Дисcер из вещевого мешка

Тема недели
Москва, 04.03.2013
«Эксперт» №9 (841)

Крупнейший историк-медиевист Жак Ле Гофф не имеет научной степени, выдающийся физик Яков Зельдович не оканчивал университета, а, скажем, великого философа Людвига Витгенштейна насильно остепенили, засчитав ему в качестве диссертации «заметки из вещевого мешка», написанные в итальянском плену и известные сегодня всему миру под названием «Логико-философский трактат».

Не защищали диссертаций и не оканчивали университетов ни Паскаль, ни Фарадей; Декарт ограничился «средним религиозным» в иезуитской коллегии. На самом деле список подобных исключений можно легко продолжить и убедиться, что он станет статистически значимой для истории науки величиной.

С другой стороны, сегодняшние скандалы с липовыми диссертациями, захлестнувшие Россию и еще как минимум Германию (самые громкие жертвы — министр обороны Гуттенберг и министр образования Аннета Шаван), кажется, только подтверждают тезис о несоответствии официального научного статуса, в том числе ученой степени, реальному вкладу в науку.

Тем, что институция расходится с реальным положением дел, удивить общество трудно, в самых разных человеческих практиках это встречается сплошь и рядом. Но к науке у нас особое отношение — этот способ познания мира претендует на монополию на истину, и тот, кто получает статус ученого, оказывается, таким образом, в совершенно отличном от других членов общества положении. Подразумевается, что, раз другие ученые, используя научно обоснованную процедуру верификации, назвали ученым претендента на это высокое звание, ошибки быть не может или она маловероятна.

Но вот публика видит фальсификацию звания ученого в промышленных масштабах. Рассуждая логически, мы должны прийти к одному из трех выводов. Первый: деградирует сама система научного знания, и ее претензия на объективную истину должна подвергнуться сомнению. Не стоит спешить и соглашаться с этим суждением. По крайней мере, не стоит распространять его на все научное знание: пока фальсификации и случившиеся, и вскоре ожидающиеся — из специфических гуманитарных областей, которые не только по известному и жесткому попперовскому критерию, но и просто согласно здравому смыслу к настоящей науке относятся весьма опосредованно. Большая наука продолжает свой степенный ход и даже готовит новую научную революцию.

Второй вывод: виноваты сами ученые. Члены диссертационных советов и научные руководители либо сами не являются настоящими учеными, либо стали давать человеческую слабину и нарушать этос научного сообщества. Это соображение ближе к истине: ухудшение среднего и массовое распространение высшего образования, неконтролируемый рост числа университетов и одновременное снижение спроса на науку со стороны бизнеса и государства ставят ученых в непростое положение. Тем более что спрос на науку падает, а на научные корочки, наоборот, растет, причем спрос платежеспособный.

Наконец, дело в процедуре. Она, безусловно, архаична. Ритуал защиты начал складываться в первых университетах (Салерно, Болонья, Париж) еще в XII–XIII веках. Практика напис

У партнеров

    «Эксперт»
    №9 (841) 4 марта 2013
    Ученые степени
    Содержание:
    Элеонора Леопольдовна приступила к докторской

    Предлагаемые ВАК меры способны заставить покупателей диссертаций соблюдать правила приличия и несколько повысить качество «рынка ученых степеней», однако к принципиальному оздоровлению научного сообщества это не приведет

    Экономика и финансы
    Потребление
    Реклама