Для тех, кто перерос бизнес-инкубатор

Сергей Кудияров
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
25 февраля 2013, 00:00

В Елабуге в рамках особой экономической зоны впервые в России появится инфраструктура для массового привлечения хайтечных производственных проектов

Так будет выглядеть модульный промышленный парк, который сейчас строится в ОЭЗ «Елабуга»

Экономические зоны, своего рода внутренний офшор, где налогообложение предприятий гораздо более щадящее, чем на остальной территории государства, возникли еще в 1990-х; это была попытка перенести удачный опыт ряда стран на собственную почву. С помощью специальных экономических зон отсталая аграрная Ирландия превратилась в современную, динамично развивающуюся страну, а Китай — в мастерскую мира, где сейчас находятся крупные кластеры современной экспорториентированной промышленности. Однако Россия перенять этот опыт с ходу не смогла. Свободные экономические зоны, например в Калининграде и Калмыкии, в 1990-х использовались российскими компаниями в основном как банальные офшоры ради ухода от налогов и пошлин без какого-либо существенного вклада в реальное развитие промышленности на местах.

Все изменилось в 2005 году, когда был принят Федеральный закон № 116 «Об особых экономических зонах Российской Федерации». Годом позже была создана управляющая структура для претворения в жизнь новой концепции — госкомпания ОАО «РосОЭЗ» («Российские особые экономические зоны»). Теперь территории с особым юридическим статусом и экономическими льготами (обнуление таможенных пошлин, снижение налогов на прибыль, на землю и т. д.) предъявляли к своим потенциальным резидентам весьма суровые требования, чтобы не допустить превращения зон в офшоры и стимулировать реальное инвестиционное строительство.

Однако сразу стало понятно, что привлечь инвесторов новому институту будет нелегко: именно тогда ряд российских регионов, например Калужская и Ленинградская области, ради достижения той же цели начали активно развивать промышленные парки. К тому же ключевые, якорные инвесторы также получали серьезные налоговые льготы, только при этом местные администрации довольно много инвестировали в инфраструктуру и подготовку земли к строительству (выделение земельных участков и их выравнивание). Крупным инвесторам промышленные парки понравились больше особых экономических зон (ОЭЗ). Например, крупнейшая Елабужская ОЭЗ за шесть последних лет привлекла примерно 3 млрд долларов заявленных инвестиций — в полтора раза меньше, чем Калужская область. А всего 17 российских ОЭЗ привлекли лишь 13 млрд долларов.

И вот теперь «РосОЭЗ» решили сделать ответный ход. В новом промышленном парке «Синергия», который будет создан в Елабужской ОЭЗ, инвесторы получат не только налоговые льготы и абстрактный доступ к инфраструктуре, но и полностью готовые к эксплуатации модульные производственные корпуса.

Придется раскошелиться

Рассказывает генеральный директор «РосОЭЗ» Олег Костин:

— Мы провели ряд исследований по определению размера востребованных площадей индустриальных помещений в сотрудничестве с потенциальными инвесторами, заинтересованными в возможностях аренды готовых производственных площадей, и действующими компаниями малого и среднего бизнеса, уже работающими на территории России. Мы пришли к выводу, что наиболее востребованы не целые заводы, а относительно небольшие модули; это касается различных отраслей. Например, малый бизнес с инвестициями до 3 миллионов евро заинтересован в аренде не более 430 квадратных метров. А средние компании с инвестициями в 5–6 миллионов евро предпочитают модули площадью до 1,3 тысячи квадратных метров. Так появилась идея объекта, собранного из нескольких модулей. Классические промышленные парки у нас, как правило, создаются на базе заброшенных заводов-гигантов, модули там применить невозможно. Поэтому индустриальный парк «Синергия» мы проектировали с нуля, что позволило учесть все нюансы работы малых и средних компаний. Так, например, офис и производство здесь находятся в непосредственной близости: из кабинета директора можно контролировать весь производственный процесс через специальное окно. Кроме того, каждый модуль имеет свой подъезд как для грузового, так и для легкового транспорта.

Такой подход к делу, конечно, не мог не оказаться весьма затратным. Только в подготовку площадки, подвод инфраструктуры, возведение производственных площадей в парке «Синергия» государство вложит около миллиарда рублей. По предварительным оценкам, аренда здесь будет стоить порядка 350 рублей за квадратный метр в месяц. При этом на арендаторов распространяются все льготы, полагающиеся резидентам особой экономической зоны.

Гендиректор госкомпании «РосОЭЗ» готов понастроить модульные заводы для нужд хайтечных компаний по всей России expert_08_021_1.jpg Фото: КоммерсантЪ
Гендиректор госкомпании «РосОЭЗ» готов понастроить модульные заводы для нужд хайтечных компаний по всей России
Фото: КоммерсантЪ

Ставка на хайтек

Так кто же они, эти потенциальные инвесторы, которые будут довольствоваться скромными производственными помещениями и тесным соседством с «коллегами по цеху»?

Рассказывает Олег Костин:

— Спроектировать универсальное производственное помещение, подходящее всем без исключения, оказалось невозможно. Поэтому при подборе параметров модулей мы ориентировались прежде всего на требования приоритетных отраслей и компании, которые проявили наибольший интерес к такому способу размещения собственных производств. Это производство автокомпонентов, переработка полимеров, производство пластиковых материалов, сборка компьютерных чипов и фармацевтические линии. Большинство компаний из этих отраслей не планируют строить собственный завод в России, или ограничены сроками начала поставок, или в финансовой модели их бизнеса не предусмотрены расходы на капитальное строительство.

Действительно, строительство собственной производственной площадки довольно дорого, а для малого и среднего бизнеса может стать критическим. Кроме того, достаточно велики и сроки строительства. Все работы, от получения участка земли до пуско-наладки оборудования в новых помещениях, могут занять до двух-трех лет. Для высокотехнологичных компаний это слишком долго. За это время на высокотехнологичном рынке может измениться конъюнктура, технологии, появиться спрос на принципиально новую продукцию.

Машиностроение и хайтек — ключевые отрасли для любой страны, претендующей на звание индустриальной державы. Но конкурентоспособные компании в этих областях — это, как правило, мобильный и восприимчивый к новым веяниям мелкий и средний бизнес; именно на него и приходится основная часть наиболее востребованной и актуальной продукции (в развитых странах — от 30 до 60% всего промпроизводства; см. график 1). В России на малый бизнес приходится порядка 20% ВВП, а его доля в промпроизводстве вообще всего несколько процентов: в структуре малых российских компаний сейчас преобладают непромышленные направления бизнеса (см. график 2).

По этой причине новация «РосОЭЗ» может оказаться весьма интересной и привлечет в Россию многочисленные хайтечные компании, уже прошедшие стадию стартапов и бизнес-инкубаторов, со своими производственными проектами. Причем речь идет не только об иностранных инвестициях. Сейчас весьма распространена практика, когда молодые российские хайтечные компании, уже переросшие бизнес-инкубаторы и получившие доступ к венчурному финансированию, начинают свои производственные проекты в других странах.

Так, совладельцы отечественного производителя светодиодной продукции компании «Оптоган» свой первый индустриальный проект по выпуску светодиодных компонентов организовали в Германии.

Как отмечает гендиректор «РосОЭЗ» Олег Костин, «“Синергия” является пилотной площадкой для отработки подобных проектов. Нет никаких сомнений в том, что опыт создания этого индустриального парка, в случае его востребованности и окупаемости, будет реализован нами и в других ОЭЗ России».