Иных "Полюсу" не дано

Михаил Прохоров продает 38% акций крупнейшей российской золотодобывающей компании Polyus Gold Зелимхану Муцоеву и Гавриилу Юшваеву. Похоже, вместе с Сулейманом Керимовым они станут конечными долгосрочными собственниками

Фото: ИТАР-ТАСС
Сулейман Керимов готовится к роли консолидатора российской золотодобычи

После этой сделки особое внимание СМИ уделили распродаже Михаилом Прохоровым российских промышленных активов и его переориентации на вложения в США.

На первый взгляд Прохоров действительно вроде как «переезжает» в Америку. Только за последний год он выставил на продажу «Квадру» (ТГК-4) и свою долю в «Полюсе», одновременно инвестируя более 200 млн долларов в строительство офисно-спортивного комплекса «Барклайс-центр» в Нью-Йорке для нужд купленной им в 2009 году местной баскетбольной команды. Однако однозначно о «переезде» говорить рано. В России у предпринимателя остается 17% алюминиевой компании «Русал», контрольный пакет в светодиодном производителе «Оптоган», а также непроизводственные активы — инвестбанк «Ренессанс Капитал», страховая компания «Согласие», медиахолдинги РБК и «Живи!», причем некоторые были приобретены совсем недавно. Кроме того, Прохоров интересуется покупкой 10,5% акций «Ростелекома» у Константина Малофеева, находящегося в конфликте с ВТБ. В общем, похоже, Прохоров по-прежнему пытается заработать на России и в России, а в Америке лишь инвестирует в свое удовольствие.

Так что история с продажей акций «Полюса» интересна не тем, кто и зачем их продал, а тем, кто и зачем их купил.

Михаил Прохоров отказался от золота в пользу сферы услуг expert_09_030_1.jpg Фото: ИТАР-ТАСС
Михаил Прохоров отказался от золота в пользу сферы услуг
Фото: ИТАР-ТАСС

Главный акционер Polyus Gold (далее «Полюс») на данный момент — Сулейман Керимов, ему принадлежит 40,2%. Зелимхан Муцоев и Гавриил Юшваев считаются его партнерами, поэтому фактически под контролем Керимова находится больше 80% (с учетом акций, которые были у Муцоева до сделки) крупнейшей золотодобывающей компании страны. Иными словами, впервые за много лет «Полюс» оказался в руках однородной группы инвесторов. Если бы инвесторы были стратегическими, то компания, долгие годы менявшая акционеров как перчатки, наконец-то смогла бы спокойно и поступательно развиваться. Но большинство последних бизнес-операций Керимова напоминают скорее финансовые спекуляции, нежели тягу к реальному производству. Ждет ли «Полюс» новая перепродажа?

За последние десять лет крупные пакеты акций компании меняли владельцев по крайней мере четыре раза. С каждым разом «Полюс» дорожал — с 226 млн долларов в 2002 году до 9,6 млрд долларов исходя из стоимости последней сделки. Но дальше ему расти особо некуда. Уже сейчас единица добываемого золота «Полюса» гораздо дороже, чем у известных компаний развивающихся стран (например, южноафриканской Harmony Gold), практически сравнялась с ценой у молодых компаний из развитых стран сопоставимого размера (например, канадской Yamana) и лишь на 20–25% дешевле, чем у наиболее раскрученных и динамично растущих компаний — мировых лидеров вроде Barrick Gold.

Зелимхан Муцоев expert_09_031_1.jpg Фото: ИТАР-ТАСС
Зелимхан Муцоев
Фото: ИТАР-ТАСС

Поэтому простора для спекулятивного маневра у нынешних владельцев нет. Единственное объяснение того, что они наращивают свое присутствие в капитале, — долгосрочное инвестирование. Золото всегда спасало пугливых инвесторов в неспокойные времена. Сейчас мировая экономика пытается преодолеть финансовый кризис и крах рынка недвижимости 2008 года, что дается ей с трудом. Вполне возможно, Керимову со товарищи тоже неуютно на российском спекулятивном рынке и они ищут тихую гавань для сохранения капитала. Но чтобы инвесторы-спекулянты Керимов, Муцоев и Юшваев стали долгосрочными стратегами, им предстоит долгая работа над «Полюсом».

Требуется расширение рудной базы

Чтобы войти в узкий круг мировой золотодобывающей элиты, не нужна ни лондонская прописка, ни знакомство с местным политическим бомондом — необходима лишь справка о постоянном росте рудной базы. Постановка на баланс запасов — дело принципиальное. Раньше в России многие компании занимались добычей рассыпного золота — просеивали речной песок в поисках драгметалла. В нынешних условиях такие компании являются аутсайдерами рынка, поскольку зарабатывать могут лишь на продаже золота, но не на росте стоимости своих акций, ведь запасы рассыпных месторождений почти не прогнозируются, не ставятся на баланс и не могут быть по достоинству оценены инвесторами. Другое дело рудное золото. Капитализации таких компаний — миллиарды и десятки миллиардов долларов.

Гавриил Юшваев expert_09_031_2.jpg Фото: ИТАР-ТАСС
Гавриил Юшваев
Фото: ИТАР-ТАСС

Почти все владельцы «Полюса» прекрасно это осознавали и делали шаги в данном направлении. «Норильский никель», например, беспрерывно поглощал малых производителей и держателей лицензий на золоторудные месторождения. Когда быстрые возможности исчерпались, владельцы обратились к внешнему рынку. Тот же «Норильский никель» попытался войти в капитал южноафриканской Gold Fields, но безуспешно. Позже Михаил Прохоров хотел расширить бизнес за счет поглощения казахстанского конкурента — холдинга KazakhGold. Но тоже потерпел неудачу.

Сейчас вариантов экстенсивного расширения бизнеса почти не осталось. Единственная возможность — поглощение или слияние с крупными российскими игроками вроде «Полиметалла» или «Петропавловска». И сделать это может только Сулейман Керимов. В 2012 году «Полюс» добыл 48,8 тонн золота. Объединение с одним из вышеуказанных конкурентов или с обоими сразу увеличит добычу компании до 100 тонн, и она займет четвертое место в золотой мировой табели о рангах.

Но «Полюс» имеет возможности и для интенсивного развития. Современная золотодобыча, как и в советские времена, делает ставку на рассыпное золото, хотя крупные месторождения были открыты и большинство из них даже оконтурены, но они не разрабатывались, и технологии их освоения не развивались. Менее капиталоемкая рассыпная добыча в советское время давала до 75% всего добываемого золота, в результате чего в отрасли преобладали небольшие старательские артели. Лишь в середине 1990-х постепенно начали осваивать методы добычи коренного золота. По данным председателя Союза золотопромышленников России Сергея Кашубы, на тот момент существовало порядка 700 отдельных золотодобывающих компаний. Но лидерами стали только те, кто освоил добычу на новых коренных месторождениях. В их числе оказался и «Полюс», созданный Хозретом Совменом, ранее уже имевшим большой опыт руководства старательской золотодобычей. Совмену удалось запустить добычу на очень крупном Олимпиадненском месторождении, доставшемся ему почти даром в ходе приватизации советских артелей в начале 1990-х. До сих пор все месторождения «Полюса» остаются молодыми, малоотработанными. Увеличить добычу компания могла бы за счет интенсификации, для чего, правда, нужны значительные инвестиции.

Инвестиционная деятельность может оказаться полезной не только для Керимова и прочих акционеров «Полюса», но и для страны в целом. Введение в оборот коренных месторождений — это не просто производственная деятельность, это расширение капитальной базы всей золоторудной отрасли, увеличение потока инвестиций в новые проекты и пример эффективного распоряжения сырьевой базой как с микро-, так и с макроэкономической точки зрения для других игроков. А это уже дает шанс Керимову стать респектабельным капиталистом и избавиться от имиджа спекулянта-непоседы.