Гостиничный синдром

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
11 февраля 2013, 00:00

Несмотря на недовольство положением дел в Армении, большинство населения не верит в возможность перемен и, скорее всего, их не хочет

Рисунок: Валерий Эдельштайн

В конце января — начале февраля президентские выборы в Армении едва не обрели интригу. Вроде бы обреченные завершиться убедительной победой нынешнего президента Сержа Саргсяна, они оказались под угрозой срыва. 31 января около 23.30 на одного из кандидатов — советского диссидента, а ныне председателя объединения «Национальное самоопределение» Паруйра Айрикяна — было совершено покушение. В него дважды стреляли, одна пуля попала в плечо. Айрикян очутился в больнице и вынужден был приостановить предвыборную кампанию. А согласно законодательству Армении, в случае возникновения непреодолимых препятствий для проведения избирательной кампании одним из кандидатов в президенты (даже если, как в случае с Айрикяном, его рейтинг около 5%) выборы могут быть перенесены на две недели. Кандидату достаточно обратиться в Конституционный суд.

Однако сенсации не произошло — Паруйр Айрикян (по крайней мере, по данным на 8 февраля, в день сдачи номера в печать) в Конституционный суд решил не обращаться. Выборы состоятся 18 февраля, и, с крайне высокой долей вероятности, действующий президент будет переизбран. Причем переизбран не потому, что население довольно его работой, а потому, что значительная часть общества не верит, что жизнь в стране существенно улучшится.

Выделяются, как могут

На первый взгляд выборы президента в Армении более чем альтернативные. За пост главы государства боролись восемь различных кандидатов. Однако исход выборов предопределен: ожидается победа Саргсяна с примерно 60% голосов. И дело не только в административном ресурсе. Значительная часть оппозиционных сил решила не выдвигать своих кандидатов. Так, лидер «Процветающей Армении» (второй по числу мандатов фракции в парламенте) предприниматель Гагик Царукян, упорно игнорирующий заседания законодательного органа страны, решил не заметить и президентские выборы. Не стала участвовать и «Дашнакцутюн». «Я объяснил бы их отказ двумя причинами. Во-первых, нет адекватных кандидатов, а во-вторых — собственной идеологии. Ведь в Армении нет четко выраженного разделения партий на оппозиционные и провластные. Обычно оппозицией является сила, которая выдвигает свои требования и имеет свою идеологию, отличающиеся от исповедуемых властью. Оппозицией, например, можно считать Коммунистическую партию Армении. Все остальные политические партии в большей или меньшей мере соглашаются с позицией власти в вопросах внешней политики, а также экономического и социального развития Армении», — говорит Армен Дарбинян, бывший премьер-министр, а ныне ректор Российско-Армянского университета.

В результате значительная часть кандидатов «оппозиционной семерки» приняли участие в выборах только ради самопиара, и их кампания была достаточно скандальной. Так, один из оппозиционных кандидатов (и единственный, кто набрал более 5% голосов) Раффи Ованнесян в случае своего избрания обещал официально признать независимость Карабаха. Другой кандидат, Андреас Гукасян, с 21 января проводит голодовку у здания президиума Национальной академии наук, требуя отменить регистрацию кандидатом Сержа Саргсяна. «Проблема фиктивной демократии в Армении существует со дня провозглашения ее независимости. Самый действенный метод борьбы сегодня — голодовка. Для общества это не новость, но впервые голодовка использована как способ отстранения от власти криминальной олигархии», — заявил Гукасян. По его словам, он прекратит акцию только после того, как Саргсян возьмет самоотвод или международные наблюдатели назовут Армению «недемократической страной» и откажутся осуществлять наблюдение за выборами.

Некоторые воспринимают как своеобразный самопиар покушение на Паруйра Айрикяна. «Я с таким же успехом сожгу свой автомобиль. Остановлюсь на улице, будто бы в магазин зайти, подожгу, а потом скажу: “Посмотрите, что случилось!” И мой рейтинг поднимется. Может, мы играем в детские игры, а он тут самый талантливый?» — заявил один из кандидатов в президенты Вардан Седракян.

Косая рука Москвы

Действительно, покушение на Айрикяна выглядит довольно странно. «К нему подошел человек и выстрелил два раза с расстояния 25–30 сантиметров», — процитировал слова Айрикяна навестивший его в больнице вице-спикер парламента Эдуард Шармазанов. Айрикян якобы от выстрелов увернулся, благодаря чему одна пуля пролетела мимо, а другая попала в плечо, после чего закричал, призывая помощь, и несостоявшийся киллер убежал, забыв, видимо, что у него в магазине еще как минимум несколько патронов. Версию о низком уровне квалификации стрелявшего можно отмести сразу — с такого расстояния в человека попадет даже тот, кто взял в руки оружие впервые. Сам Айрикян приписывает свое спасение ангелам и считает, что в него стреляли российские спецслужбы по заказу Москвы, которой мешает его деятельность по освобождению Армении от влияния России. «Это те, кто все сделал для того, чтобы газопровод Иран—Армения не был полноценным (по мнению Айрикяна, Россия виновата в том, что Армения не стала транзитером газа. — Эксперт”); те, кто организовал резню в Сумгаите; те, кто отдал Карабах, чтобы у нас не было нормальных отношений с соседями; те, кто договаривался с Ататюрком. Они хотят, чтобы Армения никогда не обрела мощь, потому что тогда им придется уйти с этих территорий», — считает Айрикян.

Паруйр Айрикян проявил гражданскую сознательность expert_06_066_2.jpg Фото: АР
Паруйр Айрикян проявил гражданскую сознательность
Фото: АР

Такие рассуждения Айрикяна более объяснимы, если учесть, что в Армении до сих пор циркулируют слухи о том, что за терактом в армянском парламенте 27 октября 1999 года (когда на заседание ворвались вооруженные люди и убили премьер-министра Вазгена Саркисяна и спикера Карена Демирчяна) стояла именно Москва. Таким образом Россия якобы сорвала подписание неких суперважных договоренностей между Арменией и Азербайджаном. Однако объективности ради стоит отметить, что такой русофобской позиции придерживаются сегодня лишь откровенные маргиналы, которые, по всей видимости, не понимают геополитической ситуации для Армении на Кавказе. «Это, как правило, люди, не знающие русского языка, истории и культуры, а подобное незнание приводит к комплексам и страхам. В любом случае они не имеют не то чтобы существенного, а никакого влияния на принятие решений и позицию качественной (социально активной и образованной. — Эксперт”) части армянского общества», — говорит Армен Дарбинян. По мнению Дарбиняна, обвинения Айрикяна скорее личного, субъективного характера и связаны с его диссидентским прошлым, а целью организаторов нападения на него было не убийство, а сам факт покушения. «Я рассматривал бы это событие не столько в контексте нынешних выборов, сколько в контексте действий, направленных против стабильности и развития Армении как государства. Оно выгодно силам, причем как внутренним, так и внешним, которые хотели бы резко ослабить позиции правящего класса и президента», — считает Дарбинян.

В плену у сказки

В создавшейся ситуации Паруйр Айрикян проявил сознательность (или, по мнению недоброжелателей, пошел на сделку с властями) и не стал требовать переноса выборов. И они, скорее всего, состоятся в срок. С большой долей вероятности можно предположить, что действующий президент Серж Саргсян будет переизбран — пиар-кампания «оппозиционной семерки» не привела к существенному перераспределению голосов. По данным проведенного 2–5 февраля опроса компании Gallup, за Саргсяна готовы проголосовать 68% респондентов, за сторонника признания Карабаха Раффи Ованнесяна — 22%, за «спасенного ангелами» Паруйра Айрикяна — 5%, как и до покушения, а за Гранта Багратяна — 2%. Остальные не набрали и 1%, в том числе голодающий Андреас Гукасян.

На фоне нынешнего армянского политического истеблишмента Серж Саргсян — далеко не худшая кандидатура на должность главы государства. «За первый срок президент многое сделал для стабилизации внутриполитической ситуации и налаживания конструктивного диалога между политическими силами. Уровень политической толерантности при нем несопоставим с предшествующими периодами. Он сумел обуздать внутренние агрессивные политические инстинкты, не подкрепленные конкретным идеологическим содержанием, и заслуживает политического доверия. Во второй срок он должен найти решение самой острой проблемы, стоящей перед Арменией, — ликвидировать произошедшее ранее сращивание государства и бизнеса. У Сержа Саргсяна есть для этого политическая воля, а от большинства обязательств перед армянскими политическими кланами, которые у него были после первого избрания, он уже избавился», — говорит Армен Дарбинян.

В то же время переизбрание президента с таким высоким результатом станет еще одним свидетельством политической апатии армянского электората. По данным опроса, проведенного в конце января ВЦИОМом, 64% граждан недовольны ситуацией в стране, 57% считают, что она лишь ухудшается, но тем не менее готовы голосовать за переизбрание действующего президента. Более того, они не готовы что-то менять в политике. Согласно опросу Gallup, заинтересованность политикой в Армении выразили лишь 9% респондентов.

Отчасти такая безответственная позиция объясняется диаспоральным мышлением населения, которое выражается формулой «если все плохо, то не обязательно что-то менять — можно просто уехать». Нежелание обустраивать свой дом объясняется также последствиями пропаганды националистов, говорящих о неизбежном возврате западноармянских земель (нынешняя территория Турции), последующем переселении туда членов армянской диаспоры со всего мира и создании единой и великой Армении. В этой ситуации нынешняя территория страны (в свое время считавшаяся задворками армянского государства) на уровне подсознания рассматривается как временное пристанище, арендованная квартира, в которой нет смысла делать политический ремонт.