Нашему рынку никто не поможет

Евгения Обухова
редактор отдела экономика и финансы журнала «Эксперт»
Евгений Огородников
редактор отдела рейтинги журнала «Эксперт»
22 апреля 2013, 00:00

Последнее падение на финансовых рынках, как и вся их динамика за несколько лет, показывает: пока цены на российские активы определяются западными игроками, ничего хорошего не будет

Рисунок: Кирилл Рубцов

Давно такого не было, чтобы падение происходило сразу на всех ключевых рынках. Но за минувшую неделю подешевели золото, нефть, американские и европейские акции, акции развивающихся рынков, просел евро, а в России серьезно снизился курс рубля. Отдельно стоит отметить отток инвесторов с нашего фондового рынка. Причины — рядовая статистика, которая оказалась немного хуже, чем раньше, игры спекулянтов на отдельных рынках и фундаментальные проблемы российского рынка, на которые наложилось все вышеперечисленное.

Золотой коллапс

Самый интересный сюжет — обвал на рынке золота. Его ждали как минимум два года, с тех пор как цена за унцию застыла у отметки 1800 долларов (см. график 1). Вообще, «бычий» тренд на рынке драгметаллов сложился еще в 2003 году, в 2008-м казалось, что тогдашние 850 долларов за унцию — фантастическая цифра. Но за следующие пять лет золото подорожало еще более чем вдвое. Плавное снижение цен началось прошлой осенью, и вот за три дня золото потеряло в цене почти 200 долларов — небывалый обвал.

Явных причин для такого падения не было — готовность Кипра продать свой золотой запас за 400 млн евро не может считаться причиной, так как для рынка золота это немного (для сравнения: объем «золотого» фонда, SPDR Gold Trust, — 400 млрд долларов). Аналитики сходятся на том, что все дело в игре на понижение, которую затеяли спекулянты.

Член Совета Федерации от Амурской области и учредитель компании «Петропавловск» Павел Масловский напоминает, что манипулировать рынком золота очень легко, поскольку объем необеспеченных позиций на нем в сотни раз превышает объем физических поставок. При этом само физическое золото — слитки и монеты — продолжает пользоваться спросом; более того, в связи с падением цен этот спрос вырос. Активы SPDR Gold Trust и других «золотых» фондов сокращаются, но в то же время инвесторы перекладываются в «реальное» золото — так, с начала апреля Монетный двор США продал золотых и серебряных монет в четыре раза больше, чем в апреле прошлого года, аналогичная ситуация в Канаде и Австралии. А Commerzbank отмечает, что последний раз такой всплеск спроса на физическое золото был после банкротства Lehman Brothers. Так что золото по-прежнему остается самым надежным активом в глазах инвесторов — только теперь они доверяют лишь самому металлу, а не контрактам на него.

«Рост цен на золото полностью коррелирует с ростом долларовой денежной массы и другими фундаментальными факторами, которые никуда не делись, поэтому в долгосрочной перспективе цены должны скорректироваться», — добавляет Масловский (подробнее о перспективах рынка золота см. «Ненадежная гавань»).

Нефтяное плато

Иначе обстоит дело с падением на рынке нефти: хотя он за последние дни пережил достаточно сильный отток капитала (см. график 2), кардинально тут ничего не изменилось. Цена нефти марки Brent перешла с верхней границы диапазона 115 долларов за баррель к нижней границе — 100 долларов за баррель. Но в этом узком коридоре цены на нефть держатся последние два с половиной года. Просто последнее падение было очень резким: за десять торговых сессий нефть подешевела на 10% — и в этом движении рынок постарался отыграть дисбалансы, сформировавшиеся за полгода.

Главным фактором, оказавшим давление на нефть, стало замедление экономического роста в Китае: оно означает медленный рост потребления нефти в будущем. И поскольку Китай остается главным растущим рынком для нефтепроизводителей, котировки быстро отреагировали на снижение прогнозов его роста. Другой крупнейший мировой потребитель нефти — США — агрессивно наращивает внутреннюю добычу, которая вышла на максимум за последние 18 лет. Сейчас в Штатах добывается более 7 млн баррелей в день (рекорд — 8,97 млн баррелей в день — был поставлен в 1985 году).

В итоге США закупают все меньше нефти на внешних рынках при стабильном спросе внутри страны, и внутренние производители замещают внешних поставщиков на крупнейшем в мире нефтяном рынке. При этом в Америке действует ограничение на экспорт нефти, что приводит к затовариванию внутреннего рынка. В результате коммерческие запасы нефти в США близки к историческому максимуму в 390 млн баррелей, а цены на внутреннем рынке (нефтяных терминалах, откуда идет поставка по биржевым контрактам) ниже, чем на мировых площадках: разница стабильно держится на уровне 11–13 долларов.

Но избыток нефти в США уже отыгран рынком, и вряд ли страна, как нефтепроизводитель, заинтересована в дальнейшем снижении нефтяных цен. Не заинтересованы в снижении цен и страны ОПЕК, и главный ее участник — Саудовская Аравия. Несмотря на то что ОПЕК сохраняет стабильную добычу порядка 30 млн баррелей в день, Саудовская Аравия чутко реагирует на спрос. Последние данные говорят о том, что добыча нефти в этой стране пошла на убыль, снизившись за последние шесть месяцев с 10 млн баррелей в день до 9,2 млн баррелей. Так что в целом мировой рынок нефти остается сбалансированным, а если и возникают излишки предложения, то ОПЕК готова среагировать и ограничить поставки.

Мы ничто без базы

Рынок акций США откатился назад с исторических максимумов, достигнутых всего пару недель назад, снижение прокатилось по рынкам акций всего мира. Началось все с плохой отчетности американских компаний: после публикации финансовых показателей упали акции Apple, Intel, HP, eBay, Bank of New York и Bank of America. К этому добавился пессимизм по поводу мирового ВВП: МВФ понизил прогноз роста мировой экономики на 3,3 и 4% на 2013 и 2014 год соответственно. При этом ВВП США, как предсказывают в фонде, вырастет в этом году всего на 1,9 вместо 2,1%, а ВВП Китая — на 8 вместо 8,2%. Однако на самом деле у американского рынка акций и рынков развивающихся стран совершенно разные динамики в последние годы: если американский рынок, несмотря на апрельское падение, по-прежнему намного выше максимумов 2008 года, то рынки БРИК продолжают оставаться в боковике (см. графики 3 и 4). Инвесторы не хотят вкладываться в акции БРИК — раз американский рынок демонстрирует такие результаты (см. также «Нужно пройти через рецессию»).

Есть и еще одно объяснение впечатляющей динамики американских активов — объяснение в духе теории заговоров. Деньги, получаемые от выкупа активов в рамках третьего этапа количественного смягчения — QE3, — нельзя, по негласному соглашению с ФРС, вкладывать в товарные рынки и активы развивающихся стран. К слову, разгон рынка золота в 2011 году пришелся на QE2 — и теперь ФРС, что логично, целенаправленно поддерживает исключительно американскую экономику.

А что же российский рынок? По оценке Sberbank Investment Research, российские акции сейчас на 25–50% дешевле, чем аналоги с мировых развивающихся рынков. Это огромный дисконт — но никто не спешит вкладываться в наш рынок.

«Рост или падение индекса ММВБ объясняется исключительно притоками или оттоками средств из российских фондов», — констатируют аналитики «Райффайзен капитала». Эти фонды (созданные для инвестиций иностранцев в Россию) последние полгода «худеют»; причем если в прошлом году, по данным аналитической компании Emerging Portfolio Fund Research, отток был стабильным — на уровне 80–100 млн долларов в неделю, то в этом году он увеличивается. Так, на прошлой неделе из «российских» фондов инвесторы забрали 130 млн долларов, а неделей раньше отток составил 393 млн долларов — суммы больше этой с нашего рынка выводились всего пару раз за всю его историю. Даже российские управляющие уверены, что проблемы на нашем фондовом рынке сохранятся еще с месяц, и не планируют пока покупать акции.

Верными развивающимся рынкам остаются немногие — в их числе легендарный управляющий директор Templeton Emerging Markets Group Марк Мобиус. Выступая на прошлой неделе на экономическом форуме «Россия-2013» в Москве, он заявил, что лучшими активами для инвестиций остаются акции emerging markets, а также некоторые долговые рынки развивающихся стран. При этом Мобиус первым из иностранцев заявил, что россияне должны сами инвестировать в Россию. Вообще, похоже, в инвестиционном сообществе наконец-то появилось понимание того, что без широкой внутренней инвестиционной базы российский рынок так и останется маленьким и недооцененным. А инвестиционная база напрямую связана с положением миноритариев: по словам старшего вице-президента Московской биржи Екатерины Новокрещеных, мелкие акционеры должны получить «статус священных коров» — чтобы их права неукоснительно соблюдались. «Пока государство считает, что не преступление лишать миноритариев их денег, ничего не изменится», — заявила на форуме «Россия-2013» Новокрещеных.