Долгожданная прибавка

Тигран Оганесян
19 апреля 2013, 20:59
Рисунок: Константин Батынков

10 апреля президент США Барак Обама официально представил в Конгрессе проект федерального бюджета на 2014 год. На унылом фоне многочисленных усушек и утрусок по многим ключевым направлениям, прежде всего по программам адресной помощи американским льготникам, научно-техническая составляющая нового американского бюджета смотрится на удивление пристойно.

Общий объем ассигнований на R&D в проекте-2014 предусмотрен в размере 143 млрд долларов — фактически это соответствует уровню текущего года, при этом запланированные администрацией Обамы суммарные расходы на гражданские исследования превышают уровень 2012 года на 9%.

Эта долгожданная прибавка научного бюджета особенно примечательна на фоне крайне негативной динамики последних лет: по данным Американской ассоциации содействия развитию науки (AAAS), только за период между 2009-м и 2012 годом федеральное финансирование R&D в США уменьшилось на 18% — со 172,5 до 140,6 млрд долларов.

Буквально за сутки до появления официальных данных по предполагаемым бюджетным ассигнованиям на науку в 2014 году в СМИ было опубликовано открытое письмо Федерации американских ученых (FAS), подписанное 58 нобелевскими лауреатами, призывавшее Конгресс «наконец одуматься и остановить дальнейшее сокращение госрасходов на науку», поскольку оно неизбежно приведет к «глушению инновационного двигателя, приводящего в движение всю национальную экономику».

Выбор в качестве главного адресата этого открытого письма американских законодателей вполне понятен — именно они своими придирками к различным статьям расходов и доходов регулярно срывают сроки итогового утверждения федерального бюджета США и осуществляют его жесткое секвестрование: например, в текущем финансовом году основные федеральные научные агентства и министерства США в среднем недосчитались порядка 5% обещанных им сумм.

Пока же, судя по представленным командой Обамы заявкам, в новом проекте федерального бюджета почти все главные научные тяжеловесы могут рассчитывать на достойную прибавку финансирования. Национальный научный фонд (NSF) — на 8,4%, управление науки министерства энергетики (DOE) — на 5,7%, Национальный институт стандартов и технологий (NIST) — на целых 23%, система национальных институтов здравоохранения (NIH) — на 1,3%, DARPA (управление перспективных исследований министерства обороны) — на 1,8%.

Новый космический приоритет

Портит эту общую приятную картину, пожалуй, лишь сумма, выделенная Национальному управлению по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA). Финансирование NASA в очередной раз планируется немного урезать — на 0,3% (в общей сложности космическому агентству США в 2014 году обещано 17,7 млрд долларов).

Впрочем, судя по первым комментариям руководства NASA, особых поводов для огорчения у них пока не возникло — практически все ключевые программы агентства получат дальнейшее развитие.

Продолжится в полном объеме финансирование создания нового космического телескопа James Webb, общая стоимость строительства которого оценивается сегодня в 8,8 млрд долларов (в 2018 году James Webb должен будет заменить заслуженного ветерана NASA телескоп Hubble).

Не предусмотрены агентством и какие-либо сокращения бюджетных расходов на дальнейшую поддержку работы Международной космической станции (МКС), кроме того, в ближайшие годы оно планирует существенно увеличить финансирование альтернативных коммерческих проектов «космических такси», доставляющих американских астронавтов на МКС: уже в 2014 году из бюджета на эти цели будет выделено вдвое больше, чем в 2012-м, — до 821,4 млн долларов.

Солидные 1,84 млрд долларов в бюджете агентства выделены на исследовательский блок, занимающийся наземными проектами и разработкой новых спутников метеорологического наблюдения, в том числе на реанимацию долгосрочной программы строительства серии орбитальных спутников дистанционного зондирования Земли Landsat.

Самым же обсуждаемым в последнее время новым космическим хитом от NASA, безусловно, стал пока еще безымянный проект, дружно занесенный многими комментаторами в категорию science fiction, — разработка технологий гравитационного захвата маленького астероида (предположительно весом около 500 тонн и диаметром 7 метров) с последующей его буксировкой на окололунную орбиту и высадкой на этот астероид человеческого десанта для более детального изучения. Предположительно этот десант планируется осуществить примерно в 2025 году, а идея пилотируемой миссии на астероид была официально обнародована президентом Обамой еще в 2010-м.

На этот экзотический проект руководство NASA в бюджете на 2014 год уже выделило первый транш — 78 млн долларов (большая его часть предназначена для научных изысканий на предмет поиска в ближнем космосе подходящей кандидатуры для «поимки»); общая же сумма «астероидных» расходов агентства, по предварительным расчетам специалистов Института космических исследований в Пасадене (штат Калифорния), представленным в прошлом году, в течение ближайших десяти лет может составить порядка 2,6 млрд долларов.

Сверхамбициозный проект по осуществлению лазерного термоядерного синтеза на установке NIF в Калифорнии так и не смог в 2012 году обеспечить выполнение своей главной экспериментальной задачи 084_expert_16.jpg
Сверхамбициозный проект по осуществлению лазерного термоядерного синтеза на установке NIF в Калифорнии так и не смог в 2012 году обеспечить выполнение своей главной экспериментальной задачи

Согласно недавним заявлениям главы NASA Чарльза Болдена, доставку астронавтов на астероид Х должна будет обеспечить новая сверхтяжелая ракета-носитель Space Launch System (SLS), первый пробный полет которой запланирован на 2017 год.

Еще раньше, уже в будущем году, агентство надеется провести первые летные испытания пилотируемого корабля-капсулы Orion, однако в бюджете на 2014 год подразделению NASA Exploration Systems, непосредственно занимающемуся разработкой SLS и капсулы Orion, выделено только 2,7 млрд долларов, что на 300 млн меньше, чем в 2012 году.

Больше всего от частичного сокращения госфинансирования NASA пострадали сотрудники подразделения планетарных наук, занимающиеся исследованиями различных космических объектов Солнечной системы. Их долю в общем бюджете агентства на 2014 год урезали на те же 300 млн — с 1,5 до 1,2 млрд долларов, но, что самое неприятное, из списка одобренных к дальнейшему финансированию проектов внезапно исчезла приоритетная программа планетарщиков — беспилотная миссия к спутнику Юпитера Европе.

Наступление на энергетическом фронте

Совсем иначе обстоит дело с бюджетным финансированием в энергетической сфере: управление науки министерства энергетики США (DOE) уже не первый год пользуется особой благосклонностью Обамы и его научных советников. В 2014 году на различные исследовательские проекты этого управления планируется выделить 5,15 млрд долларов, что, как уже упоминалось выше, на 5,7% превышает его общий бюджет в 2012-м фискальном году.

Еще более существенной процентной прибавки (38%) в финансировании добилось хайтековское подразделение DOE, Агентство по передовым исследовательским проектам в области энергетики (ARPA-E), которое может рассчитывать почти на 400 млн долларов. Именно это агентство выполняет ответственную роль проводника энергоинноваторов в пресловутой «долине смерти», препятствующей доведению перспективных фундаментальных разработок до стадии коммерческого применения.

Продолжает четко проявлять себя и долгосрочный тренд на активизацию исследований в области альтернативной энергетики: общее финансирование одних только фундаментальных работ по этой тематике (на стыке материаловедения, физики конденсированного вещества, химического анализа и т. д.), проводящихся главным образом на многочисленных источниках рентгеновского излучения американского минэнерго, должно вырасти в 2014 году на 10,3% — почти до 2 млрд долларов.

Самый большой кусок бюджетного пирога DOE, 2,8 млрд долларов, достанется автономному Управлению энергоэффективности и возобновляемым источникам энергии (EERE), осуществляющему общее координирование R&D по критическим чистым энерготехнологиям.

В частности, в структуре бюджета DOE на 2014 год предусмотрено 615 млн долларов на финансирование различных научных исследований по солнечной, ветровой, геотермальной и гидроэнергетике, есть также отдельная статья расходов (365 млн долларов) на экспериментальную проверку этих новых технологий в промышленном производстве.

Столь мощное педалирование развития альтернативной энергетики в новом проекте федерального бюджета дало повод для очередной филиппики одного из самых жестких оппонентов научной политики нынешней администрации США, главы комитета по науке, космосу и технологии палаты представителей Конгресса республиканца Ламара Смита, который на днях заявил, что чрезмерное увлечение Обамы и Ко. «зеленой» энергопроблематикой пока по большей части является банальным выбрасыванием бюджетных денег на ветер (в прямом и переносном смысле): «Недавние банкротства таких широко разрекламированных проектов, как Solyndra, Abound Solar и Beacon Power, в очередной раз продемонстрировали крайне низкую экономическую отдачу от многочисленных инициатив президента по искусственному стимулированию развития “зеленой” энергетики».

Впрочем, помимо поддержки неоднозначных альтернативных энергопроектов DOE, как известно, активно поощряет и более традиционные научные исследования: скажем, в расходной части бюджета этого мощного министерства на будущий год предусмотрено увеличение на 5,7% финансирования передовых разработок в ИКТ, на 4,2% вырастет финансирование R&D-проектов в области ядерной физики и на 2,6% — в биологии и медицине.

В то же время явным бюджетным аутсайдером в очередной раз оказалась физика высоких энергий (в минусе почти на 2%): после закрытия в 2011 году флагманского американского ускорителя частиц Теватрон в Батавии (штат Иллинойс) серьезных конкурентов швейцарскому Большому адронному коллайдеру (LHC) на территории США не осталось, и дальнейшее постепенное снижение объема финансирования экспериментальных работ в области физики частиц уже можно считать очевидным фактом.

Довольно туманными пока выглядят и перспективы серьезного научного прорыва в области термоядерного синтеза (как в США, так и за их пределами), хотя по формальным бюджетным признакам текущая картина вроде бы свидетельствует об обратном: общее финансирование исследовательских программ по термояду, курируемых DOE, в 2014 году предполагается увеличить на 14% по сравнению с предшествующим годом (до 458 млн долларов).

Примерно половина этой суммы (225 млн) приходится на обеспечение долевого участия США в ИТЭР, легендарном международном проекте создания экспериментального термоядерного реактора, строительство которого в настоящее время ведется на юге Франции.

Однако, согласно неофициальным заявлениям ряда руководителей министерства, в первоначальной версии бюджета DOE для ИТЭР предназначалась куда более серьезная сумма — 400 млн долларов. Судя по всему, в последний момент руководство американского минэнерго посчитало, что чрезмерный финансовый перекос в пользу этого чужеземного проекта не соответствует национальным интересам США, и предпочло существенно скорректировать свою исходную термоядерную заявку в пользу альтернативных внутриамериканских программ.

Впрочем, недавний фаворит DOE — Национальная зажигательная установка (National Ignition Facility, NIF) Ливерморской национальной лаборатории в Калифорнии, амбициознейший проект по осуществлению лазерного термоядерного синтеза, — похоже, утратил кредит доверия у топ-менеджеров министерства после того, как так и не смог в прошлом году обеспечить выполнение своей главной экспериментальной задачи. Чиновники DOE сейчас весьма скептически оценивают перспективы этого проекта, и прямое следствие переоценки его потенциала — существенное сокращение дальнейшего финансирования NIF.

Ставка на IMI

Отдельного комментария, на наш взгляд, заслуживает предложенная администрацией Обамы солидная прибавка — на 23% (на 177,5 млн долларов) по сравнению с 2012 годом — общего объема бюджетного финансирования различных проектов Национального института стандартов и технологий (NIST), формально являющегося исследовательским структурным подразделением министерства торговли.

NIST — один из важнейших мозговых центров США в области разработки программ и методик повышения инновационной конкурентоспособности американской экономики. В частности, один из ключевых проектов, в разработке и осуществлении которого в настоящее время принимает участие NIST, — инициатива создания в Соединенных Штатах разветвленной сети новых институтов промышленных инноваций (Institutes of Manufacturing Innovation, IMI), направленная на активное стимулирование высокорисковых инновационных разработок в критических технологических областях.

В январе 2013 года был опубликован официальный доклад Национального совета по науке и технологии (National Science and Technology Council, NSTC) при администрации президента США под интригующим названием «Национальная сеть по внедрению промышленных инноваций: предварительный проект».

В самом общем виде идея разработчиков этого проекта заключается в том, чтобы в короткие сроки создать в стране порядка полутора десятков (по разным источникам, 15 или 16) региональных инновационных хабов на базе уже действующих или созданных «в чистом поле» исследовательских институтов.

Авторы доклада предложили, чтобы каждый из этих новых инновационных институтов управлялся разными некоммерческими организациями, имел различные источники финансирования, а в состав независимого совета директоров по большей части входили бы представители американского частного бизнеса. Активными партнерами IMI должны стать все элементы пресловутой тройной спирали инноваций — частные компании, академические научные учреждения, организации, занимающиеся технической переподготовкой промышленного персонала, правительственные агентства и учреждения и даже профсоюзы.

Американское NASA вместо пилотируемого полета на Марс пока решило ограничиться программой по поимке небольшого астероида с последующей высадкой на него человеческого десанта 085_expert_16.jpg
Американское NASA вместо пилотируемого полета на Марс пока решило ограничиться программой по поимке небольшого астероида с последующей высадкой на него человеческого десанта

По предварительной информации, на финансирование этой долгосрочной программы (The National Network of Manufacturing Innovation, NNMI), рассчитанной на пять-семь лет, американские власти планируют выделить из федеральной казны в общей сложности порядка 1 млрд долларов. Предполагается, что по окончании стартового этапа все новые институты выйдут на самоокупаемость.

Первый пилотный институт будущей серии — National Additive Manufacturing Innovation Institute (NAMII) — был открыт еще в августе 2012 года в Янгстауне (штат Огайо). Стартовый бюджет NAMII составил 70 млн долларов, из них 30 млн из федерального бюджета и 40 млн — совместный вклад коллаборации TechBelt, объединяющей университеты и промышленные компании Восточного Огайо и Западной Пенсильвании.

Причем, что весьма любопытно, прямой доступ к официальному интернет-сайту этого нового сетевого института (namii.org), непосредственно курируемого Национальным центром оборонного промышленного производства и механообработки (NCDMM), а также такими китами американской индустрии, как Pratt & Whitney, Lockheed Martin и GE Aviation, жестко блокируется по страновым критериям (например, с российского IP-адреса зайти на этот сайт нельзя).

Из вторичных же источников можно сделать вывод, что, судя по всему, одним из главных направлений будущей деятельности NAMII должны стать высокотехнологичные коммерческие разработки в области трехмерной промышленной печати (3D-printing, или стереолитографии, что, собственно, и является синонимом специфического термина «аддитивное промышленное производство», использованного в названии института), прежде всего для применения в аэрокосмической индустрии.

Мозговой штурм

Значительная прибавка в финансировании предусмотрена в проекте для Национального научного фонда США (NSF) — независимого федерального агентства, осуществляющего поддержку и финансирование различных перспективных исследований национальных университетов и институтов как в фундаментальной науке, так и в прикладных областях.

В следующем году NSF может получить дополнительные 741 млн долларов, что на 10,8% больше, чем в 2012-м (в абсолютных цифрах — 7,62 млрд долларов).

Львиная доля расходов по линии NSF идет на предоставление научных грантов на фундаментальные научные исследования (всего на эти цели планируется потратить более 6 млрд).

Одним из конкретных «больших» направлений финансирования NSF станет также подпитка проектов, ориентированных на быструю коммерческую отдачу: около 300 млн долларов предназначено для мультидисциплинарного проекта Cyber-Enabled Materials, Manufacturing and Smart Systems, основная задача которого — стимулирование исследований в области создания новых материалов и робототехники для промышленного производства.

Еще один крупный проект, финансируемый NSF, — строительство нового мощного наземного телескопа в Чили (Large Synoptic Survey Telescope), общая стоимость которого оценивается в 665 млн долларов.

Отдельной важной строкой в научно-технологическом блоке бюджета США проходит национальная программа исследований в сфере кибербезопасности (или борьбы с киберпреступностью), на которую администрация Обамы предлагает выделить очень солидную сумму — 830 млн долларов (прибавка по этой статье расходов по сравнению с 2012 годом составит порядка 150 млн).

Двукратное увеличение финансирования — до 1,4 млрд долларов — ожидает научно-исследовательскую составляющую министерства национальной безопасности США (DHS). И практически весь этот мощный бюджетный довесок предназначен для финансирования строительства одного-единственного сверхсекретного объекта — Национального центра по био- и агрозащите (NBAF) в штате Канзас, основной задачей которого станет исследование различных опасных болезней, угрожающих живым организмам.

Не столь значительной (всего на 1,3%) по сравнению со многими другими крупными федеральными ведомствами выглядит обещанная прибавка финансирования сети национальных институтов здравоохранения (NIH), однако по общему объему предоставляемых ей средств из госбюджета — более 30 млрд долларов — ее обходит только Пентагон.

Самую значительную прибавку — 16% (общая сумма финансирования — 666 млн долларов) — по линии NIH может получить новый Национальный центр тестирования экспериментальных терапевтических препаратов (National Center for Advancing Translational Sciences, NCATS), созданный в мае 2012-го.

Кроме того, нельзя не упомянуть и о начале официального госфинансирования еще одной амбициознейшей научной программы — так называемой инициативы BRAIN (Brain Research through Advancing Innovative Neurotechnologies), о запуске которой было объявлено в начале апреля. Как нетрудно догадаться даже по аббревиатуре, речь идет о проекте полного картирования нейронной активности головного мозга человека, на осуществление этой суперпрограммы США планируют потратить несколько миллиардов долларов.