Причиной этого снижения стали сдвиги в структуре экономически активного населения в пользу активных возрастов и более образованных работников.

Фото: hse.ru

Текущий уровень безработицы — чрезвычайно низкий по российским меркам — представляет собой настоящую загадку, у которой нет простого решения. В своем прогнозе, опубликованном в журнале «Эксперт» в середине 2010 года, я писал, что в ближайшее время безработица будет снижаться до 6–6,5%. Но то, что она упадет ниже 6 и даже 5,5%, я (и, по-видимому, никто) не ожидал. Это реальный вызов для исследователей российского рынка труда, и пока здесь можно только предложить набор гипотез разной степени убедительности.

Первое, что приходит в голову, — рост экономики. Безработица у нас однажды уже выходила примерно на тот же уровень, что установился сейчас. Это было в середине 2008 года, на пике бума. Если так, то, возможно, у нас вновь наблюдается сильнейший перегрев экономики, который и привел к резкой активизации спроса на рабочую силу и, соответственно, к сокращению безработицы? Но нет, по всем признакам получается, что сейчас наша экономика еле-еле растет или, еще хуже, находится в полустагнирующем состоянии.

Другое объяснение, пользующееся большой популярностью, — ссылка на действие демографических факторов. Как известно, сейчас Россия вступает в демографическую «яму». Если сокращение трудоспособного населения идет уже полным ходом, тогда ничего удивительного в резком падении безработицы нет. В самом деле, если предложение рабочей силы сокращается, а спрос на нее остается высоким, безработица должна снижаться. Однако, согласно Росстату, численность экономически активного населения все последние годы стояла практически на месте. Следовательно, и это объяснение тоже отпадает.

Но, может быть, все дело в том, что в последние годы в российской экономике наблюдалось резкое замедление темпов роста реальной заработной платы? Если цена труда снижается или хотя бы остается неизменной, то при росте производительности это должно стимулировать спрос на труд и вести к снижению безработицы. Но и эта гипотеза никак не согласуется с фактами: в 2012 году темп прироста реальной заработной платы достиг почти 8%, то есть вплотную приблизился к показателям, наблюдавшимся в экономически наиболее благоприятный период середины 2000-х.

Вопрос, который всегда следует задавать в таких случаях: а не имеем ли мы дело всего лишь со статистической иллюзией? Возможно, Росстат просто-напросто изменил методологию оценки числа безработных? И вот здесь мы попадаем в точку: действительно, в 2011 году Росстат немного поменял методику расчета числа занятых и безработных — корректировка была произведена за счет лиц, выращивающих сельскохозяйственную продукцию в своих подсобных хозяйствах. Однако величина этой корректировки была очень небольшой и могла привести к снижению уровня безработицы максимум на 0,2–0,3 процентного пункта. Соответственно, при использовании старой методологии он составил бы не 5,3–5,4%, а 5,5–5,6.

Наконец, представим себе, что демографическая структура рабочей силы резко поменялась. Доля молодежи, безработица среди которой традиционно в два-три раза выше среднего показателя

Новости партнеров

«Эксперт»
№5 (837) 4 февраля 2013
Рынок труда
Содержание:
За работу, товарищи!

России надо ставить задачу создать в ближайшие 8–10 лет не 25 млн, а порядка 40 млн новых рабочих мест

Потребление
На улице Правды
Реклама