Наплодили свиней

Софья Инкижинова
корреспондент журнала «Эксперт»
29 апреля 2013, 00:00

Российские свиноводы сумели нарастить объемы производства, но не могут справиться с ростом импорта и падением цен на свою продукцию. Для увеличения сбыта им необходимо развивать убойные и перерабатывающие мощности, а государству — изобретать новые методы поддержки отрасли в рамках ВТО

Фото: РИА Новости
Свиноводство — одна из самых динамично развивающихся отраслей отечественного агропрома

Рынок свинины бьет рекорды: за 2012 год общий объем производства свинины в живом весе составил 3,3 млн тонн — это почти на 15% превышает уровень предыдущего года и является лучшим показателем за последние десять лет. Однако радости у свиноводов не прибавляется: импорт свинины за прошлый год вырос в среднем на 10%, а цены на товарных свиней упали с 90 до сегодняшних 62 рублей за килограмм живого веса.

По данным Национальной мясной ассоциации (НМА), производство свиней даже в индустриальном секторе у высокоэффективных предприятий приносит убытки. «Рентабельность высокоэффективных предприятий сегодня опускается до минус 10–15 процентов, а среднеэффективных — до минус 20 процентов и ниже», — подсчитывает руководитель исполнительного комитета НМА Сергей Юшин.

«Последние полгода в нашей отрасли не генерируется прибыль, однако объемы производства свинины постоянно растут», — рассказывает председатель совета директоров ГК «Останкино» Михаил Попов. По мнению игроков рынка, начавшийся кризис перепроизводства свинины продлится как минимум ближайшие полтора года. Крупные агрохолдинги, которые запустили целый ряд масштабных проектов, уже не могут остановиться в своем развитии. Небольшие компании тоже будут либо по инерции наращивать объемы производства, либо, наоборот, забивать скот, чтобы расплатиться с кредиторами. В настоящее время большинство новых инвестиционных проектов в свиноводстве заморожены. Многие банки переводят кредиты для свиноводов в «красную зону» — требуют дополнительных залогов, повышают процентные ставки. При таком положении дел в ближайшей перспективе может произойти резкое сокращение объемов производства свинины, а освободившуюся нишу займет импорт.

Высокоэффективны, но неконкурентоспособны

Быстрый рост промышленного производства свинины — закономерное развитие отрасли, которая с 1990-х годов находилась в упадке и лишь с 2006 года, с началом нацпроекта развития АПК, в буквальном смысле слова начала возрождаться. В последние годы откормом свиней увлекались многие предприятия — доходность этого бизнеса могла составлять 30–50%. Банки с удовольствием кредитовали свиноводов, поскольку окупаемость даже крупных проектов составляла пять-шесть лет и позволяла вовремя обслуживать кредиты.

Несмотря на очевидные успехи в наращивании производства, в прошлом году в отрасли произошел резкий спад в динамике экономических показателей — рентабельность многих предприятий стала отрицательной. Причина этого — новые правила игры в рамках ВТО и сложившаяся неблагоприятная рыночная конъюнктура. Так, в этом сезоне держатся рекордно высокие цены на зерно (а значит, и на корма), достигшие 9,5–12 тыс. рублей за тонну из-за последствий засухи 2012 года. В большей степени издержки выросли в старых свинокомплексах, в которых высока конверсия кормов. Аналитики подсчитали, что в среднем каждый новый рубль, увеличивающий стоимость килограмма зерна, отражается в производстве товарных свиней снижением рентабельности на 3,5%.

Кстати, аналогичные проблемы наблюдаются и у птицеводов: расходы на выращивание бройлеров растут из-за удорожания кормов, при этом объемы производства мяса птицы увеличиваются, а цены реализации снижаются. Не исключено, что 2013 год пройдет в противостоянии свиноводов и птицеводов, которые своими ценами будут давить друг друга. В свою очередь, мясоперерабатывающие заводы будут гораздо чаще менять рецептуру колбасных изделий в пользу наиболее дешевого мяса.

Еще одна проблема свиноводов — ценовая конкуренция отечественных сельхозпроизводителей с импортом. С вступлением России в ВТО ввозные пошлины на свинину в рамках квоты уменьшились с 15% до нуля, что сразу снизило конкурентоспособность наших предприятий. Кроме того, к концу года почти в два раза вырос сверхквотный ввоз свинины — налог на него сократился с 75% стоимости ввозимого мяса до 65%. Любопытно, что даже с учетом такой все еще высокой пошлины сверхквотный импорт остается конкурентоспособным по цене на российском рынке. Увеличились и объемы поставок производного сырья от переработки свиных туш — пищевых субпродуктов, шпика.

Подводит инфраструктура

С открытием границ отечественные производители потеряли свои преимущества на рынке. Смогут ли они вообще в новой экономической ситуации конкурировать с иностранными компаниями?

«Среди отечественных свиноводов есть целый ряд высокотехнологичных компаний», — говорит Сергей Юшин. Он сравнивает производственные показатели российских и американских сельхозпредприятий. Например, по количеству живорожденных поросят на свиноматку и среднесуточному привесу отечественные свиноводы уже почти не отличаются от иностранных коллег, а если говорить о получении товарных поросят на свиноматку в год, то тут российские производители показывают даже лучшие показатели — 25 поросят против 24.

Проигрывают российские свиноводы за счет следующих статей затрат: доставка и переработка корма, закупка семени хряков, средств защиты животных, дизельного топлива, электричества и газа. Специфической особенностью российского сельхозпроизводства также являются затраты на ветеринарное обслуживание. С января 2013 года стоимость тарифов на оформление обязательных для бизнеса сопроводительных документов выросла в четыре-пять раз. Прежде всего на это повлияла стоимость печати новых бланков. В нашей стране ветинспекция до сих пор использует только бумажные бланки — по аналогии с денежными банкнотами они находятся под высокой степенью защиты, поэтому стоят дорого. Тем временем в развитых странах уже давно используется бесплатная электронная сертификация.

Впрочем, низкие цены на живых свиней — вина не только хлынувшего в нашу страну импорта и условий, в которых находятся производители. «Свою роль сыграло и невнимание к своей работе самих предприятий, большинство из которых не развивают систему переработки и каналов сбыта», — говорит Сергей Юшин. Конечно, это не относится к крупным вертикально интегрированным агрохолдингам, таким как «Мираторг», «Черкизово», — имеющим собственное зерновое производство, переработку и дистрибуцию. В отличие от небольших компаний крупные игроки практически не зависят от цен на товарных свиней. По большей части им все равно, сколько стоит товарная свинья на рынке, им важно, сколько стоит готовый мясной продукт.

Проблема перепроизводства больше касается небольших хозяйств, которые в последние годы в основном занимались лишь строительством свинокомплексов. При существовашем дефиците в производстве свиней перерабатывающие предприятия в нашей стране фактически простаивали и несли убытки. Сегодня наблюдается обратная ситуация. Свиноводческие предприятия уже нарастили объемы производства, но не имеют гарантийных поставок животных на убой, поэтому вынуждены перекармливать их и продавать дешевле.

«Строительство независимых боен может быть эффективным там, где никто не собирается строить агрохолдинги, а товарных свиней уже выращивают», — комментирует г-н Юшин. Вместе с тем, опираясь на опыт других стран, он считает нерентабельным строительство боен до 100 тыс. тонн (даже у крупных европейских боен маржинальность составляет всего 1%). Имея небольшие объемы, региональным производителям свинины гораздо выгоднее объединиться, чтобы создать кооператив по убою и первичной переработке.

Сегодня в объединении и кооперации эксперты видят главный выход из сложившейся ситуации. Либо компании должны развивать вертикальную интеграцию — от поля до прилавка.

Где спрос

Несмотря на то что некоторые участники рынка сегодняшнее перепроизводство свинины называют безумным, таковым оно еще не является. Согласно новой Госпрограмме по развитию сельского хозяйства на 2013–2020 годы, через семь лет отечественные свиноводы должны нарастить производство товарных свиней в два с половиной раза от имеющихся объемов — до 7,7 млн тонн. Тогда свиноводы столкнутся с еще большими трудностями в сбыте продукции.

Куда будут девать все это мясо? На экспорт планируется отправить всего 200 тыс. тонн. Надеяться же на увеличение спроса на внутреннем рынке не приходится. Специалисты считают, что потребление свинины достигло потолка — 29 кг на душу населения в год. Это сравнимо с потреблением в США, где такой уровень держится уже тридцать лет. Кроме того, по мнению ответственного секретаря рабочей группы по АПК и продовольственным рынкам Общественной палаты РФ Александра Чернова, в стране пока нет ни одной действенной программы мотивирования спроса на отечественные продукты — например, разговоры о социальных талонах идут, но нуждающимся их не выдают.

На спрос, по мнению экспертов, отчасти можно повлиять, введя маркировку мяса по стране происхождения. «Российский потребитель предпочитает отечественное мясо и имеет право видеть соответствующую информацию на ценниках, как это, например, уже происходит в Хабаровске», — говорят в ГК «Останкино».

По мнению председателя совета директоров ГК «Останкино» Михаила Попова, единственный способ немедленно повлиять на баланс рынка — гармонизировать списки поставщиков свинины в РФ со списками ЕС. То есть полностью перенять аргументацию ЕС относительно использования в производстве свинины рактопамина (средство, которое колют животным для увеличения белковой составляющей в мясе). Под предлогом вредности рактопамина ЕС не принимает свинину из Бразилии и в свое время фактически поспособствовал закрытию большей части канадских заводов.

В целом отрасли сегодня необходимы принципиально новые методы регулирования. Война в рамках ВТО — лишь один из них, и его только предстоит освоить. Что касается внутреннего рынка, то, по мнению г-на Попова, метод субсидирования процентной ставки как основной вид госпомощи устарел и скорее стимулирует заемщиков получать кредит и жить с его освоения, чем развивать свиноводческий бизнес. Нужны специальные программы развития убойного производства и каналов сбыта в отрасли, а также инфраструктурные проекты в стране, позволяющие снизить уровень затрат в экономике.

В подготовке статьи принимала участие Наталья Литвинова