Деловая конъюнктура

22 апреля 2013, 00:00

Выздоровление экономики США неблагоприятно для РФ; Потребительский бум продолжается; Золотой запас Банка России обесценивается

Ситуация в реальном секторе российской экономики складывается крайне тревожная. Если еще три месяца назад мы сокрушались о приземлении на траекторию темпов роста в 3–4% годовых, то по итогам первого квартала получили, согласно предварительным оценкам Минэкономразвития, всего 1% прироста ВВП. Промышленное производство, несмотря на мартовское оживление, в целом по итогам первого квартала показало нулевой рост, рост инвестиций остановился. Похоже, это не конъюнктурная пауза, а преддверие серьезных неприятностей в экономике. Внешний фон тоже неважный. Устойчивое посткризисное выздоровление хозяйства США не сулит нам ничего хорошего — формируется волна долгосрочного укрепления доллара к ключевым мировым валютам, а это автоматически приведет к снижению (номинируемых и котируемых в долларах) цен на сырьевые товары — нефть, газ, металлы, удобрения — со всеми вытекающими для нас последствиями. В этой ситуации в качестве превентивной антикризисной меры логично ожидать от правительства расширения госинвестиций, в том числе, возможно, и по линии «политического» кредитования стратегических инвестиционных проектов через госбанки — Сбер, ВТБ и ВЭБ.

В инвестиционной сфере пока наблюдается медленное снижение реального общего объема выполненных строительных работ, при этом сильный «клевок» виден в жилищном строительстве. Тем не менее активность, набранная в жилищном строительстве во втором полугодии 2012-го, столь значительна, что по итогам нынешнего года мы имеем все шансы поставить постсоветский рекорд в строительстве жилья — возвести 70 млн кв. м. Однако это все еще примерно вдвое ниже объема, требуемого для начала кардинального решения жилищной проблемы (минимально необходимый пороговый уровень — ввод примерно 1 кв. м на человека в год, то есть примерно 143 млн кв. м).

Разогрев в потребительской сфере не утихает — по итогам первого квартала и реальная зарплата, и реальный розничный товарооборот продолжают быстро расти. Правда, потребительское кредитование начинает потихоньку остывать. По сравнению с пиком кредитного бума, пришедшимся на конец 2011-го, темпы прироста розничного кредитного портфеля банков снизились с 45 до 33% годовых.

Продолжается неуклонное сокращение безработицы. Норма общей безработицы лишь немного превышает уровень 5% экономически активного населения, а число зарегистрированных в службах занятости безработных опустилось до 1 млн человек. Именно явный перегрев рынка труда (минимальная безработица на фоне явно оторвавшихся от динамики производительности труда темпов роста реальной зарплаты) рассматривается Банком России в качестве одного из ключевых факторов, сдерживающих решение о смягчении денежной политики.

Начало минувшей недели было отмечено крупнейшим за последние 30 лет двухдневным падением цены на золото — 14% в долларах.

Цены на остальные сырьевые товары реагировали на эти распродажи не слишком остро. Два других благородных металла, платина и палладий, практически их не заметили. Цена на нефть продолжала снижение, идущее уже два месяца (правда, оно немного ускорилось), в ходе которого она потеряла уже почти 20 долларов за баррель — со 116 до 98 за ближайший фьючерс на Brent); к концу недели цена временно стабилизировалась в районе 99–100 долларов за баррель. Параметры российского бюджета на этот год определены исходя из среднегодовой цены Urals 91 доллар за баррель. Так что реагировать на снижение нефтяных цен распродажами Резервного фонда пока нет нужды.

Из крупных центробанков ЦБ РФ в последние годы был практически единственным, кто с какой-то ведомой только ему целью диверсифицировал активы, скупая золото и доведя его запас почти до тысячи тонн. Если же смотреть на резервы как на инструмент защиты денежной системы от внешних (ценовых) шоков, то, наверное, стоило бы ввести в них какие-нибудь нефтяные опционы или фьючерсы или, как предлагал некогда профессор Р. Шиллер, «нефтяные свопы» между Банком России и ФРС в целях стабилизации взаимных обменных курсов этих валют. Вообще, конечно, было бы правильно, если бы Банк России избавился от этого совершенно не нужного для целей монетарного регулирования актива, переоформив его, например, на Фонд национального благосостояния и передав в дальнейшем под управление Росфинагентства