Почему ушел Сурков?

13 мая 2013, 00:00

Отставка столь серьезной фигуры чаще всего следствие не случайных, а системных изменений политического ландшафта. Ниже приводим мнение четырех политиков и политологов по поводу ухода Суркова. Если суммировать их соображения, то Сурков ушел потому, что на прошлой неделе окончательно завершился политический этап, активнейшим соавтором которого он был.

Андраник Мигранян 016_expert_19_1.jpg Фото: AP
Андраник Мигранян
Фото: AP

Андраник Мигранян, глава нью-йоркского представительства Института демократии и сотрудничества:

— Уход Суркова — это продолжение старой темы. Был проект второго срока Медведева, и Сурков его поддерживал. Он давно и серьезно занял вполне определенную позицию по поводу второго срока Медведева и возвращения Путина. Вот почему вопрос нахождения его во власти в новой конфигурации изначально находился под вопросом.

При этом Сурков — ключевая фигура. Если его убрать, вся эта команда разваливается. Потому что на самом деле никакой команды Медведева не было. Там есть какие-то люди типа Дворковича или Тимаковой, но в политическом плане эти люди ничего собой не представляют и вряд ли способны на многоходовые комбинации и имеют стратегическое видение российской политики.

То, что произошло, рано или поздно должно было произойти. Но в данном случае надо отдать должное президенту — если весь кабинет будет отправлен в отставку, то не по политическим мотивам (потому что политическая борьба была давно проиграна Сурковым, Медведевым и другими команде Путина), а за неисполнение тех задач, которые стоят перед правительством.

Виталий Третьяков 016_expert_19_2.jpg Фото: ИТАР-ТАСС
Виталий Третьяков
Фото: ИТАР-ТАСС

Виталий Третьяков, декан Высшей школы телевидения МГУ:

— В таких случаях всегда складывается несколько обстоятельств, которые приводят к решению. Но решающим моментом является нечто одно. В случае с Сурковым — его желание покинуть Белый дом, правительственную команду.

Сурков, выражаясь его же языком, крайне креативный. Он, безусловно, перерос уровень вечно второго человека и даже формально по статусу третьего. Ключевого, но третьего. Он много, плодотворно работал на других — иногда корректируя их линию, иногда даже в какой-то момент ее определяя. Но с ролью вечного «серого кардинала» смиряются немногие. Насколько я его знаю, он все-таки немного не такой.

Руководитель аппарата правительства — это бюрократия, огромное количество бумаг. А Сурков — человек добросовестный, очень системный, дисциплинированный, крайне ответственный, работоспособный, и он наладил эту работу очень хорошо. Но после творческой работы в Кремле, когда у него в руках были целые направления, где он определял политику, тактику и стратегию, здесь — чистая бюрократия. Тот, кто с этим не сталкивался, не знает, насколько это нудно и выводит из себя. Ему хочется вырваться из этого круга, даже путем какой-то жертвы. Он еще достаточно молод, но у него гигантский опыт. И крутиться среди бумаг для него нечто вроде пожизненного заключения.

Алексей Зудин 016_expert_19_3.jpg Фото: ИТАР-ТАСС
Алексей Зудин
Фото: ИТАР-ТАСС

Алексей Зудин, заместитель директора Центра политической конъюнктуры:

— Я не стал бы говорить, что Сурков проиграл. Он в активном возрасте. Закончен какой-то этап его политической карьеры. Уход Суркова органично вписывается в сам процесс перехода правительства в новое качество. Правительство становится исполнительной властью. И чтобы понять причины ухода Суркова, надо смотреть на содержательный аспект. В правительство пришел политический менеджер, а там востребованы эффективные администраторы, и не все политические менеджеры способны превратиться в нормальных администраторов.

Никита Иванов 016_expert_19_4.jpg Фото: ИТАР-ТАСС
Никита Иванов
Фото: ИТАР-ТАСС

Никита Иванов, заместитель председателя комитета СФ по обороне и безопасности, сенатор от Ингушетии:

— Самым сильным чувством у Суркова является чувство свободы. В том самом понимании философов, в каком слова-слова всегда будут биты словами-действиями, что, собственно, и продемонстрировала история с публичным спором Суркова и молчанием того, кому «свобода лучше, чем несвобода». Ему и лучше. В долгую играет, но не свобода это, к тому же ВВ — человек с юмором.

Чувство же настоящей свободы привело Суркова, обеспеченного человека, плоть от плоти капитала, в администрацию президента Ельцина, когда угроза государству со стороны денег стала очевидной. Оно двигало им, бывшим хиппарем, в 2000-е в построении легитимности Путина, в то время как бывшие комсомольцы кричали про зажим. Оно заставило его уйти из администрации президента, в то время как предлагалось формальное повышение — требовалось только признать, что эта легитимность надлежащим образом расходуется. В правительстве он принес много пользы (высокую эффективность и образованность мы здесь не обсуждаем как трюизм), но все же сам его уход является поступком. И уж, конечно, это чувство делает напрасным ожидание стадности формулы «отставник ergo оппозиционер», в немом правительстве говорящий: он бы кто?

Главная инновация Суркова — это то, что реакционер и государственник может и должен быть свободным человеком. Растрату свободы, чай не «Сколково», в разных госучреждениях Следственный комитет проверить вряд ли может, а надо бы. Я так понимаю деятельную лояльность.