Мягкая посадка в новую реальность

Михаил Матовников
15 апреля 2013, 00:00

Складываются условия для более сбалансированного роста банковской системы, когда объем выдачи розничных кредитов не оказывает резко негативного влияния на ее ликвидность. В ситуации замедляющегося роста кредитного портфеля и падающей маржинальности решающим фактором конкурентоспособности банков станет риск-менеджмент

Рисунок: Игорь Шапошников

Банкиры в недоумении — они отмечают аномально низкий прирост кредитного портфеля в декабре 2012 года и его падение в январе, а у многих и в феврале—марте 2013-го. Те же события наблюдаются и на смежных рынках. Разочарование испытывают компании розничной торговли, автодилеры и многие другие.

Рождественское ралли не удалось ни в кредитах, ни в депозитах. Обычно на четвертый квартал приходится треть годовой выдачи кредитов физическим лицам, а в 2012 году — только 25%, при этом объем погашения был существенно выше ожидавшегося. В январе кредитный портфель банков и вовсе снизился.

Та же тенденция и в обязательствах: доля средств физических лиц в пассивах банков снизилась с 30,7% на 1 июля 2012 года до 29,3% на 1 марта т.г., несмотря на повышение депозитных ставок. В текущей ситуации рост ставок не вызывает роста спроса на вклады со стороны населения, а ведет лишь к перераспределению долей рынка между разными группами банков.

Белка в колесе

Слабый рост кредитного портфеля в сочетании со снижением темпа роста вкладов — явление, в общем-то, хорошо предсказуемое. Вклады населения и кредиты гражданам — это сообщающиеся сосуды. Заемщики перестают копить и несут деньги на погашение ранее взятых кредитов.

Розничный бум последних лет сформировал высокий уровень задолженности домохозяйств по кредитам и высокую степень проникновения кредитов. В результате в конце года наши сограждане, получившие годовые премии и бонусы, вместо того чтобы по традиции превратить их в банковские вклады, направили эти деньги на погашение кредитов. В итоге банки не выполнили план ни по привлечению вкладов, ни по выдаче кредитов.

В период до бума розничного кредитования часть граждан сберегала в банках свои средства, а другая часть брала кредиты. В новой реальности по мере роста числа заемщиков становится все труднее провести четкую границу между вкладчиками и заемщиками. Меняются и принципы развития банковской системы в целом.

Тренд снижения темпов роста розничного кредитования наблюдается примерно с мая 2012 года. И причина торможения вовсе не политика ЦБ, перешедшего от вербальных предупреждений к конкретным ограничительным мерам в отношении розничной активности банков. Решающим фактором снижения темпов роста кредитов стал догоняющий рост объема погашения ранее выданных потребительских кредитов.

Бич российской банковской системы — краткосрочность банковских операций. И далеко не всегда это выбор самих банков. Большую роль играет и выраженное стремление граждан не залезать в долги надолго, поэтому даже ипотечные кредиты имеют очень небольшие эффективные сроки погашения.

Несмотря на почти 40-процентную долю жилищных кредитов в кредитном портфеле российских банков, его средняя оборачиваемость составляет всего 15 месяцев, причем этот показатель с 2007 года вырос всего на три месяца (см. таблицу 1). Фактически это означает, что все выданные сегодня кредиты через год с небольшим вернутся в банк и их надо будет выдавать заново.

В таких условиях рост кредитного портфеля возможен исключительно за счет экспоненциального увеличения объема выдачи, которое наблюдалось в 2011–2012 годах.

Перелом тренда

Объем выдачи в 2011–2012 годах значительно вырос, но столь же быстро росло и погашение кредитов (см. график 1). В таких условиях решающим показателем становится то, насколько новые выдачи превышают погашения. Легче всего добиться роста наиболее долгосрочной части кредитного портфеля. Действительно, доля кредитов сроком свыше трех лет в кредитном портфеле быстро растет, но далеко не столь быстро, как можно было бы предполагать, не в последнюю очередь потому, что в эту категорию теперь попадают и кредиты, которые на самом деле весьма короткие. Например, многие банки именно здесь отражают кредитные карты, которые могут выдаваться на три года, но имеют очень короткий срок погашения.

В 2011-м — начале 2012 года выдача кредитов сроком от одного до трех лет примерно в полтора раза превышала погашение, но с мая 2012 года погашение постепенно начало нарастать, а темпы роста кредитов сроком до трех лет — быстро затухать (см. график 2).

Банки отреагировали на эту тенденцию адекватно: они стали предлагать продукты с более длинными сроками погашения. Если в декабре 2010 года выдача кредитов на срок свыше трех лет превышала выдачу кредитов сроком от года до трех в 2,2 раза, то в декабре 2012 года — уже в 3,5 раза. Но с лета 2012 года и в этой части кредитного портфеля стало нарастать погашение, а темпы роста портфеля — падать.

Оценка рисков

Такая тенденция позволяет задаться вопросом: действительно ли риски розничного кредитования столь велики, что требуется немедленное вмешательство Банка России? С одной стороны, стандарты андеррайтинга кредитов у многих банков действительно не столь жесткие. Поэтому у наименее профессиональных банкиров действительно возможны проблемы, хотя с учетом развития инфраструктуры кредитования, прежде всего кредитных бюро, даже самые неопытные банкиры могут существенно снизить свои риски по сравнению с пионерами начала 2000-х.

С другой стороны, массовые погашения показывают, что способность населения обслуживать кредиты на самом деле весьма высока и пока далека от истощения. Если население гасит весь кредитный портфель в среднем всего за 15 месяцев, то очевидно, что вполне возможен кратный рост всего портфеля за счет удлинения сроков кредитования без значительного роста кредитных рисков.

Ограниченный спрос на кредиты у населения в первую очередь связан с тем, что продукт, который предлагают банки, на самом деле не предназначен для длительного пользования. Ставки кредитования слишком высоки, чтобы жизнь в долг стала привлекательной стратегией.

На рынке уже появились потребительские кредиты на 1,5 млн рублей сроком на пять, а то и семь лет. Для сравнения: по данным Банка России, средняя сумма ипотечного кредита в России составляет менее 1,5 млн рублей! Получается, что необеспеченные кредиты в верхнем диапазоне сумм уже вплотную приблизились к ипотечным, хотя, конечно, сроки погашения остаются примерно втрое меньшими, а ставки — существенно большими, как, впрочем, и кредитные риски.

Перезапуск ипотеки

Высокомаржинальные кредиты фактически сами, по мере своего развития, исчерпывают базу для своего дальнейшего роста. Точно так же кредиты в магазинах, в середине 2000-х бывшие флагманом розничного кредитования, оказались отброшены на обочину с небольшой долей рынка, которую к тому же все время уменьшают кредитные карты. Да, этот сегмент остался хорошо маржинальным, но он очень маленький и бесперспективный.

Та же судьба ждет и нынешнего фаворита — высокомаржинальные кредиты. Судя по многим признакам, поддерживать рост портфеля здесь становится все труднее, а конкуренция оказывает давление на прибыльность бизнеса.

Дальнейший рост портфеля, по всей видимости, возможен только при наращивании сроков кредитов, но наращивание сроков без снижения ставок невозможно. Это создает условия для «перезапуска» рынка ипотеки, который последние годы стагнирует и в процентах ВВП, и как доля кредитного портфеля банков.

Ресурсные ограничения

Важным фактором, который будет сдерживать рост бизнеса банков, несомненно, становится снижение темпов роста вкладов граждан.

Банки привлекают средства физических лиц во вклады и на транзакционные счета и выплачивают по вкладам проценты. Таким образом, чистое привлечение средств представляет собой не просто прирост вкладов, на который чаще всего смотрят, а прирост за вычетом уплаченных вкладчикам процентов. В 2010–2012 годах этот показатель несколько снизился, но все равно остается на сравнительно высоком уровне — чуть менее 1,5 трлн рублей в год при стоимости привлечения немногим выше 6% годовых (см. таблицу 2).

Зато кредитование также можно рассматривать как своего рода пирамиду: заемщик берет кредиты и уплачивает проценты. Бремя займа сильно зависит от возможности наращивать задолженность. Например, в 2010 году кредиты банков физическим лицам выросли немногим более чем на 500 млрд рублей, а вот уплаченные проценты по кредитам превысили 600 млрд рублей. Фактически банковская система в целом за счет обслуживания розничных кредитов «привлекла» около 100 млрд рублей. Расширение розничного кредитования по сути самофинансировалось, не нуждаясь в росте ресурсной базы.

Но начавшийся в 2011 году бум розничного кредитования резко увеличил потребность банков в ресурсах: в 2011 году банкам потребовалось дополнительно почти 700 млрд рублей на расширение потребительских кредитов, в 2012 году эта сумма увеличилась до 1 трлн рублей. Естественно, резко выросла конкуренция за ресурсы, и банки розничного кредитования стали настолько заметными игроками на рынке вкладов, что сильно обеспокоили даже государственные банки и регулятора.

Фактически уже в 2013 году объем привлекаемых вкладов может оказаться едва достаточным для роста портфеля кредитов физическим лицам.

Конец депозитных войн

Хорошая новость состоит в том, что рост высокомаржинальных кредитов снизится за счет активного погашения, что снизит остроту конкуренции за вкладчика. Розничные банки вполне смогут поддерживать выдачу и даже наращивать портфели за счет погашения уже выданных кредитов и получаемых процентов по ним, примерно как в 2010 году.

В таком случае снизится потребность привлечения вкладов по высоким ставкам, и розничные банки в силу объективных факторов, а вовсе не под влиянием активных действий Банка России по ограничению роста розничных банков, станут снижать депозитные ставки.

Снижение максимальных ставок, конечно, сильно оздоровит ситуацию в банковской системе. Снизится давление на маржу корпоративных банков, высокую долю в ресурсной базе которых играют вкладчики, а в розничном сегменте снова станут привлекательными такие продукты, как ипотека, кредитование МСБ и другие менее маржинальные виды кредитного бизнеса.

Переход к сбалансированному росту

У такого развития событий есть и другая позитивная сторона: кризис ликвидности, в котором банковская система пребывала в течение двух лет, ощутимо ослабел. Банки, активно заимствовавшие у ЦБ в четвертом квартале 2012 года, в том числе в ожидании роста кредитного портфеля, уже в январе 2013-го заметно снизили объем заимствований у Банка России. Свою роль в улучшении ситуации сыграло и погашение корпоративных кредитов крупнейшими российскими заемщиками, получившими доступ на международные рынки капитала.

Складываются условия для более сбалансированного роста банковской системы, когда объем выдачи розничных кредитов не оказывает резко негативного влияния на показатели ликвидности банковской системы России. В 2012 году розничный бум, несомненно, был одним из наиболее значимых факторов падения ликвидности банковской системы.

Постепенно снизится и ставшая слишком большой зависимость банков от кредитов Банка России.

Более сбалансированный рост кредитного портфеля и возможностей привлечения средств у населения будет характеризоваться меньшими темпами роста банковской системы в целом. Уже сформировался консенсус относительно снижения темпов роста активов примерно до 15% за год.

Это знаменует собой фактически новую веху в развитии российской банковской системы. Впервые за многие годы темпы ее роста окажутся сопоставимы с рентабельностью капитала в целом по банковской системе (см. график 3).

За исключением 2009 года, когда активы банковской системы фактически не росли, а у многих банков так и вовсе снижались, рентабельность капитала наших банков всегда — и до, и после кризиса — сильно не дотягивала до темпа роста активов. Это делало банки зависимыми от постоянного увеличения капитала акционерами и находило свое отражение в постепенном снижении уровня достаточности капитала.

В новой реальности банки имеют шансы такую зависимость снизить, а наиболее эффективные — даже перейти к регулярной выплате дивидендов без опасений нарушить нормативы достаточности капитала.

В такой среде — с низкими темпами роста и падающей маржинальностью — требуются уже новые качества. Решающим фактором конкурентоспособности становится риск-менеджмент, причем не в узком понимании управления типично банковскими рисками (кредитными, процентными, ликвидности), но и рисками макроэкономическими, поскольку успешная трансформация требует управления балансом банка в целом. При этом все возрастающую роль начинают играть качества, не особо ценимые на этапе быстрого роста: производительность труда, эффективность издержек, управление процентными рисками.