О наивных речах

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
25 марта 2013, 00:00

Экс-министр финансов Кудрин дважды за неделю привлёк к себе внимание. Сначала он прокомментировал кипрское злосчастье. Его, конечно, комментировали все, но Кудрин и во вселенском хоре сумел оказаться заметным, твитнув такой текст: «Основная ответственность за ситуацию на Кипре — на Евросоюзе и его регуляторах. Они просмотрели». Не знаю, одному ли мне мерещится тут личностный подтекст: мол, там где я регулировал, таких безобразий не бывало, — но и без того высказывание вышло сильное; его даже комментировать жаль. Впрочем, не будем придираться: в твите особенно не развернёшься — и Кудрин тут же выступил по другому поводу с гораздо более распространённым высказыванием. Он предложил отечественному законодателю ввести новую модель управления регионом — с формированием исполнительной власти на основе большинства в региональном парламенте. Разрешить возникновение, так сказать, парламентских субъектов в составе президентской федерации. В обоснование такого предложения возглавляемый Кудриным Комитет гражданских инициатив подготовил обширный доклад, к которому и проект нужного, по мнению авторов, закона прилагается. Это выступление тоже показалось мне во многих отношениях наивным.

Начать с того, что доклад представлен публике в точности тогда, когда он перестал быть актуальным — сразу после принятия во втором чтении законопроекта, позволяющего регионам отказываться от прямых выборов губернатора. Из-за такого странного тайминга доклад, главный нерв которого составляет эшелонированная критика этого законопроекта, теряет львиную долю интереса, безнадёжно переходя в жанр плача о пролитом молоке. Я соглашусь: учиняемая сейчас система выстраивания региональной власти едва ли продержится долго, и её, несомненно, придётся вновь пересматривать. Вот только к тому моменту нынешний доклад КГИ будет прочно забыт. Это, пожалуй, не очень хорошо: доклад готовили знающие люди, в нём куча малоизвестных фактов, о которых интересно читать. Да и критика, которой подвергают авторы нынешний этап перетасовки региональных процедур, во многом, на мой взгляд, справедлива. И насчёт безумно перетяжелённых «муниципальных фильтров», позволяющих региональному начальству безоговорочно отсекать неугодных кандидатов; и насчёт подчёркнуто неудобного для всех, кроме действующей власти, «единого дня голосования» на закате дачного сезона — всё верно. Но с предложениями — беда.

Критикуя «фильтры» для кандидатов в губернаторы, авторы доклада разумно указывают, что «и по конституционной логике, и просто по здравому смыслу требования к кандидатам в главы региональной власти не могут быть выше, чем к кандидату на пост президента страны». Поэтому-де мы получим в регионах имитацию вместо конкуренции, что прямо ведёт к дискредитации всей политической реформы. Не очень понятно, как авторы ухитряются не замечать, что их собственное предложение разбивается в прах в точности таким же образом. Не знаю, как там по «конституционной логике», но по здравому смыслу, по существующему здесь и сейчас государственному устройству роль представительной власти в регионах не может быть весомее, чем на федеральном уровне. Неужели кто-нибудь всерьёз полагает, что нынешний центр и «парламентский регион» способны просто-напросто ужиться друг с другом? Ах, должны ужиться… Спасибо. Далее, если партийная система и на федеральном уровне не кажется сегодня очень уж адекватной для разрешения множащихся проблем, что заставляет предполагать, что на региональном уровне партии показали бы себя более зрелыми и адекватными? В общем, послушайся мы экспертов КГИ, мы устроили бы в регионах имитацию вместо парламентских республик, что прямо вело бы к дискредитации — и далее по тексту.

Авторы и их сторонники говорят, что и федерализм у нас в полукоматозном состоянии, и политическая жизнь в регионах, почитай, убита. Но тогда уж надо договаривать, кто её убил. Намёки на то, что её убила отмена в 2005 году губернаторских выборов, далеко не всех убеждают.

«Как кто убил?.. Да вы убили, Алексей Леонидыч! Вы и убили-с…» Не один, конечно. Принципиальное решение о жёстком переделе консолидированного бюджета в пользу центра, до неприличия ужавшем долю регионов, а уж тем более муниципий, — это всё-таки не ваш уровень; тут вы были скорее советчиком и исполнителем. Но бюджетно-финансовая политика, приведшая к тому, что деньги в нашей стране есть только у казны и друзей казны, — это уж прямо ваша работа. Как в сложившихся условиях должна расцвести в регионах межпартийная конкуренция — в частности, на какие деньги она будет расцветать, когда денег в регионе нет, — и вообразить-то не всякий сможет. Эти же условия предопределяют постоянные неудачи с процедурами выборов главы региона. Вы правы, критикуя властный законопроект, ваши критики правы, критикуя вас, и дальше будет так же. Потому что не может быть разумной процедура выбора главы дотационного региона (а вашими стараниями дотационных-то у нас большинство) голосами жителей региона — любая процедура будет в конечном итоге лицемерием. Особенно теперь, когда центр активно спихивает свои обязательства (по части образования, там, или здравоохранения) на регионы, не передавая им никаких дополнительных источников дохода. Для регионов-доноров, безусловно, сгодились бы прямые выборы, но — как же гласно поделить субъекты на достойные и недостойные? Только заикнись об этом, начнётся буря, и первой от неё пострадает бюджетно-финансовая политика имени вас, Алексей Леонидович. Но вы же этого, кажется, не хотите?

Кабы не постоянные слухи, что г-на Кудрина вот-вот назначат не в председатели ЦБ, так в премьеры, эти речи даже не вызывали бы особого раздражения: хочет экс-министр добра по-своему, и ладно. Но получить в премьеры человека, который в кипрском прецеденте увидел только недосмотр регуляторов, мне как-то совсем не хочется. Хорошо бы всё-таки поближе к грубой реальности. Впрочем, возвращение Кудрина в высокие сферы едва ли очень вероятно. Год с чем-то назад он появился в рядах оппозиции как потенциальный коммуникатор с властью. С тех пор обе стороны слишком явно утратили интерес к коммуникации — вакансия упразднена.