Эдичка ребенок, Эдичка герой

Книги
Москва, 11.03.2013
«Эксперт» №10 (842)
Эммануэль Каррер развенчал миф, созданный Эдуардом Лимоновым. Но так восторженно вписал жизнь поэта Эдички в судьбу России, что кажется, будто героя честнее здесь давно не встречалось

«Лимонов» — большое событие книжной индустрии последних лет. Французский писатель пишет биографию русского писателя, который не то что за границей, но и на родине за последнее двадцатилетие приобрел весьма сомнительный бэкграунд. Затем книга расходится тиражом в 300 тыс. экземпляров, получает премию Ренодо, чуть не получает Гонкуровскую, а прочесть «Лимонова» неоднократно рекомендует Николя Саркози. Уже за это Лимонов должен быть своему биографу благодарен: его книги снова издаются во Франции, а в ближайшее время бум лимоновщины, наверное, захлестнет и англоговорящие страны.

Автор и герой были знакомы с 1980-х, когда русский поэт Эдичка жил в Париже. Время было пронизано панк-эстетикой, и Лимонов со своим «Я мечтаю о диком восстании» пришелся как раз ко двору — у парижской богемы он вызывал восхищение. Потом развалился Советский Союз, и поэт сначала уехал сражаться на Балканах за сербов, а вскоре возглавил в России партию воинствующих обритых наголо молодчиков, наполовину фашистов, наполовину большевиков. Такого французские буржуа простить не могли — для них лимоновская панк-эстетика была именно эстетикой.

В 2006 году Каррер приехал в Россию собирать материал об Анне Политковской, убитой незадолго до этого. И случайно встретил Лимонова, а вместе с ним и глубокое уважение, которое русские испытывали к бывшему сербскому наемнику. Вскоре оказалось, что и сама Политковская в свое время выступала в защиту юных нацболов, устроивших погром в президентской администрации. После этого Карреру, чтобы увязать образ совести нации с фигурой предводителя «фашиствующей» партии, ничего не оставалось кроме как написать книгу, лейтмотивом которой на полном серьезе стала фраза «Все не так просто».

Для читателей лимоновских текстов на самом деле все очень даже просто. Жизнь Лимонова, которую он задокументировал в своих романах, — пример неукротимой жизненной силы, ницшеанский по своей сути и противящийся любым формам конформизма. В «Дневнике неудачника» тридцать лет назад он писал: «Нравится ли вам термин “гражданская война”? Мне очень». Можно ли после этого с упоением читать его романы, а затем кривить губы при просмотре видео, в котором Лимонов стреляет из пулемета по осажденному Сараево? Очевидно, в политкорректной Франции можно. Тем не менее французских читателей, кажется, взбудоражило то, в какой степени у поэта Эдички слова не расходятся с делом. Рассказ о человеке, по собственной воле рвущемся за грань комфорта, не мог не восхитить соотечественников автора — таких же, как он, европейских буржуа «с низкой социальной мобильностью». Примечательно, что все знакомые французы, которым довелось прочитать «Лимонова», описывают свои ощущения примерно одинаково: «Я читал страницу и чувствовал неприязнь к главному герою. Переворачивал — и восхищался им». Кажется, Лимонов во Франции сейчас новый Луи-Фердинанд Селин. Последний, кстати, тоже трепетно любим после долгих лет обвинений в коллаборационизме, ненависти ко всему человечеству и прочих грехах.

При этом все, что пона

Новости партнеров

«Эксперт»
№10 (842) 11 марта 2013
Центральный банк
Содержание:
Денежный омбудсмен. Но не только

Банк России предельно узко трактует свою роль в экономике и неадекватно оценивает хозяйственную конъюнктуру. Зарубежный опыт дает примеры продуктивного расширения функционала Центрального банка

Международный бизнес
Потребление
На улице Правды
Реклама