Игра без правил

Экономика и финансы
Москва, 05.04.2013
«Эксперт» №14 (846)
В Исландии решение о дефолте перед иностранными вкладчиками принималось внутри страны, на национальном референдуме. На Кипре крупных вкладчиков, включая самих киприотов, «кинули» c подачи евротройки. По мере развития долгового кризиса в Европе табу в финансовой политике становится все меньше.

Рисунок: Игорь Шапошников

Вплоть до прошлого вторника условия разрешения кипрского кризиса постоянно корректировались, тем не менее итог оказался прецедентным. Впервые в истории последнего глобального финансового кризиса вкладчики депозитных банков потеряют реальные деньги. И впервые ограничения на движение капиталов налагаются страной — членом еврозоны. До сих пор единственным случаем банковского кризиса, когда вводились такие ограничения (и они сохраняются по сей день), была Исландия, но она не является членом еврозоны. И даже членом ЕС.

Показательная порка

Комментаторы и аналитики уже вылили тонны критики в адрес решения «тройки» (МВФ, ESM, ЕЦБ) о подключении вкладчиков к рекапитализации кипрских банков. Но справедливости ради надо сказать, что хороших альтернатив этому решению нет. Если бы средства крупных вкладчиков (суммы свыше 100 тыс. евро — потолок стопроцентных гарантий в еврозоне) были оставлены в неприкосновенности, а рекапитализация была бы проведена исключительно за счет бюджета и средств «тройки», остров неизбежно свалился бы в острый кризис госдолга. В сочетании с уже имеющимся валовым госдолгом в размере 87% ВВП это загнало бы госдолг почти под полтора годовых размера экономики страны.

Ничего не изменилось бы, если бы эти деньги дал Кипру взаймы кто-нибудь еще — например, российский налогоплательщик. Единственное, чем он может помочь, — простить часть процентов и дать отсрочку по уже выделенному осенью 2011 года займу в 2,5 млрд евро (под 4,5% в год со сроком погашения в 2016-м).

Любопытно, что еще в 2010 году европейские регуляторы начали проводить стресс-тесты, которые кипрские банки с большим капиталом легко проходили, поскольку эти тесты не предполагали возможности списания госдолга Греции. Весь 2010 год два крупнейших кипрских банка активно наращивали вложения в греческие госбумаги, доведя свой суммарный портфель до 5,8 млрд евро. Еще летом 2011-го казалось, что все в порядке. Но осенью главы европейских правительств приняли решения о «стрижке» владельцев греческих облигаций: сначала предполагалось на 50%, а потом они решили не мелочиться и «постричь» на 80%. Как утверждает экс-глава кипрского ЦБ Атанасиос Орфанидис, уже с учетом этих потерь кипрских банков — порядка 4,5–5 млрд евро, или около 25% ВВП страны, — Европейское банковское агентство осенью 2011 года стало требовать рекапитализации банков. Орфанидис утверждает, что на этот момент им требовалось всего около 2 млрд евро и найти их надо было к середине лета 2012 года. Это подразумевало увеличение капитала банков до надежных 9%. Однако правительство и банки уже не могли добыть таких денег самостоятельно, поскольку рынок для них закрылся уже в мае 2011-го.

К самой же Греции отношение «тройки» было гораздо гуманнее. Согласно принятым год назад условиям реструктуризации греческого госдолга частным держателям списали чуть более половины от удерживаемого ими долга в 205,5 млрд евро. Однако поскольку значительную часть этих держателей составляли греческие банк

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (846) 8 апреля 2013
    Новая денежная политика
    Содержание:
    Тонкая настройка ожиданий

    Надежды российского бизнеса на плавное смягчение денежно-кредитной политики получили поддержку. Банк России символически снизил процентные ставки по ряду долгосрочных рефинансовых операций. А будущий руководитель ЦБ высказалась в пользу большего учета банками и регулятором интересов реального сектора экономики

    Потребление
    Спецвыпуск
    На улице Правды
    Реклама