Деловая конъюнктура

20 мая 2013, 00:00

Экономический рост в январе—марте: быстрее чем думали; Предприятия потянулись к кредитам; Целевой диапазон для инфляции станет более реалистичным

По оценке Росстата, ВВП в первом квартале вырос на 1,6% против соответствующего периода 2012 года. Примерно за месяц до этого МЭР оценивал этот прирост лишь в 1,1%. Такое расхождение в оценке динамики экономики двумя ведомствами довольно типично. Ведь МЭР в своих ранних оценках может ориентироваться лишь на показатели роста материального производства и производственной инфраструктуры (индекс выпуска товаров и услуг по пяти базовым видам экономической деятельности), охватывающих примерно две трети ВВП, и не имеет данных для подсчета выпуска остальных услуг, куда на протяжении последнего времени как раз и перемещалась деловая активность.

Впрочем, рассуждая формально, даже в уточненном Росстатом показателе снижение динамики ВВП продолжилось (предыдущий квартал закончился с приростом в 2,1% к последнем кварталу 2011 года, предшествовавший ему — в 3,0% и так далее до превышающих 5% показателей прироста второй половины 2011-го). Но тут стоит вспомнить, что показатель роста в таком формате — к соответствующему кварталу предыдущего года — это фактически скользящая средняя за все четыре предыдущих квартала. Так что в действительности мы, скорее, наблюдаем не последовательное торможение экономики, а просто продолжение тренда, сложившегося еще в начале прошлого года.

Тем временем Банк России продолжил политику, которую при известном желании можно назвать стимулирующей. В минувшую среду ЦБ РФ продолжил начатое 2 апреля снижение ставок на очередные 0,25 пункта по долгосрочным (то есть второстепенным в нынешних условиях) операциям предоставления ликвидности (на языке ЕЦБ — LTRO). На сей раз регулятор удержался в пресс-релизе от фразы, что это снижение не окажет значимого влияния на состояние денежного рынка, оставив лишь констатацию, что регулятор «сжимает» кривую доходности по своим операциям (зависимость ставок от сроков) и тем самым увеличивает действенность процентного канала своей политики. Очевидно, имеется в виду приближение дня, когда ставки по всем операциям, включая служащую главным раздражителем для сторонников дешевых денег ставку рефинансирования 8,25%, то есть штраф за овердрафт на корсчете, выходящий за предел операционного дня, будут двигаться синхронно.

Между тем, как ни парадоксально, по мере снижения ставок по долгосрочным операциям спрос банков на длинные деньги ЦБ снижается. На 17 мая почти на 2 трлн рублей рефинансирования, привлеченного через аукционы репо (операции на открытом рынке) приходилось всего чуть более 100 млрд рефинансирования под нерыночные активы и поручительства и совсем незначимая сумма в 1,2 млрд рублей, привлеченных под золотое обеспечение. Это говорит о том, что ставки долгосрочного рефинансирования (от 90 до 365 дней) остаются неконкурентоспособными и регулятор может смело продолжать их снижать, не опасаясь негативно повлиять на инфляционную ситуацию.

Возвращаясь к теме инфляции. В своем пресс-релизе Банк России сохраняет уверенность, что при отсутствии негативных шоков на рынке продовольствия темпы инфляции вернутся в целевой диапазон во втором полугодии 2013 года. Трудно сказать, на чем основана эта убежденность, ведь с июля, с момента перехода к более высокой базе цен прошлого года, которая, по идее, могла бы снизить показатель инфляции в формате за 12 месяцев, произойдет и повышение административно регулируемых тарифов. Причем оно обещает быть более жестким, чем в прошлом году (обсуждается пока только консервация цен на газ, и то лишь с будущего года).

На этом фоне, учитывая сильную подверженность инфляции в России перепадам немонетарного происхождения, Банк России выступил с довольно разумной инициативой: сохраняя центральное значение цели по инфляции, расширить допустимый диапазон ее колебаний с 1 до 3 процентных пунктов (то есть до 3–6% на 2014–2015 годы вместо нынешней цели 4–5%). Можно сказать, что это шаг к лучшим международным практикам: например, ФРС не очень внимательно относится к краткосрочным перепадам общей инфляции, рассматривая прежде всего базовую (без цен на еду и топливо), которая в краткосрочном плане более стабильна (долгосрочно оба показателя примерно совпадают). Правда, какого-либо влияния на денежно-кредитную политику это расширение целевого диапазона по инфляции не окажет, в частности не повлияет на прогноз диапазона расширения денежной массы (близкий к нынешним ее темпам), соответствующий, по мнению ЦБ, указанным целям по инфляции.