Особый кредит в Росбанке

20 мая 2013, 00:00
Фото: ИТАР-ТАСС
Владимир Голубков, председатель правления Росбанка, задержан

Председатель правления Росбанка Владимир Голубков был задержан в рабочем кабинете сотрудниками Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России. Банкира обвиняют в получении взятки. По версии следствия, в прошлом году один из заемщиков Росбанка обратился к Голубкову с просьбой о пролонгации и смягчении условий кредитного договора. За это предправления якобы потребовал откат в размере 1,5 млн долларов. На момент задержания банкир получил уже 1,2 млн. В полицию заемщик обратился, только когда дело дошло до последнего транша в 5 млн рублей.

Вместе с Голубковым была задержана вице-президент Росбанка Тамара Поляницына, выполнявшая роль посредника в передаче денег. Топ-менеджерам уже предъявлено обвинение: Голубкову — в совершении коммерческого подкупа в особо крупном размере, а Поляницыной — в пособничестве в коммерческом подкупе. Голубков свою вину отрицает, Поляницына — признает. На момент сдачи номера в печать мера пресечения обвиняемым еще не была выбрана.

Обязанности Владимира Голубкова в банке сейчас исполняет Игорь Антонов. «Мы удивлены и расстроены тем, что произошло, — заявил Антонов телеканалу “Россия-24”. — Начиная с не совсем для нас понятного момента, если хотите, захвата банка (сотрудники ГУЭБиПК ворвались в здание банка в сопровождении вооруженных бойцов спецназа. — Эксперт”). Вспомнились “добрые” девяностые, такого не было давно».

Для российской банковской системы такая ситуация действительно беспрецедентна. «Вещь на самом деле распространенная, но я не помню, чтобы прежде в это были вовлечены первые лица банка, — говорит Михаил Матовников, генеральный директор центра экономического анализа “Интерфакс—ЦЭА”. — Как правило, все кивают на кредитных инспекторов, пытающихся получить дополнительный доход, в то время как компенсации первых лиц достаточно велики, чтобы позариться на откат». Владимира Голубкова неопытным банкиром не назовешь: на рынке он с 1992 года, а в Росбанке — с 1999-го.

«Руководители в банках делятся на разные группы. Если руководитель — собственник, а не наемный менеджер, эпизоды, когда с заемщиками поступают некорректно, распространены не меньше, но до банальной взятки дело, как правило, не доходит, — рассказывает Михаил Матовников. — Все понимают, что взятка сейчас — потерянный кредит потом. Зато сплошь и рядом возникают случаи корпоративного рейдерства, когда у заемщика отбирают бизнес в случае возникновения проблем с выплатой кредита. А вот в государственном банке и банках с иностранным участием, где менеджеры не являются собственниками, выше риски другого рода».

При этом, отмечает Матовников, вымогают взятки не только банкиры, нередко и клиенты ищут возможность повлиять на решение банка. Это особенно характерно для банков, где не выстроена хорошая система управления рисками. «Есть примеры банков, которые хорошо “зашифровали” центр принятия решения по кредиту, но клиент все равно при этом шел на ухищрения и вычислял необходимых ему людей», — рассказывает Михаил Матовников.

Арест Голубкова ставит вопрос о распространенности аналогичных схем и в других российских банках из первого эшелона (Росбанк входит в топ-10 по размеру активов). При этом то, что Росбанк — дочерняя структура французской финансовой группы Societe General (владеет 82,4% акций банка), казалось бы, предполагает повышенные требования к корпоративной этике и системе принятия решений.