Чтобы сами ушли

Прямые потери от банковского кризиса на Кипре будут не слишком велики, гораздо опаснее могут оказаться его косвенные последствия

Фото: AP

Всего за один уик-энд из страны, название которой чаще фигурирует в рекламных брошюрах турагентств, Кипр превратился в головную боль Европы. Причем не только стран Евросоюза, но и России.

Все началось в субботу 16 марта, когда президент Кипра Никос Анастасиадис на переговорах с партнерами по еврозоне и МВФ в Брюсселе договорился об условиях пакета финансовой помощи, необходимой для поддержания на плаву кипрской финансовой системы. Партнеры по ЕС и Международный валютный фонд согласились предоставить Никосии 10 млрд евро. Это сделало Кипр пятой страной зоны евро — после Греции, Ирландии, Португалии и Испании, — получившей финансовую помощь. Хотя партнеры были готовы предоставить Кипру льготные займы в размере 57% ВВП, этого оказалось недостаточно. Чтобы рефинансировать проблемные банки и поддержать госбюджет, Кипру требуется 17 млрд долларов. Никосии было предложено изыскать 1,4 млрд евро за счет приватизации, а еще 5,8 млрд долларов — от специального взноса со всех депозитов в банках острова.

Первоначально предложенный европейцами план подразумевал взнос (по сути налог) в размере 6,75% с депозитов менее 100 тыс. евро и 9,9% — с сумм, превышающих 100 тысяч. Причем этот налог касался и киприотов, и иностранцев. В Брюсселе, а также в Берлине и других северных европейских столицах не скрывали, что налог был направлен прежде всего на россиян. Британских денег на Кипр не меньше российских, однако наибольшее внимание общественности и политиков привлекли именно деньги из России — из-за расхожего мнения о их преимущественно «грязном» происхождении (на российские деньги пришлось бы 2–2,5 млрд списанных евро, то есть 30–40% требуемой суммы). Объем всех депозитов в банках Кипра превышает 70 млрд евро, на иностранцев приходится около 30 млрд. По данным агентства Moody’s, около 9,1 млрд евро депозитов принадлежит россиянам. Кроме того, российские банки выдали около 30 млрд евро кредитов местным банкам, а также российским банкам, зарегистрированным на Кипре.

Эти планы подняли такой шквал возмущения — как внутри Кипра, так и за его пределами, — что от них пришлось экстренно отказаться. Кипрский парламент дважды не поддержал предложения Евросоюза (даже несмотря на появившийся позже вариант законопроекта, согласно которому депозиты менее 20 тыс. евро освобождались бы от уплаты взноса, что, впрочем, увеличило бы ставку налога для крупных депозитов). Россия обрушилась на предложенную схему с жесткой критикой, назвав уплату налога «конфискацией» и «экспроприацией». В итоге к пятнице 22 марта власти Кипра решили полностью отказаться от идеи налога. Вместо этого в Никосии надеются создать государственный инвестиционный фонд, который поможет получить недостающие 5,8 млрд евро, от которых зависит 10-миллиардный пакет помощи от еврозоны и МВФ. Министр финансов Кипра Михалис Саррис отправился на переговоры в Москву в надежде получить финансовую помощь из России. До тех пор пока решение вопроса не будет найдено, банки страны остаются закрытыми, чтобы предотвратить панику. П

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (844) 25 марта 2013
    Кипр
    Содержание:
    Чтобы сами ушли

    Прямые потери от банковского кризиса на Кипре будут не слишком велики, гораздо опаснее могут оказаться его косвенные последствия

    Международный бизнес
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама