Как пескарю выжить среди акул

Андрей Горбунов
25 марта 2013, 00:00

«Донской табак» приобретает греческую компанию Sekap. Для обоих участников сделки это единственная возможность выжить и развиваться на рынке, почти полностью захваченном мировыми грандами: за счет роста масштабов бизнеса и объемов экспорта

Фото: ИТАР-ТАСС
Табачный бизнес в России приносит хорошую прибыль, но при этом практически не растет

«Донской табак» — единственный крупный производитель табачной продукции в России, контролируемый национальным капиталом. Все остальные вошли в состав транснациональных табачных компаний. Сегодня на долю «большой тройки» — Japan Tobacco International, Philip Morris и British American Tobacco — приходится более 60% российского рынка табака, а с учетом доли Imperial Tobacco и вовсе 80%. Наши табачники сдались еще лет восемь-десять назад, держится на рынке лишь «Донской табак», поэтому все новости вокруг этой компании вдвойне интересны.

В последние годы принадлежащая Ивану Саввиди группа «Агроком», куда входит и «Донской табак», двигалась по пути диверсификации бизнеса на нетабачных направлениях. В табачный бизнес инвестировать не спешили: на фабрике в основном проводились работы по малой модернизации производства и оптимизации марочного состава продукции. Однако компания сгененировала хороший информационный повод, который позволяет думать, что позиции национального капитала в табачной индустрии будут сохранены.

По всей видимости, растущие акцизы на табак внутри России и слабый рост спроса на табачные изделия заставили «Агроком» искать потенциальные объекты для инвестирования за рубежом. В этом контексте приобретение греческого производителя может означать как возможную докапитализацию «Донского табака» в ходе поисков щедрого инвестора, так и курс на более активное развитие самой компании.

Иностранные табачники, оценив потенциал российского рынка, начали скупку существующих фабрик и постройку собственных в 1991 году. Переход отечественной табачной промышленности в руки иностранцев завершился в основном к 2000-му. Итог: если в 1991 году в России работали более 40 табачных предприятий, то сейчас действующих осталось десятка полтора, из которых все крупнейшие принадлежат иностранцам. Многочисленные мелкие и средние табачные фабрики в большинстве своем закрылись или функционируют неритмично. Те же, кто выжил и сохранил независимость от транснациональных мейджоров, вынуждены довольствоваться производством нишевых дешевых сигарет и папирос. При этом компактность сигарет и высокая маржа их продажи практически не оставили шансов на выживание местным небольшим игрокам — крупная модернизированная табачная фабрика в Европейской России может рентабельно продавать сигареты на всей территории страны.

И на этом фоне «Донскому табаку» удается как-то выживать!

Все дело в колбасе

Компания с начала 1990-х годов не меняла собственника, ее бессменный владелец — Иван Саввиди. К началу 1990-х годов «Донской табак» уже относился к крупным игрокам отрасли с объемами производства несколько миллиардов сигарет в год. Саввиди частично обновил марочный ряд продукции, а главное — осуществил полную реконструкцию производства. Благодаря выросшему после 1998 года внутреннему спросу на сравнительно дешевые сигареты табачную фабрику сумели перевести из старых корпусов в центре Ростова на левобережье Дона. Фактически табачное производство в Ростове было создано заново. При этом западные табачники, активно расширяющие производство и владеющие несколькими фабриками в России, все больше теснили «Донской табак». Компания предприняла несколько попыток приобретения активов за пределами Ростовской области.

После кризиса 1998 года в расчете на рынок Сибири было создано совместное предприятие в Новосибирске, позже ростовчане приобрели табачную фабрику «Нево Табак» в Санкт-Петербурге. Но очень скоро оказалось, что расширение внутри России не имеет смысла — проще выпускать весь спектр продукции на новой ростовской площадке, чем производить реконструкцию табачных фабрик в других городах. В результате у «Донского табака» осталась только одна дополнительная производственная площадка в Переславле-Залесском, доставшаяся вместе в питерской табачной фабрикой (саму фабрику Саввиди продал в 2009–2010 годах). Компания сосредоточилась на наращивании рыночных долей существующих и новых марок сигарет, а от расширения географии производства пришлось отказаться.

Иван Саввиди решил заняться переработкой табака в близкой ему стране 023_expert_12_1.jpg Фото: РИА Новости
Иван Саввиди решил заняться переработкой табака в близкой ему стране
Фото: РИА Новости

Скоро выяснилось, что мощности по производству сигарет в России, как у западных компаний, так и у «Донского табака», избыточны. Для ростовской компании, которая не имела сравнимых с западными грандами ресурсов для продвижения и создания собственных марок, выходом стала диверсификация деятельности. Используя прибыль, полученную от выпуска сигарет, Саввиди принялся сколачивать крепкий региональный промышленно-аграрный холдинг с упором на мясопереработку. Вначале он приобрел старый ростовский мясоперерабатывающий комбинат «Тавр», который также был переведен на новую производственную площадку. На его основе стало развиваться полноценное мясоперерабатывающее производство — от собственных боен до торговой сети. Для управления разросшимися предприятиями в 2004 году была создана группа «Агроком». Одновременно с развитием мясопереработки группа продолжала инвестировать в строительство собственных теплиц, рыбоводческих хозяйств, в рынок недвижимости. «Донской табак» тем не менее долго оставался самым большим и самым прибыльным ее активом.

Все изменилось в 2011 году, когда Саввиди провел крупнейшую сделку по приобретению нового бизнеса: за шесть с лишним миллиардов рублей он выкупил компанию «Атлантис-Пак», крупнейшего российского производителя оболочек для колбас. Новый актив сразу был ориентирован на более агрессивную экспансию на внешние рынки. В частности, в том же году был приобретен украинский производитель колбасных оболочек и активизировано продвижение продукции предприятия на западный рынок. Сейчас «Атлантис-Пак» приносит 36% прибыли всех бизнесов Ивана Саввиди.

Куда двигаться

«Донскому табаку» принадлежит около 8% российского рынка, он производит 30–33 млрд сигарет (при мощности в 39 млрд штук). По объемам выпуска предприятие занимает 5–6-е место в России как среди крупнейших табачных фабрик, так и в корпоративном срезе. Неудивительно, что этот бизнес Ивана Саввиди всегда привлекал внимание транснационалов. В частности, долгое время в числе претендентов на «Донской табак» числилась компания Imperial Tobacco. В 2012 году поползли слухи о том, что фабрику готовы выкупить китайские табачники.

Однако ожидаемой продажи не произошло. Похоже, Саввиди пытается изыскать альтернативные увеличению производства в России возможности развития. «В условиях стагнирующего табачного рынка мы не видим смысла в расширении российских мощностей. Сегодня совокупные мощности табачных производственных площадок превышают потребности российского рынка и даже экспортный потенциал», — сказал «Эксперту» генеральный директор группы «Агроком» Сергей Сапотницкий.

Поиск альтернативы сейчас вдвойне актуален: возникли сложности с реализацией ряда наиболее масштабных проектов Саввиди в Ростовской области. Самый яркий пример: к 2011 году бизнесмен консолидировал контрольный пакет акций Ростовского аэропорта, а в 2012-м приобрел находящийся при нем авиаремонтный завод, но все связанные с этим планы были перечеркнуты. Областное правительство начинает работы по созданию нового аэропорта, который будет размещен в районе Новочеркасска, что само по себе угрожает аэропортовому бизнесу Ивана Саввиди, плюс из-за этих работ у бизнесмена возник конфликт с группой «Ренова» Виктора Вексельберга. В результате Саввиди в начале этого года продал большую часть акций Ростовского аэропорта неназванному инвестору. Одновременно сократилась инвестиционная программа и для второго по значимости в группе мясного бизнеса — был заморожен проект строительства крупного мясоперерабатывающего комплекса в Батайске.

Бизнесмен начал активно искать новые точки приложения капитала, и хорошо знакомый табачный бизнес пришелся весьма кстати. Соответствующий актив был найден — в Греции. Саввиди, грек по национальности, уже имеет ряд бизнес-проектов в Греции — он владеет местным футбольным клубом и занимается операциями с недвижимостью.

Зачем купили

Приобретенная Саввиди табачная компания Sekap создана в 1975 году, ей принадлежит одна фабрика на севере Греции, в Ксанти. Мощность предприятия скромная — 8 млрд штук сигарет в год (при, напомним, 39 млрд у «Донского табака»); объем продаж в 2011 году составил 29,5 млн евро. В Греции компания занимает аналогичную «Донскому табаку» долю рынка — не более 8–10%. На российском рынке продукция Sekap не представлена. Основные акционеры компании — местные кооператоры и правительство Греции. Потенциальное преимущество Sekap — обеспеченность сырьем: фабрика построена в одном из традиционных районов табаководства. Но реализовать потенциал прежние владельцы не сумели: в последние годы компания испытывала финансовые затруднения, и ее несколько раз пытались продать.

Теперь это удалось. Параметры сделки стороны не раскрывают, но вряд ли цена была высокой.

По словам г-на Сапотницкого, покупка Sekap — «это ситуационное приобретение», которое обусловлено удачно сложившимся стечением обстоятельств. Сейчас «Донской табак» должен выкупить чуть более 30% акций компании, в дальнейшем стороны рассматривают возможность увеличения доли стратегического инвестора до 80%.

Для «Донского табака» Греция должна стать окном для выхода на европейские и ближневосточные рынки. Ведь экспорт сигарет становится для ростовской компании все более значимым бизнесом. Кстати, в натуральных показателях «Донской табак» является крупнейшим российским табачным экспортером. Сейчас, по данным компании, большая часть экспорта табачных изделий приходится на страны и регионы ближнего зарубежья — Приднестровье, Грузию, Украину, Абхазию, Казахстан. Можно было бы предположить, что Греция — новое направление для экспансии «Донского табака».

«Выбрана не Греция. Вообще, не совсем корректно говорить о выборе, так как выбор в табачной отрасли в принципе отсутствует. Мировой табачный рынок сегодня консолидирован. Независимых производителей можно пересчитать по пальцам. Поэтому активы к приобретению здесь эксклюзивны, за них идет борьба. Что касается компании Sekap, то на рынке появилась возможность — и мы рассматриваем вариант ее использования в наших интересах», — объясняет позицию «Донского табака» Сергей Сапотницкий.    

Когда и кому сдали рынок

В 1993 году компания Philip Morris приобрела контрольный пакет акций Краснодарской табачной фабрики, в 2000-м — построила новое производство в Ленинградской области. Наиболее крупная иностранная табачная компания, пришедшая в Россию, — японская Japan Tobacco International. У нее здесь четыре предприятия: крупнейшая в России фабрика по производству табачных изделий «Петро», расположенная в Санкт-Петербурге, московская «Лиггетт-Дукат», а также два предприятия по переработке табачного сырья в Липецкой и Ленинградской областях.

Второй игрок мирового рынка, British American Tobacco, появился в России в 1994 году, купив контрольные пакеты акций фабрики «Ява» в Москве и Саратовской табачной фабрики. Британская Imperial Tobacco пришла последней через ряд поглощений уже ведущих свой бизнес в России западных табачных компаний. В 2002 году она приобрела немецкую компанию Reemtsma (та, в свою очередь, в 1998-м купила Волгоградскую табачную фабрику) и компанию с испанскими корнями Altadis — в 2008 году. Сами же испанцы приобрели табачную фабрику «Балканская звезда» в Ярославле в 2004-м.
Последним в Россию вошел корейский производитель KT&G, открыв в 2010 году новую табачную фабрику в Калужской области.