Тайна перевода

Книги
Москва, 13.05.2013
«Эксперт» №19 (850)

Между языками лежит пропасть, перевод — это повседневная невозможность. Перевод по словарю, от слова к слову — вымысел, переводчик всегда обращается к целому: языка, культуры. Иногда эта культура перевода — обыденная, перевод мелкий и невидный: инструкция на чайнике, что невозможно читать без слез. А иногда это действительно мировая культура. И тогда книги пересоздаются, обретают новую жизнь, появляются новые произведения на другом языке. Такие новые произведения принято метить авторством иноязычного текста, а имя переводчика остается в тени.

Муравьев известен так, что можно говорить: это тот самый Муравьев, переводчик «Властелина колец» Толкиена. Это известность широчайшая и всё затмевающая. А еще он тот Муравьев, что написал две книги о Свифте, замечательные и глубокие. И этот самый Муравьев — переводчик многих классиков английской и американской литературы. Замечательный, ясный, точный, глубокий. Из тех, что создают художественные тексты, равноценные русской классике.

В эту книгу не вошли крупные вещи — переводы романов, а только рассказы: Ле Фаню, Честертон, Кэрри, Кольер, Во, Спарк, Фаулз, Вашингтон Ирвинг, О. Генри, Фицджеральд, Фолкнер, Сароян, О’Коннор. Свойство англосаксонской литературы, которое сейчас стало общепринятой нормой, — плотный сюжет, в основе которого лежит тайна, секрет: фантастический, ужасный, небывалый. Иные литературы ищут точного описания ощущений, иные — чувств или мыслей, а английская литература ищет тайну. Это связанные вещи — плотный сюжет подразумевает секрет, секрет — двигатель сюжета. Так что в книге собраны вовсе не произведения «скучной классики», это рассказы о невероятном, фантастика, приключения и детективы — словом, английская литература.

Вылазка в действительность. Антология англоязычной прозы в переводе Владимира Муравьева. — М.: Центр книги Рудомино, 2012. — 480 с. Тираж 2000 экз.

Новости партнеров

    «Эксперт»
    №19 (850) 13 мая 2013
    Политика
    Содержание:
    Посадки есть. Где проекты?

    Надвигающийся экономический кризис и пассивность правительства вынуждают президента переходить к «ручному управлению» социально-экономической политикой, а аналитиков — задаваться вопросом, сохранится ли кабинет министров в принципе

    Частные инвестиции
    Наука и технологии
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама