О деградации

Разное
Москва, 04.03.2013
«Эксперт» №9 (841)

Дума собралась провести второе чтение законопроекта, меняющего Гражданский кодекс России и многие смежные с ним законы. Проект президентский (Медведев внёс его в Думу в апреле прошлого года), и в его принятии не может быть сомнений. К разным частям этого трёхсотстраничного текста есть неснятые вопросы, но на истекшей неделе какое-то подобие обсуждений возникло только вокруг одного: вокруг резкого ужесточения «охраны частной жизни гражданина». Несколько абзацев проекта принципиально изменят условия работы массмедиа. Так, для публикации каких бы то ни было сведений о гражданине будет требоваться его согласие. Всякие кары будут грозить за публикацию не только порочащих, но и «недостоверных» сведений о человеке, причём доказывать достоверность станет обязанностью публикатора. Ну и ещё по мелочи: обиженный гражданин сможет требовать изъятия из оборота материальных носителей с обидевшей его информацией, уничтожения всех её копий в интернете — и так далее. Для журналистики эти нововведения безусловно губительны. Нам рассказывают, что таким образом ограждаются от наглых папарацци ранимые души Стаса Михайлова и Аллы Пугачёвой, но жёлтая пресса со своими героями всегда договорится: симбиоз. А вот в то, что от назойливого внимания разоблачителей ограждаются Пехтин и Бастрыкин, поверить легче. Да и не с одними разоблачениями будет проблема. В новых условиях вообще никакой профессиональной статьи ни о ком, кроме матери Терезы, написать без серьёзных рисков станет нельзя. С резкими протестами выступили журналисты и представители интернет-индустрии, специальное обращение к парламентариям приняла Общественная палата, но могу пари держать: Дума их слушать не станет.

Завязать содержательный спор не получится. Авторы проекта скажут, что вовсе не покушаются на свободу слова; что возмутившие нас новации навеяны британским правом, где бремя доказательства тоже лежит на публикаторе, а privacy трактуется весьма широко. Мы им скажем, что британское право в этой части подвергается массированной критике за ограничение свободы слова; что американцы, например, даже приняли недавно специальный закон, лишающий силы на территории США решения в этой сфере, принятые в судах иных юрисдикций (имея в виду как раз Англию); что в большей части цивилизованного мира наказуемым небрежением privacy считается не публикация чего-то там без санкции, а вполне конкретные шкоды вроде воровства документов или физического проникновения в частное пространство. К тому же, скажем мы, ино дело суд тамошний, ино здешний. Британский судья, увидев заверенные скриншоты с официального сайта Майами, где г-н Пекшин числится owner’ом такой-то квартиры, сочтёт достоверность сведений доказанной — что решит по тому же поводу наш судья, так просто не предскажешь. Мы можем говорить ещё многое; они отвернутся от нас на полуслове — и единодушно проголосуют за начальственный проект. И назавтра никто об этой теме не вспомнит.

Вот это, на мой взгляд, и хуже любых, даже самых вредных поправок в ГК. Деградировала — не з

У партнеров

    «Эксперт»
    №9 (841) 4 марта 2013
    Ученые степени
    Содержание:
    Элеонора Леопольдовна приступила к докторской

    Предлагаемые ВАК меры способны заставить покупателей диссертаций соблюдать правила приличия и несколько повысить качество «рынка ученых степеней», однако к принципиальному оздоровлению научного сообщества это не приведет

    Экономика и финансы
    Потребление
    Реклама