Последняя аммиачная война

Иван Рубанов
11 февраля 2013, 00:00

«Уралхим» обвиняет «Тольяттиазот» в выводе активов и трансфертном ценообразовании, которое нанесло ущерб в сотни миллионов долларов миноритариям и бюджету. Смена давних собственников единственного в отрасли крупного предприятия, не входящего ни в какие холдинги, весьма вероятна

Фото: ИТАР-ТАСС
Владимир Махлай последние 15 лет только и делал, что отбивал рейдерские атаки на «Тольяттиазот»

Крупный корпоративный конфликт разгорелся на российском рынке. В последние недели через СМИ, пресс-релизы и суды широкомасштабную атаку ведет агрохимический холдинг «Уралхим». Объект — «Тольяттиазот», крупнейший не только в России, но и в мире завод по производству аммиака, сырья для производства азотных удобрений. Предприятие с оборотом более миллиарда долларов и рентабельностью получше, чем у нефтяных компаний, — самый жирный и лакомый кусок отечественной химии, еще не разделенный между влиятельными холдинговыми структурами. «Тольяттиазот» не впервые сталкивается с подобными проблемами. Его собственник Владимир Махлай — «тертый калач», выдержал не одну рейдерскую атаку и даже судебное преследование, бежал из России, но потом не побоялся вернуться. Однако на этот раз его положение выглядит весьма затруднительным. Сама корпоративная война может оказаться редким случаем, когда в выигрыше от нее окажется государство, а не одна из противоборствующих сторон.

И от бабушки ушел, и от дедушки ушел

«Тольяттиазот» — уникальный промышленный актив, крупнейшее предприятие в мире по выпуску аммиака мощностью 3,5 млн тонн. Это один из немногих игроков мировой индустрии, который основную часть продукта не перерабатывает в удобрения, а продает на мировом рынке. В одиночку «Тольяттиазот» обеспечивает почти десятую часть совокупного предложения ключевого химического товара, в регионе Средиземноморья это и вовсе главный поставщик. Но и это не все.

Прямо от стен завода начинается не менее уникальный инфраструктурный объект — крупнейший в мире аммиакопровод, кстати, спроектированный и построенный американцами. Таких сооружений в мире единицы: труба идет почти две с половиной тысячи километров до украинской Одессы, где аммиак грузят на морские суда. На фоне российских заводов, расположенных в глубине страны и страдающих от непомерных железнодорожных тарифов, это очень ценное преимущество.

В начале 1990-х возможность приватизации уникального завода выбил его директор Владимир Махлай, вместе с менеджментом он постепенно консолидировал контрольный пакет акций предприятия. Совет директоров завода с 2011 года возглавляет сын Владимира Сергей, вместе со своей семьей Махлай, как считается, контролирует более 70% акций предприятия и целиком — его работу, равно как и российскую часть аммиакопровода.

В последние годы на азотном рынке конъюнктура благоприятная (см. график), на аммиачном в частности — растущий дефицит, связанный с быстрым увеличением объема производства удобрений в энергодефицитных странах вроде Индии.

Казалось бы, расположенный в Поволжье завод должен купаться в деньгах. Однако ситуация сейчас скорее обратная. «Тольяттиазот» — традиционный аутсайдер российской азотной отрасли по технологической эффективности. Ключевую с этой точки зрения роль играет показатель расхода природного газа на тонну аммиака. У лучших и самых современных зарубежных заводов он составляет 850–900 кубометров, у большинства отечественных предприятий — 1100–1200, а вот на старых, лишенных коренной модернизации агрегатах «Тольяттиазота» показатель достигает 1,5 тыс. и даже 2 тыс. кубометров!

Привлекательность выходит «Тольяттиазоту» боком. Последние полтора десятилетия предприятие живет под грузом практически непрекращающихся войн и конфликтов — с чиновниками, конкурентами и компаниями, желающими перехватить контроль над активом.

Много лет назад «Тольяттиазот» судился за контроль над аммиакопроводом и использование его мощностей, рассорился, но вынужден был пойти навстречу своему соседу — россошанским «Минудобрениям» (Воронежская область), также сливающим полуфабрикат в заветную трубу. Потом у него были проблемы с «Газпромом», который имел виды на завод и ограничивал поставки газового сырья. Семь лет назад начались судебные дела против менеджмента, их называют рейдерской атакой и связывают с именем Виктора Вексельберга (его структуры тогда владели миноритарным пакетом акций завода).

У предприятия периодически возникали проблемы с прокачкой аммиака, которые инициировались с украинской стороны аммиакопровода. В 2011 году на азотном рынке появилась новая восходящая звезда — близкий к властям бизнесмен Аркадий Ротенберг купил те самые «Минудобрения» и стал формировать альянс с владельцем украинских азотных заводов Дмитрием Фирташем, не менее влиятельным в политических и нефтегазовых кругах соседнего государства. По случайному совпадению через несколько месяцев после сделки украинская сторона полностью остановила прокачку продукции «Тольяттиазота», из-за чего предприятие было вынуждено временно прекратить работу.

Завод периодически работает с двух-трехкратной недозагрузкой своих уникальных мощностей, именно такая ситуация наблюдается в последние месяцы — недозагрузка у «Тольяттиазота» самая большая в отрасли. Компания давно страдает от нехватки мощностей по доставке аммиака. Владельцы пытались снизить риски и расшить узкое место, анонсировав проект строительства аммиачного терминала на Тамани. Но и здесь Махлая постигла неудача: из-за значительных экологических рисков проект был приостановлен.

В отличие от других промышленных магнатов Махлай не смог отстроить собственную индустриальную империю, он остался хоть и прочно сидящим, но региональным бизнесменом, а его единственный актив неизменно пребывает в роли лакомого куска. «Действительно, серьезной поддержки на федеральном уровне у него нет», — делится один из осведомленных источников в отрасли. И есть причина, по которой нынешняя атака еще одного крупного производителя удобрений — холдинга «Уралхим» — может оказаться для владельцев завода последней.

Не съем, так надкушу

Помучившись с упрямым и привыкшим к судам Махлаем, в середине 2008 года структуры Вексельберга продали миноритарный пакет акций «Тольяттиазота». За приличную по меркам проблемного актива сумму — 225 млн долларов — его приобрел «Уралхим», который вскоре увеличил вес своего акционерного пакета до 9,7%. Толку от этого, однако, оказалось мало. Амбициозный владелец «Уралхима» Дмитрий Мазепин, успешно воевавший с самим «Газпромом», вряд ли планировал играть роль портфельного инвестора. «Мазепин пытался провести своего человека в совет директоров “Тольяттиазота”, но сделать это ему не дали», — рассказывает наш источник в отрасли. Но, скорее всего, в планах бизнесмена с Урала было даже не участие в управлении, а установление полного контроля над активом 75-летнего Махлая.

От атаки владельца «Уралхима» Дмитрия Мазепина Махлаю уже не отбиться, но победу над «Тольяттиазотом» будет праздновать кто-то другой expert_06_020_2.jpg Фото: ИТАР-ТАСС
От атаки владельца «Уралхима» Дмитрия Мазепина Махлаю уже не отбиться, но победу над «Тольяттиазотом» будет праздновать кто-то другой
Фото: ИТАР-ТАСС

Недовольный эффективностью своей инвестиции, «Уралхим» еще в прошлом году начал атаковать «Тольяттиазот» в судебной плоскости. Ситуация резко обострилась в феврале этого года, когда юристам компании удалось инициировать и запустить ряд новых процессов. К настоящему времени «Уралхим» ведет борьбу с «Тольяттиазотом» на трех фронтах.

Первая история связана с нарушением прав «Уралхима» в качестве акционера «Тольяттиазота» на доступ к корпоративной информации компании. Как заявляют в «Уралхиме», в августе и сентябре 2011 года «Тольяттиазот» отказался предоставить реестр акционеров, имеющих право на участие в собрании акционеров. И вот 10 февраля 2012 года против сотрудников «Тольяттиазота» было возбуждено соответствующее уголовное дело. Вообще-то такое нарушение — сущий пустяк, само по себе оно подразумевает лишь административную ответственность. Однако в случае серьезного ущерба ситуация меняется — дело уже можно квалифицировать как уголовное. В «Уралхиме» о потерях заявили и оценили их аж в 203 млн долларов. Якобы именно из-за отсутствия упомянутого документа сорвалась их сделка с компанией Belport Investments Limited («Белпорт»), которая собиралась купить акции аммиачного завода.

«Но обычно подобный ущерб доказать бывает очень не просто, в российской практике суды не охотно принимают аргументы миноритариев», — говорит специалист в области корпоративного права. Тут ситуация оказалась еще более запущенной. В открытом письме председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину юристы «Тольяттиазота» обвинили «Уралхим» в фальсификации доказательств, фактически в подписании притворной сделки задним числом. «Примечательно, что все переговоры о договоре ценой свыше 200 миллионов долларов шли только по телефону, а текст договора занимает всего два листа и пересылался по почте». В «Тольяттиазоте» замечают, что об ущербе в «Уралхиме» «вспомнили» по требованию следствия, гораздо позже подачи искового заявления. Доказательная база строилась на показаниях только гендиректора «Уралхима» Дмитрия Коняева и его делового партнера Милко Минковски, владельца «Белпорта». Минковски лишь через полгода после провала сделки вспомнил о ней и потребовал заплатить ему штраф в миллион долларов. Сам «Белпорт» представляет собой типичный офшор с минимальной деятельностью и активами, а его номинальный директор гражданка Кипра Андрула Харилау, подписавшая соглашение о покупке акций, одновременно является и директором одного из дочерних предприятий «Уралхима» — Sanders Enterprises Limited.

В общем, на этой линии фронта позиции «Уралхима» выглядят откровенно слабо.

А деньги где? И где завод?

Куда серьезнее обстоят дела на втором фронте. В «Уралхиме» заявляют, что еще в 2005 году владельцы «Тольяттиазота» вывели в аффилированную структуру около половины производственных активов. «Активы, стоимость которых составляет порядка 30 миллиардов рублей, по итогам нескольких сделок были проданы за несколько сотен миллионов рублей, — заявили в “Уралхиме”. — Отсутствие экономической целесообразности их продажи подтверждается тем, что они сразу же были получены ОАО “Тольяттиазот” по договорам аренды». В своем комментарии  представители «Уралхима» детально описали нам схему переброски имущества, свою точку зрения они подтверждают копиями договоров.

«Раньше подобные случаи ущемления миноритариев (то есть вывод активов. — Эксперт”) почти всегда оставались безнаказанными, — рассказывает управляющий партнер адвокатского бюро “Бартолиус” Юлий Тай. — Но в последние год-полтора судебная практика изменилась, набирается все больше дел, где вина ответчика доказывается и принимаются санкции, вплоть до полной компенсации ущерба или “двусторонней реституции” — возврата всех активов в компанию, понесшую ущерб». Получатель активов, компания «Томет», принадлежит двум кипрским компаниям, а в последнее время тема преследования офшоров стала одним из пунктов в повестке дня российской политики (см. «Пора возвращаться с островов» в «Эксперте» № 4 за 2013 год) и уже сказалась на судебной практике.

Но самым неприятным для «Тольяттиазота» и решающим для всей корпоративной войны может оказаться третья история, раскопанная «Уралхимом». С помощью отраслевого информационного агентства уральская компания получила данные о таможенных декларациях «противника» за последние несколько лет и оплатила исследование их адекватности Всероссийскому научно-исследовательскому конъюнктурному институту (ВНИКИ). Вывод исследователей таков: «Тольяттиазот» продавал удобрения по сильно заниженным относительно рынка (трансфертным) ценам.

Трансфертная цена наносит ущерб уже не только каким-то частным лицам и миноритариям, но и бюджету (за счет уменьшения налога на прибыль). Дело это серьезное, но требует сложной и кропотливой работы с доказательной базой. «Трансфертное ценообразование у нас все еще практикуется, хотя и не часто, в основном в холдинговых структурах, — рассказывает заместитель директора Ассоциации по защите прав инвесторов Игорь Репин. — Не скажу, что суды легко берутся за такие дела и выносят обвинительные приговоры. Факт занижения цены сложно доказать. У рыночной цены много составляющих, компания может заверять, что у нее особая логистика и расходы». Но самой большой проблемой становится поиск доказательств аффилированности продавца и покупателя, использующего нерыночную цену. Без такого доказательства трансфертная цена может остаться обычной рыночной практикой.

Тем не менее выявить трансфертное ценообразование на рынке удобрений возможно. Продукция стандартная, цены по сделкам варьируют слабо, их отслеживает и регулярно публикует ряд авторитетных маркетинговых агентств, например Argus. Данные приводятся и по портам СНГ, где россияне отгружают аммиак на экспорт. Используя открытую информацию о железнодорожном тарифе, можно довольно точно рассчитать стоимость удобрений для любого базиса. Именно это и сделали работники ВНИКИ, предоставив расчет по каждой сделке экспорта аммиака и карбамида, проведенной «Тольяттиазотом» за последние четыре года. В большинстве случаев оказалось, что отпускная цена завода на десятки процентов (в районе сотни долларов за тонну) ниже рыночной. «Размер заниженных таким образом доходов составляет сотни миллионов долларов, — заявляют в “Уралхиме”. — Согласно заключению ВНИКИ совокупная сумма недополученного дохода только по двум вышеуказанным продуктам составила с 2009-го по 2012 год 560,5 миллиона долларов, а потерянный (бюджетом. — Эксперт”) налог на прибыль — 112 миллионов долларов».

«Нелишне напомнить, что именно трансфертное ценообразование было одним из ключевых обвинений в адрес Михаила Ходорковского, — замечает один из экспертов в области корпоративного управления. — Вскоре после его заключения в тюрьму подобные сделки стали редкостью, налоговики и суды нарушителей мочат с большим удовольствием». «Я не припомню случаев, когда суды и миноритарии успешно взаимодействовали бы в подобного рода делах, но представители судебной и налоговой системы крайне негативно смотрят на случаи трансфертного ценообразования, — рассказывает Юлий Тай. — Хотя им сложно доказать наличие аффилированных связей и нерыночный характер ценообразования, свежие и успешные примеры таких дел существуют».

Случай с «Тольяттиазотом» выделяется своими размерами и может оказаться резонансным, при таком раскладе нынешним владельцам компании уже вряд ли что-то поможет остаться у руля завода.

Кто окажется в дамках

Опрошенные нами специалисты сходятся во мнении, что ситуация вокруг «Тольяттиазота» серьезная и вполне может закончиться сменой собственника. Вместе с тем есть большие сомнения, что бенефициаром организованной «Уралхимом» атаки окажется он сам. «Не в характере Махлая уступать обидчику. Мазепин уже допускал серьезные просчеты в своих действиях, — делится впечатлениями один из источников в отрасли. — Нынешняя атака кажется скорее следствием обиды и желания побыстрее отбить вложенные деньги, нежели продуманной комбинацией».

Однако «Тольяттиазот» остается весьма привлекательным активом для других агрохимических компаний. Например, он куда лучше вписывается не в структуру «Уралхима», а в упомянутый выше агрохимический союз господ Ротенберга и Фирташа. Последние, установив контроль над химическим гигантом Поволжья, не только получат дополнительный денежный поток, но и займут доминирующее положение на азотном рынке стран Средиземноморья.

В случае если собственникам «Тольяттиазота» придется совсем туго, они, вероятнее всего, начнут переговоры о продаже бизнеса конкурентам «Уралхима», если уже не озаботились этим. Подобный сюжет недавно уже был реализован в нашей отрасли удобрений, когда напоровшаяся на проблемы с властями компания «Уралкалий» была приобретена Сулейманом Керимовым. Последний проблемы не генерировал, но зато мог от них легко отбиться. Если владельцем «Тольяттиазота» станет Аркадий Ротенберг, пользующийся поддержкой властей, шансы вернуть свои вложения у «Уралхима» существенно уменьшатся, а возможности участия в управлении предприятием приблизятся к нулю.

Впрочем, каким бы ни был дальнейший ход корпоративной войны, один из ее бенефициаров, похоже, уже обозначился — и это российский бюджет. В ряде СМИ не без ехидства заметили, что в последние несколько месяцев прошлого года «Тольяттиазот» в разы увеличил декларируемую прибыль и налоговые отчисления, несмотря на стабильную конъюнктуру и ухудшение производственных показателей.      

Заключение по уровню рыночных цен при поставках на экспорт аммиака жидкого и карбамида производства ОАО "Тольяттиазот" в 2008 году     

Заключение по уровню рыночных цен при поставках на экспорт аммиака жидкого и карбамида производства ОАО "Тольяттиазот" в 2009 году

Заключение по уровню рыночных цен при поставках на экспорт аммиака жидкого и карбамида производства ОАО "Тольяттиазот" в 2011 году

Договор на оказание услуг по эксплуатации производственных объектов

Договор купли-продажи недвижимости №1380Т-05

Договор купли-продажи недвижимости №1383Т-05

Договор купли-продажи недвижимости №1386Т-05

Договор купли-продажи недвижимости №1389Т-05

Договор купли-продажи недвижимости №1038Т-09

Договор купли-продажи недвижимого имущества №2537Т-10

«Уралхим»:

«Мы считаем, что в период с 2008-го по 2011 год с «Тольяттиазота» из РФ выводились доходы. Компания продает на экспорт по заниженной цене жидкий аммиак и карбамид швейцарской компании Nitrochem Distribution AG. Nitrochem принадлежит международному трейдеру — компании Ameropa, которой владеет Андреас Циви. Циви, по нашей информации, через ряд офшоров владеет крупным пакетом акций ТоАЗа. Затем Nitrochem Distribution AG продает ее по рыночным ценам независимым зарубежным покупателям. Разница в цене распределяется между владельцами этой компании гражданами Швейцарии Андреасом Циви и Битом Рупрехтом (около 70%), а остальное передается А. В. Махлаю и С. В. Махлаю путем перечисления денежных средств на счета офшорных компаний, принадлежащих братьям. При этом компания пользуется местными налоговыми льготами, в результате применения которых эффективная ставка налога на прибыль у нее равна двум процентам.

«Тольяттиазот»:

— Сотрудничество с швейцарской компанией Nitrochem Distribution AG продолжается с середины девяностых годов и неоднократно проверялось контролирующими и правоохранительными органами. Проведенные в ходе этих проверок независимые экспертные исследования подтвердили, что с учетом специфики производства «Тольяттиазота» и отгрузки большей части продукции по уникальному аммиакопроводу Тольятти—Одесса цены компании при поставках за границу соответствуют рыночным. (Наша просьба указать авторство этих исследований и/или предоставить их для ознакомления осталась без ответа. — «Эксперт».)