными обе граничные ставки в течение года, что уменьшает волатильность рынков и усиливает воздействие процентного канала на конечные результаты денежно-кредитной политики.

Между тем, несмотря на хронический дефицит ликвидности, российские банки, пусть и замедляющимися темпами, расширяют кредитование. К началу ноября текущего года совокупный рублевый портфель кредитов достиг 23,2 трлн рублей, при этом доля розничных кредитов превысила 30%.