О колхозах и министре Ливанове

Разное
Москва, 29.04.2013
«Эксперт» №17-18 (849)

Шумная кампания за увольнение министра образования и науки закончилась полнейшей неудачей. А калибры били громкие. Дошло до того, что все фракции Думы обратились к президенту (меньшие фракции письменно, боОльшая — как-то вроде бы устно) с требованием отставки Ливанова. Президент не согласился: пусть-де ещё поработает — года ведь не прошло, как назначили. Пострадавший в антиплагиатной войне депутат Бурматов продолжает арьергардные бои, грозя министру парламентским расследованием, но это, без сомнения, тоже кончится пшиком. Хотя догадаться о безвредности для Ливанова призывов к его отставке было совсем нетрудно (когда это Путин кого-то отставлял под прямым публичным нажимом?), довольно многие успели возвысить голос в защиту хулимого министра. Тут наряду с привычным мотивом профессиональных реформаторов образования: министр кругом прав, политика министерства спасительна и безальтернативна — громко зазвучал, порой от самых неожиданных людей, и мотив новый: если Жириновский и Бурматов Ливанова хают — значит, он наступает на правильные мозоли, значит, он делает дело и его надо защищать.

С мозолями забавно. Да, самую крикливую часть атаки на министра составили люди, прямо пострадавшие от «диссергейта». Но роль Ливанова в нём не слишком велика. Вспомним: это он назначил заведомо одиозного Шамхалова председателем ВАКа — и это не он Шамхалова снял. Конечно, когда выпускники Колмогоровского интерната обвинили навязанного интернату директора Андриянова в подлоге при защите диссертации, министр не дал замять дело, а напротив, обеспечил гласное его разбирательство, после чего волна разоблачений и стала подниматься. И это прекрасно, что обеспечил, что не препятствует дальнейшей активности масс — да ей, пожалуй, уже и не воспрепятствуешь. Но от министра в этой частной проблеме всё-таки хотелось бы большего — того, что эти самые массы сделать не сумеют, продолжая борьбу с эрозией аттестационной системы в режиме нападения греков на водокачку. Чтобы сделал, помимо тактических, хоть какие-то системные шаги. Скажем, остановил бы — как минимум на время — защиты по педагогике; притормозил бы защиты по политологии, социологии, новейшей истории, юриспруденции, экономике и в каких там ещё дисциплинах модно диссертации покупать — велик ли смысл работать помпами, пока не заделаны основные пробоины?

С «делает дело» менее весело. По поводу Ливанова вдруг всплыла, казалось, уже исцелённая тяга к «непопулярным реформам», при которой число ущемлённых неким действием считалось главным мерилом его реформаторской благотворности. Многочисленные вузы взвыли под угрозой уничтожения — значит, реформа движется. Академики оскорблены — очень хорошо, дело идёт! Увы, это чушь. Полезное бывает горьким, но горечь — не достаточное и даже не необходимое условие полезности. То, что учителя школ или преподаватели вузов волком воют, похоже, означает, что им плохо, но совсем не значит, что образование в стране улучшается. «Но ведь надо же что-то делать!» Надо; но не что-то — в смысле, не что попало

У партнеров

    «Эксперт»
    №17-18 (849) 29 апреля 2013
    Экономический курс
    Содержание:
    Ускорение как инженерная задача

    «Замедление нашей экономики связано не столько с внешними, сколько с внутренними факторами» — этот тезис впервые прозвучал не в кулуарах, а на официальном совещании в Сочи

    Потребление
    На улице Правды
    Реклама