«Не думал, что буду чувствовать себя миноритарием»

Экономика и финансы
Москва, 29.04.2013
«Эксперт» №17-18 (849)
Председатель совета директоров Связного банка — о розничных кредитах, перспективах банковского бизнеса и о том, что чувствует банкир при контакте с Центробанком

Фото: Алексей Майшев

Три года назад основатель торговой сети «Связной» Максим Ноготков купил небольшой Промторгбанк и начал строить на его основе принципиально новый банковский бизнес. Идея заключалась в том, чтобы создать современный и удобный розничный банк, клиенты которого могли бы свободно управлять деньгами на своих счетах, активно пользовались бы мобильниками для банковских операций и повсюду платили карточками, а не наличными. За три года активы, розничные кредиты и депозиты Связного банка выросли в десятки раз (см. графики). Активное развитие пришлось несколько притормозить в конце прошлого года, когда Центробанк решил ограничить рост розничного кредитования в банковской отрасли. Связному банку даже пришлось временно отказаться от своего главного продукта — универсальной банковской карты. О своем взгляде на банковский бизнес в целом и о состоянии Связного банка Максим Ноготков — его основной акционер и председатель совета директоров — рассказал «Эксперту».

— С 2008 года вы целенаправленно шли к тому, чтобы зайти в банковский бизнес. Что вас привлекало?

— Мы в тот момент думали, как диверсифицировать бизнес самого «Связного», чтобы меньше зависеть от мобильных операторов. Появилась мысль расширять сферу деятельности в области финансовых услуг, поскольку исторически мы довольно эффективно занимались платежами. Люди в «Связном» клали деньги на счет телефона, в середине и конце 2000-х это было порядка 10–12 процентов всех платежей в пользу сотовых операторов. Затем активно стал развиваться сервис, связанный с продажами в кредит: процентов 20 того, что «Связной» продавал и продает, реализуется через POS-кредиты. Я лично искренне считаю, что на оформление одноразового кредита на небольшую сумму люди тратят слишком много времени. И нам захотелось сделать собственный карточный кредитный продукт — дать возможность брать деньги у банка в долг не один раз, а тогда, когда человеку это нужно.

— Но и возможности для развития в банковском бизнесе вы, вероятно, видели достаточно большие?

— Дело в том, что в области продаж мобильных телефонов мы достигли определенного предела. Доля рынка у нас, по разным оценкам, сейчас составляет 26–27 процентов. Мы уже несколько лет назад понимали, что нам будет достаточно сложно расти в нашем основном бизнесе. И я искал применение для своих сил, старался найти индустрию более масштабную, чем ритейл. В банковской отрасли объем средств в несколько десятков раз больше, чем в сотовом ритейле. При этом сама индустрия по-прежнему довольно слабо развита — у нас по сравнению с западными странами люди мало используют финансовые услуги. Нам казалось, что эта индустрия будет очень быстро расти и она достаточно велика, чтобы там можно было строить более крупные проекты, чем сам «Связной».

— И самым перспективным направлением вам казались кредитные карты?

— У нас в целом пока достаточно низкая задолженность физических лиц по отношению к ВВП, если сравнивать ее с другими странами. В 2011 году в России сегмент consumer loans (задолженность по потребител

У партнеров

    «Эксперт»
    №17-18 (849) 29 апреля 2013
    Экономический курс
    Содержание:
    Ускорение как инженерная задача

    «Замедление нашей экономики связано не столько с внешними, сколько с внутренними факторами» — этот тезис впервые прозвучал не в кулуарах, а на официальном совещании в Сочи

    Потребление
    На улице Правды
    Реклама